Владимир Шевельков о том, как чуть не ослеп, любимой жене и работе барменом

«Знаю, что должен сейчас подойти к нему и сказать: «Слышь, ты, урод, давай выйдем, поговорим!», но молчу. Женщина, заплакав, уходит, а вслед ей несется издевательское: «Гы-гы-гы!!!»

Получилось не очень: тык-мык, «тут не помню», «здесь забыл». Если бы сидевший сзади Боря Токарев не взял на себя роль добровольного суфлера, точно не выплыл бы. Когда, красный и потный от напряжения, закончил декламацию, повисла долгая пауза.

Наконец мастер проронил:

— Ну, не знаю... Ладно, так и быть, возьму тебя...

И я стал студентом ВГИКа. Как же мне там нравилось! Почти все, за исключением общественных дисциплин. Историю КПСС пересдавал шесть раз и был кандидатом на отчисление. В общей сложности меня пытались выгнать из института девять раз: и за неуспеваемость, и за то, что декана умудрился послать прямым текстом куда подальше. В седьмой чуть не вылетел за то, что с одним из однокурсников выступил в защиту польской «Солидарности», в восьмой — за «аморалку»...

Меня и подружку застукали ректор и проректор в аудитории. В самый что ни на есть интимный момент.

Владимир Шевельков, Сергей  Жигунов и Алена Хмельницкая в фильме «Сердца трех» Владимир Шевельков, Сергей Жигунов и Алена Хмельницкая в фильме «Сердца трех» Фото: Kinopoisk

Боже, какой поднялся крик! Рефреном звучало гневно: «Обоих к отчислению!» Когда за руководством закрылась дверь, подружка разрыдалась, а я, прокрутив в голове ситуацию, решил, что все еще можно исправить, и рванул за ректором и проректором вниз по лестнице. Бежал и орал: «Я люблю ее!!! Поймите: я живу в общежитии, где у нас нет никаких условий! Мы собираемся пожениться, и сейчас вы рушите молодую семью!»

Начальство скрылось за дверьми деканата, а я стоял перед этими дубовыми «вратами» и продолжал орать: «Это несправедливо! Вы совершаете ошибку!»

Проходит десять минут, пятнадцать, полчаса. Во время коротких передышек между воплями слышу обрывки фраз: «Приказ об отчислении... сегодня же... чтоб духу не было...» Потом наступает затишье, и внутри у меня все падает: «Подписывают приказ».

Из двери появляется педагог по сценической речи Алла Дмитриевна Егорова, образец элегантности и изысканных манер, которым старались подражать наши девчонки.

— Шевельков, хватит орать, — командует «королева». — Мы решили вас оставить. Обоих.

— Спасибо!!!

— А ты что, и вправду теперь женишься? — в улыбке Егоровой видится то ли скепсис, то ли легкое презрение.

— Нет.

— Молодец! — одобрительно кивает «королева». — Иди учись!

После «секс-инцидента» желание встречаться как-то разом пропало и у меня, и у «соучастницы».

Сталкиваясь в коридорах ВГИКа, оба чувствовали неловкость и старались не смотреть друг другу в глаза.

Кого-то этот случай может привести к неверному выводу, что Шевельков рассматривал представительниц противоположного пола исключительно с утилитарной точки зрения. Вот уж нет. К женщинам я всегда относился искренне, восторгался ими, боготворил. Они были для меня сродни ангелам. Но если обнаруживалось, что какой-то ангел лучше того, который сейчас находится рядом, я перелетал к нему — на новое облако. Делал это быстро, стараясь не оставлять за собой драм и трагедий. Время от времени и такое порхание — с облака на облако, от ангела к ангелу — становилось обременительным и я объявлял карантин. Не выходил на улицу без черных очков и надвинутой на глаза кепки, переставал отвечать на телефонные звонки.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Загрузка...


Написать комментарий



Ирина Пегова Ирина Пегова актриса театра и кино
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.