Людмила Иванова о взаимоотношениях с коллегами, своей семье и потере близких

«…И все-таки жаль, что моей Шуре из «Служебного романа» не позволили влюбиться! Я так просила Рязанова — мечталось, чтобы моя героиня преобразилась из настырной в сентиментальную».
Людмила Иванова Людмила Иванова Фото: из личного архива Л. Ивановой

…И все-таки жаль, что моей Шуре из «Служебного романа» не позволили влюбиться! Я так просила Рязанова — мечталось, чтобы моя героиня преобразилась из настырной в сентиментальную. Всего на минутку, на эпизод…

А кто бы ей ответил взаимностью? Да хотя бы тот самый Бубликов, которого Шура по ошибке «хоронит заживо»! Тем более что в полной версии фильма между ними разыгралась очень страстная сцена: Бубликов гонит Шуру через весь институт.

Очевидно, собирается бить… Так было и в сценарии, который читал Петя Щербаков, но Рязанов подговорил меня на импровизацию… «Спрячьте меня, спрячьте! Я сама бы померла, но венок не подходит — на нем фамилия другая!» — сначала оправдывается Шура. А потом, загнанная в угол, вдруг принимается аплодировать: «Ура! Да здравствует живой товарищ Бубликов!» От неожиданности Петя смущенно раскланивается: «Спасибо, товарищи, спасибо вам за все!» Падаю ему на грудь… Ну чем не начало отношений? Обидно, что сцену вырезали…

Мягков на тех съемках мне сказал: «Столько лет мы служим в одном театре, и лишь сейчас заметил, какой у тебя противный голос». А моего сына потом одноклассники дразнили: «У тебя мама правда такая дурочка?»

Мягков на съемках «Служебного романа» сказал: «Столько лет мы служим в одном театре, и лишь сейчас заметил, какой у тебя противный голос». Для моей Шуры это комплимент... Мягков на съемках «Служебного романа» сказал: «Столько лет мы служим в одном театре, и лишь сейчас заметил, какой у тебя противный голос». Для моей Шуры это комплимент... Фото: Мосфильм-Инфо

Для моей Шуры это все комплименты. Может, и зря мне хотелось ее немного изменить, оправдать – чтоб ее озарило чувство… Мой муж Валерий Миляев очень правильно про меня сформулировал: «Мила всех пытается ободрить». Я неисправимая оптимистка — этим живу и за других радею.

— Наверное, оптимизм вас только и выручил, когда 22 июня 1941 года вы планировали отмечать свой восьмой день рождения…

— К празднику я заучила гопак из оперы Мусоргского — и собиралась виртуозно исполнить его перед гостями. Утром мы с мамой отправились на рынок. Идем по мосту — а в конце огромная толпа. Молчит. Это страшно — молчащая толпа. Над головами из репродуктора разносится металлический голос: «Без объявления войны сегодня перешли границу…»

Какая-то женщина начинает плакать. Мама закрывает глаза ладонями. А чувствую, что мой день рождения под угрозой… И осторожно спрашиваю: «Так мы пойдем за конфетами?» — «Ты что?!» Гопак не состоялся — началась война.

Во дворе дачи мы стали рыть «щель» — канаву буквой «Г», которую сверху надо было маскировать досками. Но я не могла спускаться в эту яму — меня рвало. И вскоре мама стала собираться в эвакуацию… Мой папа, профессор геологии и географии, в прошлом полярник, был тогда в экспедиции на Урале. Родители списались — договорились, что он нас там встретит. Площадь трех вокзалов я с тех пор не люблю. Что-то со мной случается, когда прихожу туда. Вспоминаю горы чемоданов, мешков, на которых сидят дети... Мы 3 дня отстояли за билетами в теплушку. Мама запаслась киселем, который можно было заваривать кипятком.

«Мама у меня была строгая, а отец в детстве жалел, баловал...» Людмила Иванова в детстве «Мама у меня была строгая, а отец в детстве жалел, баловал...» Людмила Иванова в детстве Фото: из личного архива Л. Ивановой

Другие пассажиры поражались: «Какая умная женщина!» В Вязьме в вагон полезли безбилетники: со швейными машинками, баулами. Ругали Сталина… Я поняла, что начался хаос.

В конце пути нас встретил папа и отвез в село Кундравы под Челябинском. Оно было знаменито тем, что когда-то его захватил Пугачев. И местные помнили бунтовщика так, будто еще вчера с ним пили: вот озеро, где мылся Пугачев, улица, по которой он гулял, кабак, где пировал... Куда ни ступи — всюду до тебя уже поспел Пугачев! В тех же местах родина сказочной «хозяйки медной горы» Бажова. Я часто гуляла одна, взбиралась на какую-нибудь гору и представляла, что я и есть ее хозяйка. Мечты меня спасали.

Как-то мы с мамой шли по городу, а местные мальчишки закричали вслед: «Что, драпали из Москвы, драпали?».

Я им язык показала, а мама меня одернула: «Не смей, сохраняй достоинство». Она все лицо сохраняла... Ребята не унимались: «Драпали, драпали!» Ну, я — снова язык… До самого дома мама молчала, а по приходе разложила меня на полу — и что есть мочи отстегала веревкой. Все свое горе выместила… И я даже не плакала, хотя потом сесть не могла, рубцы остались.

Мама была строгая: «Не вмешивайся в мое воспитание», — говорила она отцу. А папа жалел, баловал… Он был для меня личностью героической: еще студентом участвовал в полярной экспедиции по спасению команды итальянца Нобиле на ледоколе «Красин». И до моего рождения открыл остров в составе земли Франца-Иосифа, тот носит его фамилию. У вас есть свой остров?

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Подпишись на канал 7Дней.ru в



Новости партнеров
Написать комментарий



Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте
Виктория Дайнеко Виктория Дайнеко певица, актриса
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй