Нина Буденная: «Не знаю, решилась бы я на развод с Мишей Державиным, будь жив папа...»

Семена Михайловича Буденного многие считали простаком, не подозревая, что это маска. Маршал был очень умен.
Таким я и вспоминаю отца: зима, Баковка, а он в старой маршальской шинели тащит санки, в которых сидит моя дочка Маша Таким я и вспоминаю отца: зима, Баковка, а он в старой маршальской шинели тащит санки, в которых сидит моя дочка Маша Фото: из личного архива Н. Буденной

Он и здесь занимался со своими бывшими учениками. Отец в скачках не участвовал, но знал лошадей, имел к ним подход, умел тренировать, видел, что каждая собой представляет, и мог предсказать ее будущее по экстерьеру.

— А на лошадь-то он до какого возраста садился?

— Последний раз в восемьдесят четыре года.

— На даче, для души, или при каких-то официальных обстоятельствах?

— На даче, для души. В Баковке жил Софист, его последний конь. Папа на нем семь парадов принял. Этот конь его издали слышал: отец только вышел из дому, а Софист уже ноздрями «фр-р-р!» и стоит у изгороди, ждет.

Софист 1945 года рождения был и сумел пережить папу. Он умер в тридцать три года, в 1978-м.

— Бог ты мой... Он умер у вас в Баковке?

— На даче была конюшенка, в ней он у нас и жил. А на зиму папа отдавал его на Первый Московский конный завод. Там он и доживал.

На этом заводе был занятный начальник конной части. «Сидим, — говорит, — в моем кабинетике. Слышим, скачет лошадь между денниками. Ну, думаю, Софист вырвался. Кинулись мы в коридорчик, но там никого нет, Софист на месте стоит. Ушли. Слышим — опять топот, вроде конь возвращается. Снова выбежали — нет никого...»

Тут им позвонили и сказали, что папы больше нет.

Когда папа умер, Софист плакал. На конезаводе говорили, что он стоял в своем деннике, и у него слезы лились из глаз. Здесь нет ничего удивительного: лошади — телепаты.

Через семь лет этот начкон, Павел Алексеевич Туркин, снова нам позвонил: «Приходите, — говорит, — с Софистом проститься. Он совсем плохой». Даже мама поехала, которая к лошадям вообще никакого отношения не имеет. Софиста уже ноги не держали, и он был подвешен к потолку под брюхо. Тогда он тоже плакал...

И то сказать — этот конь знал нашу семью весь свой мафусаилов век...

Когда отец в последний раз — «на пенсию» — отправлял Софиста на Первый конный завод, он сидел в кресле-каталке со сломанной ногой. Кресло стояло на крыльце, и старый Софист заполз на крыльцо на полусогнутых ногах и уткнулся головой в колени отца.

Нина Семеновна по-прежнему живет в той же самой квартире в Романовом переулке, на бывшей улице Грановского, которая помнит ее знаменитого отца, легендарного «красного Мюрата» Нина Семеновна по-прежнему живет в той же самой квартире в Романовом переулке, на бывшей улице Грановского, которая помнит ее знаменитого отца, легендарного «красного Мюрата» Фото: из личного архива Н. Буденной

А тот сказал: «Ну, Фуня, кто кого переживет…»

— Семен Михайлович был заботливым отцом?

— Очень.

— Некоторые до сих пор удивляются: как же так, Буденный, такой большой человек, — и дочка выходит замуж не за сына маршала, а за артиста Державина... Он принял это нормально?

— Абсолютно. Своих кавалеров и ухажеров я домой не водила, в компании у меня только друзья были. Если кто ко мне и приходил, то я кавалеров родителям не показывала. Знала — это все преходящее и малоинтересное...

Фильмы со звездами:

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий





Новости партнеров


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте


Дженнифер Энистон (Jennifer Aniston) Дженнифер Энистон (Jennifer Aniston) актриса, режиссер, продюсер
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
+