Жанна Эппле. «Незачет» в любви

«Я проклята. Я, как мои бабушка и дед, как папа и мама, не смогла жить нормально. Как люди».

У него был за плечами развод, дочь десяти лет, отец-режиссер с всесоюзной известностью мастера детских фильмов, профессия кинооператора и кассета группы «Кино» в магнитофоне белой «Нивы». Все это было каким-то успокаивающим. Успокаивающим — самое верное слово, описывающее все мои дальнейшие аргументы в защиту идеи совместного проживания с Ильей Фрэзом. Мне кажется, Илья долгое время искал себе светловолосую молодую женщину с хорошей фигурой и покладистым характером, это отвечало его представлениям о том, как должна проходить его жизнь. Илья — удивительно стильный человек. Стильный — во всех смыслах. Все в его жизни должно было быть достойным. Это следствие правильного воспитания, которым так гордилась мама Ильи. С мамой меня познакомят не сразу, потому что это был главный экзамен, который я пройду в конце концов, а пока — пока мы ходили в театры.

Мой папа, увидев Илью, немедленно пришел в восторг.

Как я поняла потом, ему льстило, что меня полюбил сам Илья Фрэз. И не беда, что не тот Илья, который снял «Вам и не снилось...», а его сын. Полюбил — значит, во мне что-то есть. Мой папа был тщеславным человеком.

Однажды Илья привез из заграничной командировки подарки. И пригласил меня к себе в гости. Днем. В этом не было ничего двусмысленного. Вошла в квартиру и увидела длинную вереницу сапог, туфель, босоножек. Платья и плащи, развешанные на стенах. «Это тебе», — сказал он. И я заплакала. Потому что мне никто не делал таких подарков. И потому что тогда у меня было одно платье и одно пальто. А тут — взрослый мужчина дарит одежду.

Которая мне по размеру. Он думал обо мне. Этот человек способен обо мне думать. Мне кажется, именно тогда я решила, что буду жить с Ильей. И согласилась на его предложение попробовать быть вместе. Из-за шмоток. Которые на долгое время стали моими единственными вещами. Через какое-то время я поняла, что во время наших первых встреч выглядела чудовищно, непростительно дешево. Что меня в моем одеянии невозможно было вывести в люди и представить знакомым и родным.

«Обливная» дубленка и джинсы Naf-Naf свели меня с отцом моих будущих детей. Мы стали жить вместе. И я сразу рассказала Илье о своем проекте «счастливая семья Жанны Эппле». Илье в целом понравилась идея, во всяком случае, он горячо согласился попытаться стать отцом моего ребенка. Помимо необходимых для этого процедур, Илья терпеливо ходил со мной по врачам, сдавал анализы, ждал меня из врачебных кабинетов, утешал, вытирал слезы, когда вновь говорили, что, скорее всего, детей не будет.

Меня представили маме Ильи.

На коленях у свекрови сидит Потап, рядом — свекор, знаменитый режиссер Илья Фрэз. За ними мы с Ильей и Даша На коленях у свекрови сидит Потап, рядом — свекор, знаменитый режиссер Илья Фрэз. За ними мы с Ильей и Даша Фото: Из архива Ж. Эппле

Мама держалась царственно. Кажется, я не особенно понравилась, но получила дополнительные баллы за то, что старалась. Предыдущая жена Ильи после того, как они развелись, долгое время жила в одной с ним квартире, потому что несколько лет не было хороших предложений по обмену жилья. Предложений, которые устраивали бы Илью. И меня совершенно не смутил рассказ Ольги, что Илья повесил два электрических счетчика, чтобы электричество учитывалось отдельно.

Я была, кажется, почти счастлива. Я жила со взрослым мужчиной, который заботился обо мне, хотел стать отцом, был меня старше.

А еще его мама постоянно напоминала: «Девочка, ты попала в хорошую семью!» — и я чувствовала горячую благодарность. Несмотря на то, что мы все еще не расписались и Илья представлял меня своим знакомым, называя таинственным словом «герлфренд».

Теперь я работала меньше. Прибавилось дел по дому. С нами стала жить дочь Ильи, Даша. Она была чудесным маленьким ангелом. Я смотрела на нее и понимала, что ничего на свете не хочу так, как своего ребенка. И продолжала ходить по больницам, сдавать многочисленные анализы, проходить дикие процедуры. Падала в обморок от боли, но приходила снова и снова. И училась жить в правильной семье. Мой взрослый муж любил паровые котлеты, салаты, любил, чтобы джинсы были выстираны вручную, любил вечером лежать на диване и читать что-нибудь про Бергмана.

Или про мировую экономику. «Мировая экономика» сильно выигрывала у «Греческой смоковницы», а паровые котлеты были изящнее кастрюли борща, и я думала, что все теперь будет правильно. Что и сейчас уже все прекрасно. Почти.

Дело в том, что Илья, кажется, совсем меня не любил. И я, как потом оказалось, совсем его не любила. Потому что любовь — это совсем другое. И нет ничего страшного в том, что люди живут без любви, это, как мы знаем из классической русской литературы, самые крепкие браки. Но так вышло, что в мою схему «счастливой семьи Жанны Эппле» входила эта самая любовь и без нее все рассыпалось, теряло смысл и превращалось из удовольствия в наказание.

Но мало умных, тех, кто все знает наперед. Мало счастливых, которые уверены в себе и никогда не ошибаются. Я, к сожалению, отношусь к несметной армии несчастных, которым суждено всю жизнь бродить в темноте, больно ударяясь об острые углы скрытых предметов и лишь по географии ссадин и синяков читать то, что потом станет жизненным опытом. Который, как правило, никогда больше не пригодится.

Наши с Ильей совместные усилия и мои ночные молитвы были услышаны: врачи подтвердили беременность. Счастью моему не было предела. С самого начала я знала, что будет мальчик. Мой сын, которого у меня никто никогда не отберет, мое счастье, мое продолжение, смысл моей жизни. Когда я рассказала об этом папе — он заплакал от радости. Илья был довольным и спокойным. Как раз в это время мне сделали предложение сниматься в одной из главных ролей многосерийного телефильма по мотивам почти культового тогда романа Дудинцева «Белые одежды».

Это была редкая, невероятная удача. В то время уже переставали снимать кино: не было денег, не было, кажется, никого, кому это было бы нужно. По телевизору показывали старые советские фильмы и фильмы с Чаком Норрисом. А тут — настоящее кино, не просто кино, а съемки вместе с Людмилой Гурченко!

Но за все хорошее обычно приходится платить. Сниматься нужно было в Минске, долго. А врачи требовали, чтобы я ложилась «на сохранение». И отпускали меня из больницы лишь под расписку о самовольно принятом решении и личную ответственность. Я металась между Москвой и Минском, всякий раз после поезда оказываясь в больнице. Мой партнер по фильму Валера Гаркалин доставал мне лекарства, которые тогда как-то сразу все кончились на территории бывшего Советского Союза.

Фильмы со звездами:

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Марк Рудинштейн. Убить звезду

Марк Рудинштейн. Убить звезду





Новости партнеров


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте


Оксана Федорова Оксана Федорова телеведущая, модель, певица, юрист, «Мисс Вселенная-2002»
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
+