Дочь Глаголевой: «Когда мы решили прилететь к отцу в США, он уже встретил новую любовь»

«Маленькой я все время придумывала и записывала истории. Папа даже хотел выпустить что-то вроде вроде сборника, но потом, видно, перехотел. Уехал».

Воспоминаний о первых съемках у меня немного. Пожалуй, самое сильное — о том, как нас встретили на «Чайке» и мы сидели на заднем сиденье этой роскошной машины, которая мчалась по полупустому летнему Ленинграду. Тогда мы не могли и предположить, что через несколько лет этот город станет для нас родным. Второе, менее радостное воспоминание — у меня так и не получилось подружиться с мальчиком, исполнителем главной роли. Он был на три года постарше. Сцены наши снимали в основном в машине, и он втихаря подсовывал мне то пауков, то пчел. Я дико бесилась, но это соответствовало сюжету, поэтому взрослые не вмешивались. Кстати, я с удовольствием смотрю этот фильм, его часто показывают по телевидению, и это отличная возможность вернуться в детство.

У папы к нашему с Машей участию в кинопроцессе было особенное отношение. Можно даже сказать, пунктик. Помню, мама предлагала перед съемками: «Давай девочек с собой возьмем, пусть в кадре пробегутся». Но папа отвечал твердым отказом: «Скажут, что снимаю своих». Вероятно, ему хватало разговоров о том, что Нахапетов снимает только жену.

Конечно, умозаключения о том, что он делает карьеру супруге, циркулировали, я в этом не сомневаюсь. Но когда маму, человека без профессионального образования, начали приглашать такие режиссеры, как Эфрос, Таланкин, Мельников, — тут уж должны были прикусить языки самые словоохотливые. Кстати, после съемок в фильме Эфроса «В четверг и больше никогда» Анатолий Васильевич звал ее в свою труппу, но мама ответила: «Нет».

Впоследствии мама сильно жалела, что согласилась с отцом и не пошла в театр к Эфросу. Аня с мамой Впоследствии мама сильно жалела, что согласилась с отцом и не пошла в театр к Эфросу. Аня с мамой Фото: из личного архива А. Нахапетовой

За этим ее решением стоял папа, который сделал все, чтобы убедить жену отказаться от предложения поступить в репертуарный театр. И убедил. Впоследствии она сильно жалела, что согласилась с ним.

Не знаю, большую ли роль сыграли подобные разговоры про «семейственность», но ни мне, ни Маше не прочили актерского будущего. В нашей семье существует еще одна легенда, так скажем, легенда номер два: о том, что когда меня распеленали, папа сразу воскликнул «Будет балериной!» Так ли было на самом деле, но у меня действительно от природы высокий подъем стопы. Поэтому, увидев вытянутые носочки, папа вполне мог так сказать. И тут он оказался прав, так как балериной я действительно стала, а как витиевато прошел сей процесс, обязательно расскажу позже.

Подрастая и узнав легенду номер два, я воображала себя уже сразу готовой танцовщицей. Кружилась и кружилась… Причем мне было абсолютно все равно, где танцевать — шли ли мы по улице в тот момент, были ли в гостях, только я слышала музыку — остановить меня уже никто не мог. Вскоре все наши знакомые без исключения видели меня только балериной. А папа так вообще считал, что лучше профессии просто не существует. В балете, он думал, нет интриг, нет серьезной конкуренции. Есть только ванильный мир, в котором полувоздушные создания под классическую музыку парят над гнусным расчетливым человечеством. Эх, его б тогдашнего да в сегодняшнее время!..

Мы с Машей долго не придавали значения своей фамилии. Не понимали просто. Вот моя шестилетняя Полина прошлась однажды с бабушкой по красной ковровой дорожке кинофестиваля, так потом у подружек, которые побывали на кинопоказах с родителями, спрашивала: «А вам тоже хлопали?»

Не понимает. И мы тогда не понимали! Через несколько лет артисты постарше рассказывали мне, как специально прибегали на подготовительных курсах Московского хореографического «посмотреть на дочку Нахапетова». И все-таки это было как-то около, не касаясь меня.

В самой незамысловатой форме вес фамилии я ощутила уже в Вагановском училище, но это опять позже. Не знаю, как там сейчас, но раньше было очень строго. Приходилось слышать что-то вроде: «Если ты думаешь, что ты дочь Нахапетова…» Мы с сестрой никогда фамилией не козыряли, всегда были достаточно скромными, поэтому, где возможно, называли только имена.

Однако вернемся в Москву. Начальную школу мы с Машей постигали на базе 13-й спецгимназии. Отдали туда нас по простому принципу. Во-первых, рядом с домом. Во-вторых, ее окончил дедушка, а потом там же работал учителем вместе с бабушкой, здесь же учились и мама с братом. Семейная, в общем, школа. Однако сколько себя помню, все свободное время я отдавала балету. Занималась в Доме пионеров у замечательного педагога Анны Леонидовны, которая сама верила в мою балетную звезду и родителей убедила.

Плюс, как и всех начинающих балерин, меня записали на подготовительные курсы Московского хореографического училища. Вот тут-то и началось… Директор Софья Николаевна Головкина решила определить меня не в обычную группу, а в экспериментальную. От обычной она отличалась наличием детей «непростых родителей», вроде Ксюши, внучки Михаила Сергеевича Горбачева, и другой программой.

Когда в Доме пионеров я показывала, чему нас учат на «подготовишках», педагог пожимала плечами: «Странно…

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Подпишись на канал 7Дней.ru в



Загрузка...
Новости партнеров
Написать комментарий


Виктория Бекхэм (Victoria Beckham) Виктория Бекхэм (Victoria Beckham) певица, модельер, автор песен, актриса, фотомодель, танцовщица
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте