В номере
Элина Данилина: «Мама стала пленницей Шилова»
Элина Данилина: «Мама стала пленницей Шилова»

«Отцом он мне не стал. Зато я узнала новые слова — «отчим» и «падчерица». Какими горькими они оказались!»

Анна Нетребко: «Я рада подчиняться Эрвину»
Анна Нетребко: «Я рада подчиняться Эрвину»

«Я не хотела ни замуж, ни детей заводить. Не то чтобы их не любила… Просто дети меня раздражали».

Ольга Ефремова: «Мой дядя — самых честных правил!»
Ольга Ефремова: «Мой дядя — самых честных правил!»

«Миша всегда рвался принять активное участие в моей личной жизни».

Любовь Горина: «Я так и не научилась жить без Гриши»
Любовь Горина: «Я так и не научилась жить без Гриши»

«И спустя годы в голове настойчиво звучит Гришин голос: «Сошлись атомы — разошлись атомы. Смерти нет».

Элизабетта Каналис, которая взрывала воздушные замки
Элизабетта Каналис, которая взрывала воздушные замки

Казалось, ее слова услышали ангелы! И на одной из светских тусовок Бетта познакомилась с Джорджем Клуни.

Джеффри Раш: Вечный трус
Джеффри Раш: Вечный трус

Помнит ли он день, когда окончательно сорвался? Возможно, это была пятница. Джеффри готовился к спектаклю по Гоголю «Записки сумасшедшего».

Мэри Куант: принцесса и лягушка
Мэри Куант: принцесса и лягушка

«Мини-юбку придумала я, и никто больше!» — грозно пискнула Мэри. Это ее детище, и мир об этом знает.

История одного подарка
История одного подарка

После свадьбы Дали пообещал подарить жене замок. Обещание он исполнил спустя 30 лет, в один из самых печальных периодов жизни.

Фритьоф Нансен: белое безмолвие
Фритьоф Нансен: белое безмолвие

Мужчины уходят... Бывает, что они не возвращаются, и женщине остаются письма, фотографии и воспоминания.