Илья Резник. Как тревожен этот путь

«Газеты ищут «пугачевский след» — мол, они с Мунирой подруги и моя бывшая жена даже останавливалась у Аллы. Не знаю...»
Свои первые песни я начал сочинять в институте Свои первые песни я начал сочинять в институте Фото: Из личного архива И. Резника

Кем хочу стать после окончания школы, не понимал совершенно. По совету деда попробовал пойти в ленинградский Военмех — не приняли, баллов не хватило. Год работал в мединституте лаборантом на кафедре микробиологии. Потом поступал в медицинский — не добрал одного балла. Сильно не расстраивался, к медицине душа не лежала, но зато с большим удовольствием пел в институтском хоре.

Наверное, судьба все это время караулила за дверью. От кого-то услышал, что Ленинградской областной филармонии требуются артисты в новый водевиль. Вспомнил, как вроде бы удачно сыграл пару раз в спектаклях Дворца культуры имени А.М. Горького, набрался наглости и пришел к директору: — Возьмите меня.

Я все умею.

Тот, послушав, как читаю стихи, сказал:

— Беру, если согласишься быть еще и рабочим сцены.

Платили мне сорок рублей. Водевиль возили по соседним городам и весям, я, как мне кажется, блистал на сцене в роли первого любовника, а когда все актеры садились в автобус, мы с рабочим сцены грузили декорации в грузовик и занимали свои «почетные» места в кузове. Самыми жуткими площадками оказались Дома офицеров: их, видно, строили по одному проекту, без лифтов, с узкими лестницами, по которым приходилось поднимать тяжеленные ящики с реквизитом на пятый этаж в актовый зал.

Аплодисменты зрительного зала мирили с любыми неудобствами.

В общем, я заболел театром, решил серьезно учиться актерскому мастерству, но в ЛГИТМиК поступил лишь с четвертого раза. Никакого блата в театральных кругах у меня не было, надежды стать актером таяли с каждой неудачной попыткой, поэтому параллельно осваивал профессию электрика в профтехучилище, а на Ленинградском металлическом заводе дослужился даже до третьего разряда. Выручили случай и настрой на лучшее, с детства внедренный бабушкой в мое сознание.

Ираклий Андроников снимал на «Ленфильме» «Загадку Н.Ф.И.», меня взяли на крошечную роль французского корреспондента. После съемок попросил Андроникова:

— Ираклий Луарсабович, не могли бы вы меня прослушать?

— Конечно, приходите в гостиницу «Московская».

Пришел, прочитал «Скифов» Блока, что-то из Алексея Толстого, потом Андроников начал рассказывать мне про Соллертинского, Гаука, увлекся... В общем, четыре часа пролетели незаметно.

— Поступайте, Илюша, вас примут, — сказал он на прощание.

— Вы позвоните ректору в институт?

— Зачем? У вас и без моего звонка все получится.

Его убежденность так воодушевила, что сдал все вступительные экзамены с блеском.

Наши замечательные мастера Зиновий Яковлевич Корогодский и Татьяна Григорьевна Сойникова набрали хороший курс.

Тетка в кокошнике и мужик с баяном всю ночь пели, а я сидел на веслах, греб до изнеможения. Заработал тогда два рубля пятьдесят копеек Тетка в кокошнике и мужик с баяном всю ночь пели, а я сидел на веслах, греб до изнеможения. Заработал тогда два рубля пятьдесят копеек Фото: Алексей Никишин

Самыми звездными из моих соучеников стали Лева Прыгунов и Тоня Шуранова. А я все четыре года комплексовал, никогда не считал себя особо талантливым. Несколько лет назад Корогодский пригласил меня выступить перед труппой «Театра Поколений» в Санкт-Петербурге, которым он руководил. В зал набилось человек четыреста. Я что-то рассказывал, вспоминал, читал стихи. В финале Корогодский вдруг произнес:

— Помнишь, Илья, в дипломном спектакле «Чайка» ты играл Дорна? Так вот, это было здорово! Ты тогда играл лучше всех.

— Зиновий Яковлевич, вы не могли это сказать мне сорок пять лет назад?!

А в телепередаче «Встречи на Моховой», которую вел Андрей Ургант, на экране появился Лева Прыгунов и признался: «Илья, я полмира объездил, видел постановок двадцать «Чайки».

Лучше, чем ты, Дорна не играл никто».

Услышав это, я не сдержался — заплакал. Жалко стало себя тогдашнего, недооцененного. А потом подумал: «Да нет, все правильно. Великий актер из меня вряд ли получился бы. Так и тянул бы лямку, пописывая стихи для капустников».

Складывать рифмы я начал в институте. Для дипломного спектакля «Океан» по пьесе Штейна за три дня выучился играть на гитаре — срочно надо было заменить заболевшего актера. На сцену вышел с кровавыми мозолями на пальцах, но никого не подвел. Это была белогвардейская песня «Быстро-быстро, донельзя». Потом сочинил свою первую песенку «Тараканка», про несчастную любовь.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Подпишись на канал 7Дней.ru в



Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Людмила Крайнова: «Мой сын — Саша Абдулов»

Людмила Крайнова: «Мой сын — Саша Абдулов»



Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте
Джастин Тимберлейк (Justin Timberlake) Джастин Тимберлейк (Justin Timberlake) певец, композитор, продюсер, танцор и актер
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй