Олег Непомнящий. При дворе королевы Аллы

«Пугачеву сподвигла изменить свое отношение к Киркорову жареная рыба, которую, между прочим, приготовил я!»

Так начался в моей жизни «период Софии Ротару».

С Соней я гастролировал в общей сложности два года. У меня сложились очень теплые и дружеские отношения с ней и ее мужем и директором Анатолием Евдокименко. Работалось нам легко. Ротару была простой и милой, не «звездной», не капризничала, не закатывала сцен. А Толя оказался не только замечательным музыкантом и аранжировщиком, но и хорошим руководителем, все держал под контролем. Накладок не случалось.

После смерти Евдокименко пошли разговоры, что он сильно пил и тиранил Ротару. Ничего подобного я никогда не видел. Как истинный хохол, Толя уважал горилку, в особенности с салом, но пил не больше других.

И перед концертами, в отличие от некоторых артистов, не перехватывал сто граммов «для разогрева». Соню любил, был заботлив и нежен и никогда не выяснял отношения с женой на людях. Я еще удивлялся, как у них все чинно и благородно, а потом понял: Соня с Толей провинциалы, привыкли жить с оглядкой на других, как говорят украинцы, «як сусiд сказал». Возможно, они и ругались вдали от людских глаз, но никогда не выносили сор из избы.

Единственный недостаток Евдокименко заключался в том, что он был прижимист и не баловал Соню. А Ротару очень любила подарки — украшения, колечки. Она мне нравилась, и ради того чтобы ее порадовать, я даже пошел на «должностное преступление».

В Целинограде мы с ней зашли в ювелирный магазин и она увидела кольцо с небольшим бриллиантом.

Алла любила повеселиться, но к работе относилась серьезно. Не дай бог,
что-нибудь сорвется! Размажет по стенке. (На фото я справа от нее) Алла любила повеселиться, но к работе относилась серьезно. Не дай бог, что-нибудь сорвется! Размажет по стенке. (На фото я справа от нее) Фото: РИА-НОВОСТИ

Соня давно такое хотела. Стоило оно недорого — сто тридцать рублей. Я как раз получил в филармонии деньги за концерты «Червоной руты», а Евдокименко еще не отдал, ну и расплатился за кольцо.

Вечером вручил Анатолию конверт. Он пересчитал купюры:

— А где еще сто тридцать рублей?

— Да ты понимаешь, — замялся я, — случайно подвернулось колечко, красивое и недорогое, мы с Соней не могли не купить.

— А почему со мной не посоветовались?

— Ты ведь уезжал куда-то, мы тебя не нашли.

Евдокименко нахмурился:

— В следующий раз, Олег, прежде чем сделать Соне подарок, посоветуйся со мной. Деньгами здесь распоряжаюсь я.

— Конечно, — кивнул я в ответ.

Однако в Харькове не утерпел — отхватил Соне в центральном универмаге супердефицитный немецкий халатик. Опять не досчитавшись денег, Толя устроил дикий скандал. Больше я попыток порадовать Соню не делал — не хотел ссориться с Евдокименко. Сама же Соня всегда соглашалась с мужем и вообще держалась очень скромно, но при этом, конечно, прекрасно понимала, что является суперзвездой. О Пугачевой тогда еще мало кто слышал.

В Целинограде, помню, Ротару замучил кашель — он будет преследовать ее всю жизнь.

Видимо, из-за кашля многие считали, что у Сони туберкулез, но это неправда. Она никогда им не болела. Так вот, мы втроем — Соня, Толя и я — зашли в аптеку купить таблетки с кодеином. Она расплатилась и уже собиралась положить лекарство в сумку, как перед ней на колени упал молодой человек. Ротару с торжествующим видом повернулась к нам с Толей: все-таки любит меня народ, поклонники уже на колени падают!

И тут казашка как закричит из-за прилавка: «Не давать! Не давать! Наркоман!» У нее был страшный акцент, и Ротару ничего не поняла. «Автограф?» — спрашивает она парня, улыбаясь. А тот, ни слова не говоря, выхватывает из ее рук таблетки и убегает. Соня на мгновение застывает, а потом изрекает с неподражаемым царственным спокойствием: «Он, наверное, тоже кашляет».

То ли действительно не поняла, что произошло, то ли сделала вид...

Ротару по молодости относилась к своему кашлю довольно легкомысленно, старалась не замечать. С годами болезнь усилилась. Спустя несколько лет, когда я уже не работал с Ротару, мы встретились в Адлере, в аэропорту. Я ужаснулся — Соня едва дышала. Лицо бледное, губы синие. Стал спрашивать: что с ней, чем помочь?

«Да вот, опять прихватило, — еле слышно прошептала Ротару. — Пойди узнай, когда мой самолет. Господи, когда же я отсюда улечу?! Когда смогу свободно вздохнуть?»

Ей был противопоказан влажный климат. Еще в мою бытность в Сочи и Адлере она просто умирала. Но концертов никогда не отменяла.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Подпишись на канал 7Дней.ru в



Загрузка...
Новости партнеров
Написать комментарий


Читайте также

Оксана Акиньшина. Водовороты любви

Оксана Акиньшина. Водовороты любви

Елена Исинбаева Елена Исинбаева Спортсменка, российская прыгунья с шестом
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте