Людмила Чиркова. «Крутится, вертится шар голубой...»

Схватив меня в охапку, отец быстро пошел к выходу. Но толпа с возгласами «Борис Чирков! Это же он, смотрите!» его настигла.
Людмила Чиркова с мужем Николаем и сыном Максимом С мужем Николаем и сыном Максимом Фото: П. Покровский/из архива Л. Чирковой

Мы с отцом начали работать в одном театре и даже были заняты вместе в спектакле по пьесе Сухово-Кобылина. Я играла его дочку Лидочку. Как-то решила попросить папу выйти на сцену чуть позже — мне нужно было сказать слова и выдержать четверть паузы. Но помощник режиссера остановил: «Мила, лучше ничего ему не говори. Он стоит за кулисами, про себя считает секунды, волнуется: «Я попал?» Партнером отец был замечательным, никогда не тянул одеяло на себя и при этом так входил в образ, что на сцене находился не Борис Петрович Чирков, а Муромский или Белокопытин. Лишь иногда глаза блеснут по-домашнему: мол, давай, дочка, — и тут же снова передо мной не родной человек, а коллега. В постановке «Пока арба не перевернулась» моя героиня обращается к нему со словами, которые я до сих пор повторяю: «Всю жизнь буду благодарить тебя, отец!» А в телеспектакле «Машенька» встретилась вся наша семья: к нам присоединилась мама. Я играла папину внучку...

Помню, в гости пришел Николай Черкасов. Как потом сказал отец, «какой-то перевернутый». Оказывается, из «Александринки» уволили его жену. Черкасов просил за нее, но напрасно. «Если так, я тоже ухожу!» — в запале легендарный артист написал заявление, и на его глазах бумагу тут же подмахнули. Николай Константинович с обидой говорил: «Боря, как же так? Неужели я уже ничего собой не представляю?!»

То, как несправедливо поступили с Черкасовым в театре, произвело на папу огромное впечатление. Может быть, именно поэтому он в последние годы мечтал сыграть «Уход Толстого из Ясной Поляны»...

В 1979-м отца пригласили преподавать во ВГИКе, и он согласился. Набрал по разнарядке узбекский курс, студенты стали бывать у нас дома. Оказалось очень интересно наблюдать за их занятиями. У меня тогда был непростой период в театре, и Ксения Маринина, видя, как маюсь, спросила: «Ну хорошо, а что ты хочешь?» Я мечтала о работе преподавателя: с юности представляла себе картину, как сижу за большим столом под абажуром, а вокруг много учеников, которые меня слушают — так, как слушает папу его курс. И когда отца не стало, решилась попробовать. С 1989 года я работаю в институте.

У папы было четыре инфаркта. Как ни странно, каждый раз он быстро восстанавливался. Но пятый оказался роковым... В тот день отец собирался в Кремль, где должно было состояться вручение Ленинских премий, председателем комитета по которым он был. А перед отъездом долго выбирал место, куда повесить чеканку, подаренную накануне. На ней был изображен витязь с бородой, в руках у него чаша с надписью «Во славу русского искусства. Борису Чиркову» и автограф автора. Юрий Дмитриевич Машин, директор завода «Хроматрон», передал ее отцу после спектакля «Птички», сказав, что чеканку сделал неизлечимо больной рабочий и для него Чирков — настоящий богатырь искусства.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Подпишись на канал 7Дней.ru в



Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Анна Снаткина. Время перемен

Анна Снаткина. Время перемен



Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте
Жасмин Жасмин актриса, модель, певица, телеведущая
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй