В номере
Мунира Резник: «Сколько я терпела, сколько молчала!»
Мунира Резник: «Сколько я терпела, сколько молчала!»

«Я не могла травмировать нашего ребенка. И не хотела поступать так, как когда-то с Ильей поступила его собственная мать».

Сергей Герман: «Дуся вышвырнула меня из своей жизни»
Сергей Герман: «Дуся вышвырнула меня из своей жизни»

«Я спросил: «А что это за история с ребенком?» Она ничего не ответила, сказала только, что ей больно об этом говорить».

Ольга Шелест: «Я рыдала на Лешином плече»
Ольга Шелест: «Я рыдала на Лешином плече»

«Девушка со сломанным носом вряд ли может считаться особенно женственной. Но с изюминкой, безусловно!»

Петр Подгородецкий: «Все гадости про меня — правда!»
Петр Подгородецкий: «Все гадости про меня — правда!»

«Светку, жену свою третью, поколачивал. А что делать, когда другие аргументы не работают вообще?»

Александр Левенбук: тайны «Радионяни»
Александр Левенбук: тайны «Радионяни»

«Звали девочку Алла Пугачева, и было ей пятнадцать лет. Мы ее послушали и поняли, что она — то, что надо».

Лариса Лужина: «Так и быть, расскажу..»
Лариса Лужина: «Так и быть, расскажу..»

«Как хорошо, что жизнь нас развела! И что я делала бы с ним в Иркутске? Он на барже плавал бы, а я?..»

Шинед О’Коннор: в западне
Шинед О’Коннор: в западне

«Я в опасности. Мне необходим врач, психиатр. Немедленно. Прямо сейчас. Кто-нибудь, отзовитесь! Мне очень, очень плохо».

Крис Хемсворт: дни грома
Крис Хемсворт: дни грома

«Спасибо, вам обязательно перезвонят», — процедила девица. Черт возьми, неужели он опять все провалил?!

Секретная дочь президента
Секретная дочь президента

Новость о том, что первый человек Франции ведет двойную жизнь, стала одним из самым крупных скандалов в истории страны.

Джой Адамсон: Тропой бескорыстной любви
Джой Адамсон: Тропой бескорыстной любви

Знакомые считали её на редкость волевой женщиной. Слабость у нее была только одна...

Франц Фердинанд и София Хотек: роковой выстрел
Франц Фердинанд и София Хотек: роковой выстрел

Он еще успеет крикнуть: «София, нет! Не умирай! Не смей умирать, София! Ради наших детей — живи!!!»