Феликс Розенталь о скандале вокруг мемуаров Хрущева

В практике спецслужб нередки случаи, когда к проведению секретных операций привлекают людей со стороны. Их используют втемную, не посвящая в замысел, но иногда спустя годы они сами неожиданно находят разгадку тайн разведок и контрразведок.
В Париже мы впервые попробовали редкие виды морских «гадов» В Париже мы впервые попробовали редкие виды морских «гадов» Фото: Getty Images/Fotobank

В те годы получить разрешение на путешествие в капстрану было очень непросто, я еще ни разу не выезжал за пределы стран так называемого соцлагеря. Поэтому мы с Вадимом подумали, что намного проще организовать звонок из Москвы в нью-йоркскую редакцию или в крайнем случае в парижское бюро «Тайм». И если на том конце провода спросят, откуда мне известно о готовящейся публикации мемуаров Хрущева, я в качестве источника информации назову Агентство печати «Новости» (АПН).

Оба варианта «Операции Х», так мы нарекли для себя это задание, Вадим доложил Суперу. К моему удивлению, был выбран более сложный с нашей точки зрения вариант: в самом скором времени мы с Бирюковым должны были вылететь в Париж. «Проблемы с паспортами не будет, пусть это вас не волнует», — заверил Владимир Петрович.

Кроме того, были утверждены два варианта разговора.

Первый со ссылкой на АПН, предложенный нами. Второй — более жесткий: в случае необходимости я должен был дать понять, что выступаю от лица людей осведомленных и облеченных властью. Текст был согласован с Супером до запятой.

Звонок из Москвы был запрещен категорически. Поразмыслив, мы с Вадимом пришли к выводу, что Владимир Петрович по какой-то причине хочет сохранить нашу «операцию» в тайне не только от стратегических противников, но и от коллег. Это было странно и тревожно.

В том случае, если МакМанус окажется не в теме, надлежало позвонить в Нью-Йорк, но только из телефона-автомата.

В Париж мы отправились по так называемым «синим» служебным паспортам под видом сотрудников АПН.

Все это время я находился в состоянии постоянного стресса, если не сказать шока. Было уже ясно, что предстоит участие в очень серьезном деле, истинные масштабы которого я смог оценить только много лет спустя, когда стало известно, кто, как и зачем убедил Хрущева написать воспоминания.

«А если не удастся выполнить задание?» — постоянно крутилось в голове. Учтите, ведь я не был специально обученным агентом. Оказался втянутым в круговорот высокой политики совершенно неожиданно для себя и ничего не понимал. Я терзался от мысли, что не сумею во время разговора держаться естественно, быть убедительным и скрыть свою неосведомленность от американцев.

Проснулись не в настроении. Шел уже третий день, а мы нисколько не приблизились к цели. Что если и МакМанус окажется «пустышкой»? Проснулись не в настроении. Шел уже третий день, а мы нисколько не приблизились к цели. Что если и МакМанус окажется «пустышкой»? Фото: РИА Новости

Представлял себя чуть ли не Константином Ладейниковым — разведчиком из популярного тогда фильма «Мертвый сезон». Мне очень нравился этот герой. Правда, его раскрыли...

В тревожном ожидании прошло несколько дней. Накануне отъезда заглянули в ресторан Дома журналиста: подвести некоторые итоги и немного расслабиться. Вадим тоже нервничал и, чтобы поднять настроение, поведал о комичном эпизоде, связанном с отставкой Хрущева. После назначения в отдел Супера он был отправлен на курсы подготовки оперативного состава при Высшей школе КГБ. Во время одного из занятий в учебный зал без стука вошли двое, молча сняли со стены портрет генсека и вынесли вон. «А теперь представь себе состояние молодых людей, только что принятых на работу в КГБ! — рассказывал он. — Это было настоящее потрясение, но никто не проронил не то что слова — звука.

Вечером стало известно о решении Пленума ЦК...»

Мы оба, хоть и по разным причинам, с нетерпением ждали встречи с Парижем. Вадим ребенком жил там с родителями и хотел вспомнить детство. А я давно мечтал увидеть город, которым так восхищался Хемингуэй. В начале шестидесятых вместе с Михаилом Бруком и Львом Петровым — мужем приемной дочери Хрущева Юлии — мне довелось переводить на русский язык его «Праздник, который всегда с тобой». На этой книге и основывались мои представления о французской столице. Мы с Вадимом решили, что она будет нашим путеводителем. Кроме «Праздника» прихватили «сувениры»: солидный запас водки, армянского коньяка и черной икры, на вывоз которых получили специальное разрешение.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter


Новости партнеров
Написать комментарий






Новости партнеров


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте
Полина Гагарина Полина Гагарина автор песен, актриса, певица
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй