В номере
Анна Снаткина: «Измена ранит на всю жизнь»
Анна Снаткина: «Измена ранит на всю жизнь»

«Мы сближались постепенно, боясь спугнуть или разочаровать другого неосторожным словом или движением...»

Вероника Изотова: «Панкратов-Черный уверен, что моя дочь от него»
Вероника Изотова: «Панкратов-Черный уверен, что моя дочь от него»

«Говорят, женщины всегда ищут в своих избранниках черты любимых отцов. Хочу это утверждение опровергнуть…»

Валерий Магдьяш: разбитое сердце Джумшута
Валерий Магдьяш: разбитое сердце Джумшута

«Я выдумал ее — она чувствовала это с самого начала. И все-таки согласилась стать моей женой там, в горах Тянь-Шаня...»

Анатолий Кремер: «Шмыгу все называли «разлучницей»
Анатолий Кремер: «Шмыгу все называли «разлучницей»

«Я несколько раз уходил к Тане и возвращался обратно к Розе. Ничего с собой поделать не мог: я любил Розу и любил Таню…»

Принцесса Виктория: между троном и любовью
Принцесса Виктория: между троном и любовью

У нее осталось чувство опустошенности и стойкое отвращение к своему телу — это был самый настоящий невроз...

Сэмюэл Л. Джексон: очаровательный хулиган с принципами
Сэмюэл Л. Джексон: очаровательный хулиган с принципами

Свой первый бунт он поднял еще в колледже: взял в заложники директора, его заместителя и трех членов совета...

Мира Сорвино: Отчаянная домохозяйка
Мира Сорвино: Отчаянная домохозяйка

Когда рожаешь первого ребенка почти в 40 — очень страшно, со вторым уже проще, а с четвертым — ничего не боишься...

Тьерри Тилли: афера века
Тьерри Тилли: афера века

Книга рекордов Гиннесса назвала это преступление «самым изощренным за всю мировую историю»...

Две жизни Ивана Билибина
Две жизни Ивана Билибина

Он точно знал: жить надо ради Людмилицы. Все, что он делает, должно служить ей...

Алан Милн: Винни-Пух и прочие неприятности
Алан Милн: Винни-Пух и прочие неприятности

Очень скоро он превратился в раба жены, в ее слугу, вечного мальчика на посылках, но при этом сам считал это счастьем...

Франц Легар: в плену отчаяния
Франц Легар: в плену отчаяния

Как он может развестись, если Софи защищает только его имя? После развода женщину тут же отправят в концлагерь…