.
В номере
Анна Снаткина: «Я застала любимого в объятиях другой...»
Анна Снаткина: «Я застала любимого в объятиях другой...»

«Мы с Домогаровым, слава богу, нашли взаимопонимание».

Валентина Талызина: На краю бездны
Валентина Талызина: На краю бездны

Галина Петровна как-то даже сказала: «Валя, выходи замуж за Виктюка». Я говорю: «Он же… ведь…»

Даша Астафьева: Хефнер предлагал мне остаться...
Даша Астафьева: Хефнер предлагал мне остаться...

«Мне было так легко, интересно с Хефом, будто нас не разделяли шестьдесят лет».

Оксана Сташенко: «В паспорте клейма негде ставить»
Оксана Сташенко: «В паспорте клейма негде ставить»

«Ну интересная женщина, молодая, вокруг одни менты... Что, ей только трупами интересоваться?»

Райан Рейнолдс и Скарлетт Йоханссон: Просто друзья
Райан Рейнолдс и Скарлетт Йоханссон: Просто друзья

Райан искренне верил, что их со Скарлетт брак счастливый и это надолго. Или… хотел верить?

Джек Блэк: Отсроченная любовь
Джек Блэк: Отсроченная любовь

Любовь осталась невыраженной и безответной — с Таней было невозможно остаться наедине.

Калерия Волкова: Покидая изумрудный город
Калерия Волкова: Покидая изумрудный город

«Решила: раз имею хоть какое-то отношение к Элли, то могу завести своего Тотошку».

Габриэль Гарсия Маркес: История одного обещания
Габриэль Гарсия Маркес: История одного обещания

Позже будут говорить, что Маркес всем обязан своей жене. Она твердила ему о том, что он обещал ей стать писателем.

Первая встреча, последняя встреча...
Первая встреча, последняя встреча...

О восстании на крейсере «Очаков» она услышала случайно — от попутчиков. Те кляли лейтенанта Шмидта.