В номере
Алена Хмельницкая: «Чудо, что я никого не разорила!»
Алена Хмельницкая: «Чудо, что я никого не разорила!»

«При заполнении очередной декларации на таможне меня спросили: «Зачем вам столько мужских рубашек?»

Нина Гуляева: «К Невинному я уходила от мужа много раз»
Нина Гуляева: «К Невинному я уходила от мужа много раз»

«Уже потом Миша и Слава очень подружились, ходили в баню, где Миша хлестал его веником, но по-доброму».

Виктория Лановская: «Абдулов просил: Роди мне сына!»
Виктория Лановская: «Абдулов просил: Роди мне сына!»

«Я понимала, что при его отношении к детям просьба родить ребенка значит даже больше, чем предложение».

Марион Котийяр: Когда разбиваются мечты
Марион Котийяр: Когда разбиваются мечты

Она плакала в подъезде. Волосы высохли, но гадкий запах одеколона преследовал ее долгие годы.

Ярослав Гашек: во всем виноват Швейк
Ярослав Гашек: во всем виноват Швейк

Пана литератора отправили в клинику для душевнобольных. А его тесть даже оплатил содержание зятя в дурдоме.

Владимир Успенский: «Мама любила эффектных мужчин»
Владимир Успенский: «Мама любила эффектных мужчин»

Последним маминым увлечением, из-за которого она, собственно, и оставила нас с отцом, был Лев Иванов, актер МХАТа.

Джордж Гершвин: Сбежавший жених
Джордж Гершвин: Сбежавший жених

Джордж понимал, что мать ревнует его: мама Роза просто боится, что любимого сына захомутает вертихвостка.

Кристоф Роканкур: голливудский «благодетель»
Кристоф Роканкур: голливудский «благодетель»

Блестящий мощенник обвел вокруг пальца самого Мики Рурка, пообещав тому золотые горы и новые фильмы.