В номере
Наталья Громушкина. Вместе нельзя, врозь невозможно
Наталья Громушкина. Вместе нельзя, врозь невозможно

«Да, Домогаров выпивал. Не трезвенник, но и запойным он никогда не был».

Марина Дунаевская: «Максима никому не отдам!»
Марина Дунаевская: «Максима никому не отдам!»

«Я бы не назвала Максима донжуаном: он не обманывал женщин, он на них женился. Причем всегда по любви».

Агния Дитковските: «Сжигаю мосты навсегда»
Агния Дитковските: «Сжигаю мосты навсегда»

«Пузырек дрожит в руках. Высыпаю содержимое на ладонь: горстка таблеток — на одной чаше весов, на другой — жизнь».

Донатас Банионис: «К жене сперва была жалость»
Донатас Банионис: «К жене сперва была жалость»

«Я сказал Оне: «Я могу спасти тебя. У меня отец парторг... Давай поженимся!»

Аманда Сейфрид: сердцеедка
Аманда Сейфрид: сердцеедка

Про нее хоть и пишут как про отъявленную сердцеедку, вторую Скарлетт Йоханссон, но… все-таки сердце у нее не железное.

Принц Фелипе: Любовь с четвертой попытки
Принц Фелипе: Любовь с четвертой попытки

Только он не изменяет своей жене и не попадает в скандальные истории. Испанцы думают, что он станет хорошим королем.

Дэнни Трехо: восставший из ада
Дэнни Трехо: восставший из ада

В свои 68 лет он сохранил детское качество — вечно оглядываться назад в недоумении, когда жизнь делает щедрый подарок.