Владимир Тальков. Младший брат

«Из самолета спускают гроб. В нем — Игорь. На лице застыла улыбка. Я делаю шаг — и теряю сознание».

Вдруг звонит Игорь: «Между концертами образовался свободный день, я сразу домой, а вас нет. Есть хочу — умираю! Таня, приезжай скорее!»

«Я первой же электричкой — в Москву. Вхожу в квартиру — тишина. Игорь спит. На плите стоит сковородка с серо-коричневым месивом, — смеясь, рассказывала Татьяна. — Присмотрелась: а это нечищеная, порезанная ог­ром­ными кусками картошка. Судя по тому, как она обуглилась, Игорь на сковородку даже масла не налил. Есть ее он, конечно, не стал — уснул голодным».

Двум другим анекдотическим случаям я сам был свидетелем.

Десять месяцев в году группа «Апрель» колесила с гастролями по Союзу, гонорары были смешные, но на еду и одежку хватало.

Остальные два месяца проводили в Архангельске, к филармонии ко­торого был приписан наш джаз-рок-коллектив — давали в клубах и красных уголках шефские бесплатные концерты. Гонораров никаких, а минимальная ставка, которой в этот период приходилось довольствоваться, испарялась из наших карманов с поразительной скоростью. Пригласим девчонок в ресторан, закажем шикарно... Первый вечер хорошо посидим, второй, а утром третьего дня — позавт­ракать не на что.

Как-то неделю питались одним хлебом, который нам бесплатно давали в гостиничном ресторане. Съешь с десяток кусков, запьешь слегка подкрашенным заваркой кипятком — и вроде сыт. Аппарат для приготовления чая у нас был особенный. Не из тех, что продавались в магазинах — «спиралькой», а само­дель­ный — с двумя толстыми пластинами.

Игорь Тальков-младший,  как и отец, пишет музыку, стихи. Исполняет свои  песни со сцены Игорь Тальков-младший, как и отец, пишет музыку, стихи. Исполняет свои песни со сцены Фото: PhotoXpress

Благодаря им вода нагревалась мгновенно. И вот однажды после нескольких дней хлебной «диеты» мы, вывернув все карманы, наскребли на три пакетика сухого супа с макаронами-звездочками — стоили они по пятнадцать копеек. Я поставил греть воду, наказал Игорю: «Как вскипит, вынь кипятильник — и только потом высыпь в воду суп. Накрой картонкой сверху, чтобы запаривался». Он кивает: все понял.

Оставил его, а сам побежал в ресторан — за хлебом.

Возвращаюсь и уже в начале коридора чувствую: пахнет горелым. Распахиваю дверь, а там от чада черным-черно! Игорь стоит посреди комнаты — весь в макаронах-звездочках и морковке.

—Ты что наделал?! Я же предупредил: суп в воду сыпать, когда кипятильник вытащишь!

В нем соль — понимаешь? Это проводник! Ты цепь замкнул — вот и шарахнуло!

Игорь смотрит виновато:

—Володь, ты же знаешь, я в физике — баран бараном...

А это воспоминание из конца восьмидесятых. Песня «Чистые пруды» в исполнении Игоря уже звучала из всех радиоприемников и телевизоров, письма ему приходили мешками. Над одним мы с братом веселились до слез. Жители какого-то волжского села предлагали Талькову занять вакантное место директора клуба. Обещали быстрый карьерный рост: «Нашему председателю колхоза скоро на пенсию, так мы вас заместо него выберем». Дальше шла информация о надоях, привесах и количестве запасенного за лето сена.

Во многих письмах была просьба прислать деньги. На лечение, на ремонт дома, на подарок к свадьбе «единственной дочки». Поклонники были уверены, что кумир гребет деньги лопатой... Представляю, какое впечатление произвела бы на них крошечная квартирка в облупленном доме и стоящая на трехлитровых банках вместо ножек кровать!

Вид последней и меня привел в изумление. Самого Игоря, когда я в очередной раз заглянул на Каширку, дома не оказалось, а Таня, перехватив мой ошарашенный взгляд, рассмеялась:

—Ножки сломались — пришлось подручный материал использовать.

—И давно вы на этом сооружении спите?

—Давненько.

—А это что? — спросил я, заметив прибитую к торцу двери перчатку. Из кожи, с натуральным мехом внутри.

—Дверь сквозняком открывало — вот Игорь и решил уплотнить.

Оглядываю плоды братишкиных трудов: в перчатку вбито десятка полтора больших гвоздей. «По шляпку» не вошел ни один — все погнуты.

—Вот умелец-то! Теперь она вообще закрываться не будет...

На лице Тани — смущенная улыбка:

—Игорь стучал-стучал молотком, а когда понял, что ничего не получается, — бросил и по делам убежал.

Женщин такой самоотреченности и терпения, как Таня, — раз-два и обчелся.

Покойная мама не уставала по­вторять, что Игорю досталось сокровище. Татьяна никогда ни на что не жаловалась и ничего не требовала. Заболеет ли сама или маленький Игорешка — мужу ни слова. Потому что его «нельзя нагружать житейскими заботами, он должен творить». Денег нет, в холодильнике — шаром покати, так она из ничего такой ужин приготовит, что не в каждом ресторане попробуешь. И одежду Таня сама Игорю шила. Появившегося в новых брюках или куртке Игоря забрасывали расспросами:

—Фирма? Где достал?

Брат смеялся:

—Какая фирма?! Танька сшила!

Брат был страшно влюбчивым, и о каждом новом увлечении Таня узнавала первой.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter


Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Валерий Золотухин. По любви и по расчету

Валерий Золотухин. По любви и по расчету






Новости партнеров


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте
Кристина Орбакайте Кристина Орбакайте актриса, певица
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй