Евгения Медведева: «Мама до сих пор не видела мое выступление на Олимпиаде»

Откровенное интервью журналу «7 Дней» двукратного серебряного призера Олимпиады 2018.
Юрий Ненев
|
28 Марта 2018
Евгения Медведева
В отеле «Балчуг Кемпински Москва»
Фото: Филипп Гончаров

«Нас не возят на машинах представительского класса, мы не летаем бизнес-классом. В Корею, как всегда, летели экономом, у нас был ряд Space+, чтобы можно было вытянуть ноги. Но мне, если честно, было не очень удобно. Лучше забиться куда-нибудь на последние ряды и, если есть свободные места, лечь сразу на три сиденья», — рассказывает одна из самых титулованных фигуристок планеты 18-летняя Евгения Медведева в совместном интервью со своей мамой, в прошлом тоже спортсменкой, Жанной Медведевой.

— Женя, буквально на днях завершился очередной чемпионат мира. До этого вы в мировых первенствах участвовали и выигрывали два раза. Но в этот раз в Милан не поехали. Почему?

Евгения: У меня не было выбора. Мне настоятельно рекомендовали передохнуть хотя бы месяц и восстановить здоровье. Дело в том, что перед Олимпиадой у меня была очень серьезная травма, из-за которой я пропустила много важных стартов. Но была настроена так, что в Корею поехала бы в любом состоянии и вышла бы на лед даже ползком.

— И вы вернулись оттуда с двумя серебряными медалями!

Евгения (улыбается): Медалей уже три. На прошлой неделе фанаты подарили мне и золотую «олимпийскую» медаль. Она чуть поменьше, чем корейская, но похожего дизайна, и вместо олимпийских колец там сердечки. Это действительно ювелирное изделие из драгоценных металлов, на 90 процентов медаль состоит из серебра, а сверху покрыта золотом. Это был очень приятный сюрприз. Я сидела дома, когда мне позвонили и попросили спуститься вниз, во двор. Там меня ждали около пятидесяти человек, мои поклонники разного возраста, от четырнадцати до сорока лет. 

Помню, вместе со мной из подъезда выходила какая-то бабушка, и она как-то напряглась, когда увидела столько людей. Даже пыталась разогнать их. Но я сказала: «Не волнуйтесь, это ко мне». Когда они вручили мне эту медаль, я не удержалась и заревела. Хотя меня в принципе очень трудно вывести на эмоции, я не привыкла показывать свои слезы на людях. Например, однажды мы с лучшей подругой, фигуристкой Катей Бобровой, смотрели вместе фильм «Хатико: Самый верный друг». Она просто уревелась, а я сидела совершенно спокойно. Ну да, кино, ждала собачка хозяина, не дождалась — и что тут такого?

«Об Олимпиаде я начала всерьез думать, еще когда мне было лет восемь, просчитывала: так, в Сочи не смогу попасть из-за возраста. Значит, мои первые Игры будут следующими»
Фото: ZUMA/ТАСС
Фото: Филипп Гончаров

— При этом на Олимпиаде вы все-таки расплакались после произвольной программы. В прямом эфире в это время рыдала Татьяна Тарасова из-за того, что вы не выиграли золото. Сами сильно расстроились?

Евгения: Нет, конечно! Я не смогла сдержать слезы, потому что случилось то, ради чего я работала всю свою жизнь. Моя мечта осуществилась, я попала на Олимпийские игры и откатала здесь две программы. Я же начала всерьез об этом думать, еще когда мне было лет восемь, просчитывала: так, в Сочи не смогу попасть из-за возраста. Значит, мои первые Игры будут следующими. И много лет, еще ребенком, я фантазировала: «Интересно, а как это — выступать на Олимпиаде?» И меня начинало трясти только от одних мыслей. Но в Корее на протяжении всего турнира я вообще не волновалась, каталась в удовольствие, только в конце нахлынули эмоции. И вовсе не из-за второго места. Ну было бы у меня сейчас олимпийское золото, и что дальше? В восемнадцать лет сидеть на одном месте и не понимать, зачем дальше работать, если выиграла уже все, что могла? А так у меня сейчас есть прекрасный стимул продолжать выступать до следующей Олимпиады, радовать своих поклонников.

— Жанна, а вы плакали, когда узнали, что у вашей дочери серебро?

Жанна: Зачем мне плакать? У нас не было такого, чтобы я внушала ей: «Ты обязана побеждать, ты вышла на лед только для того, чтобы стать лучшей». Мы живем по принципу: каждый день выходить на лед и честно отрабатывать свою программу, не думать ни о титулах, ни о предстоящих соревнованиях. Разумеется, Олимпиаду дочь ждала, это главное событие для любого спорт­смена. Но мы в семье никогда не нагнетали: «Вот будешь кататься плохо, не поедешь в Корею». Кстати, в отличие от многих родителей, я никогда не хожу ни на ее тренировки, ни на соревнования, чтобы мое присутствие не давило на дочь. Скажу больше: я до сих пор не видела выступления Жени на Олимпиаде, ни по телевизору, ни в Интернете. Не знаю даже, когда у меня хватит духу посмотреть эти прокаты. А в Корею я прилетела только на следующий день после того, как завершился турнир. Хотя могла приехать намного раньше, но специально попросила сократить мое пребывание на Играх. У Жени рекламный контракт с косметической компанией, спонсором Олимпийских игр, и мы вместе участвуем в программе «Спасибо, мама!», поэтому необходимо было приехать для некоторых мероприятий. Но о результатах соревнований я узнала, только когда прилетела в Сеул.

«Перед Олимпиадой у меня была очень серьезная травма, но в Корею я была готова поехать в любом состоянии и вышла бы на лед даже ползком»
Фото: Филипп Гончаров
«Мама до сих пор не видела мои выступления на Олимпиаде, ни по телевизору, ни в Интернете. У нее пока не хватает духу посмотреть эти прокаты»
Фото: Филипп Гончаров

— Все равно хорошо, когда мама рядом. Вас вместе поселили в Корее?

Евгения: Да нет, мы с мамой там увиделись, кажется, всего один раз. Я же готовилась к показательным выступлениям, нужно было репетировать финальное шоу. А жила я в одном номере с Катей Бобровой, мы стараемся всегда вместе с ней селиться на соревнованиях. У меня не так много близких друзей, но ее я считаю практически своей сестрой.

— Подождите, а разве двукратная чемпионка мира не может потребовать отдельный номер? И есть ли у Евгении Медведевой свой личный час на катке?

Евгения: Это нормальная практика, когда спортсмены живут по двое или по трое в номере. Что тут такого? Мы же одна команда. Нас не возят на машинах представительского класса, мы не летаем бизнес-классом. В Корею, как всегда, летели экономом, у нас был ряд Space+, чтобы можно было вытянуть ноги. Но мне, если честно, было не очень удобно. Лучше забиться куда-нибудь на последние ряды и, если есть свободные места, лечь сразу на три сиденья. А на катке я занимаюсь наравне со всеми, в обычном тренировочном режиме. Единственное, что у нас могут возникнуть опасные ситуации, когда мчишься на большой скорости по своей программе, отрабатываешь элементы, а человек стоит у тебя на пути и не реагирует. У нас есть такое специальное предупредительное слово: «Ап!» Иногда понимаешь, что на тебя не реагируют, что сейчас может произойти страшное столкновение, и тогда начинаешь просто орать: «Ап! Да уйди уже, иначе будет плохо!» Бывают же очень серьезные травмы на тренировках.

— Жанна, ваша дочь вряд ли сама помнит тот момент, когда впервые встала на коньки. Сколько ей было тогда лет?

Жанна: Если уж рассказывать все подробно, то все началось с появления Жени на свет. Она родилась восьмимесячной, а считается, что четные месяцы беременности — самые сложные. Потом мы с ней еще долго находились под наблюдением врачей в Филатовской больнице. Женя весила всего два килограмма. Врачи сразу сказали, что ребенок слабенький и необходимо его закаливать, отдать или в фигурное катание, или на плавание. А так как я сама до пятнадцати лет профессионально занималась катанием, то выбор был очевиден. В первый раз я поставила Женю на коньки в два с половиной года, на катке Стадиона юных пионеров, на его месте уже давно построили гостиницу. Я купила для Жени самые маленькие коньки, которые только нашла, но все равно пришлось надевать по четыре носка, чтобы коньки не болтались. Помню, как радостно дочь встала на них и практически сразу побежала. Шлеп — упала, встала, снова упала, но ни разу не заплакала, и страха вообще не было никакого. В итоге я привела ее в ЦСКА, в группу малышей, но ее туда не брали из-за неудачного дня рождения…

Жанна: «Так сложилось, что Женю я воспитывала одна. А с работой было в те годы очень тяжело, я хваталась за все подряд, чтобы хоть как-то прокормить семью»
Фото: из личного архива Евгении Медведевой

— Женя родилась 19 ноября. Что не так с этим днем?

Жанна: Для фигуристов удобнее всего рождаться в начале лета. В нашем спорте живут не годами, а сезонами, которые заканчиваются и начинаются в июне. То есть мы пришли в сентябре, трех лет еще не было. Нам сказали: приходите на следующий год. А в фигурном катании потерянный сезон — это караул, уже потом не догонишь. Есть, конечно, фигуристы, которые приходят к тренерам и в семь, и в девять лет, но это очень редкие исключения. С большим трудом мы упросили взять нас. Женя, помню, уселась там у них на диван: «Хочу кататься!»

— Сколько раз в неделю она занималась в этом возрасте?

Жанна: Полагалось пять занятий в неделю, но этого было мало, и мы еще дополнительно занимались в выходные. Вставали мы в пять утра, чтобы в семь пятнадцать попасть на тренировку. В час пик с «Алексеевской» на «Динамо» добирались на общественном транспорте с двумя пересадками. Это был какой-то ужас! В метро всегда давка. Однажды на переходе между станциями толпа снесла нас с Женей к железным ограничителям, которые стоят перед эскалаторами. Я понимала, что мой крохотный ребенок болтается где-то в ногах, ее сейчас могут попросту затоптать, сломать ребра. Вовремя подхватила ее на руки, потому что в следующее мгновение нас вдавили в эти железяки. Видимо, что-то прищемили Жене, потому что она за­орала на всю станцию. Вот тогда я поняла, что все — хватит, нужно срочно покупать машину. 

Пришлось как-то выкручиваться: экономить, занимать, искать подработку. Просто у нас в семье всегда зарабатывала я одна. Так сложилось, что Женю я воспитывала сама. Когда она родилась, моя мама была уже пенсионеркой. А с работой было в те годы очень тяжело, трудно найти постоянное место с хорошей зарплатой, я хваталась за все подряд, чтобы хоть как-то прокормить семью. Из декрета, по-моему, вышла, когда Жене было месяцев восемь. Хорошо хоть работа была рядом с домом, и они с бабушкой то на санках, то на коляске приезжали ко мне два раза в день — в обед и вечером.

«Для фигуристов удобнее всего рождаться в начале лета. А у меня день рождения в ноябре. С большим трудом мама упросила взять меня в секцию»
Фото: Филипп Гончаров

— А руки не опускались? Ведь можно было отказаться в какой-то момент от фигурного катания.

Жанна: Было местами трудновато, не скрою, но жаловаться я не люблю. Всплакнуть время от времени могу, наверное, как любая женщина. Но я никогда в жизни даже не подумала о том, чтобы сказать своей дочери: я тут, видите ли, страдаю, лишь бы ты могла заниматься спортом. Я же видела, какое Женя получает от этого удовольствие! Она каждый день ждала момента, когда выйдет на лед.

— Евгения, получается, вы человек, лишенный нормального детства, так?

Евгения: А вот это самое распространенное заблуждение о спортсменах! У меня было прекрасное детство. Мы точно так же играли с друзьями и в вышибалу, и в догонялки, как все остальные дети. Только они собирались в подъездах, а мы в тренажерном зале. Но впечатления у меня были намного разнообразнее, чем у сверстников, это точно. Потому что годам к восьми я уже побывала в самых разных городах России, а с четырнадцати лет начала выступать на соревнованиях за границей. Первый раз мы поехали на этап юниорского Гран-при в Ригу. Это было очень круто! Мы с Машкой Сотсковой впервые попали в другую страну. Жили с ней в одном номере и постоянно тусовались на детской площадке напротив отеля.

Жанна: «Помню, как радостно дочь впервые встала на коньки. Шлеп — упала, встала, снова упала, но ни разу не заплакала, и страха вообще не было никакого»
Фото: PHOTOXPRESS.RU

— За границей всегда манят кафе и кондитерские. Но вы же, наверное, должны ограничивать себя? Хотя бы в день рождения позволяете себе тортики?

Евгения: А вы знаете, я не очень люблю отмечать свой день рождения. Вот не лежит душа. Потому что наступит следующий день и тебе уже будет не 18 лет, а 19. И что в таком случае отмечать? Мой любимый праздник — это Новый год. А если насчет сладкого, то я никогда не ела ни торты, ни пирожные. Для меня это невкусная еда. Зато я всегда была падкой на мармелад и шоколад, стараюсь вот перейти с молочного на горький, потому что он полезнее, хотя и калорийнее.

Евгения со своим тренером Этери Тутберидзе
Фото: ZUMA/ТАСС

— С другой стороны, у вас каждое выступление как день рождения, вас заваливают и цветами, и подарками. Все забираете домой?

Евгения: Цветы часто везу домой. Мне нравится, когда вся комната уставлена букетами. Мама с бабушкой, правда, закрывают двери к себе, чтобы не чувствовать запах, а мне очень нравится. А многие игрушки, которые мне дарят, я передаю в детские дома или в больницы. Мне нравится в нашей семье здравомыслящее отношение к вещам, мы стараемся не покупать ничего лишнего, практически никогда не делаем друг другу сюрпризы. Всегда можно задать вопрос напрямую: «А что ты хочешь?» — вместо того чтобы покупать и приносить домой ненужную вещь. Например, перед Новым годом я спросила у мамы: «Что тебе нужно?» Она ответила — кошелек. Мы вместе с ней пошли в торговый центр, выбрали кошелек, красиво его упаковали, и потом на Новый год я его ей подарила. А мама сделала вид, что удивилась: «Вау, это же именно то, что я и хотела!» А перед Олимпиадой я заказала себе в подарок колечко с небольшим бриллиантом, сама выбрала и оправу, и камень, и мама с бабушкой сделали мне такой подарок. Я не ношу бижутерию, только настоящие драгоценности. Считаю, что лучше подолгу носить одни и те же украшения, но хорошие. Например, я уже года полтора не снимаю вот эти колечки и браслет с золотым четырехлистником. Сплю с ними, принимаю душ, тренируюсь, выступаю.

— А разве украшения не запрещены правилами?

Евгения: Нет, абсолютно, это личный выбор каждого. Многие украшения ведь как талисманы. Ограничения касаются только костюмов. По правилам должно быть закрыто 60 процентов тела. Нельзя выходить слишком оголенными во время соревнований — в купальнике как у гимнасток или в бикини. За это могут снизить баллы. Нельзя использовать шляпы, трости, потому что это слишком театрализовано. А вот на показательных выступлениях уже можно делать все что угодно. Но все равно в рамках приличия, разумеется. (Смеется.)

«У меня было прекрасное детство. Мы точно так же играли с друзьями и в вышибалу, и в догонялки, как все остальные дети. Только они собирались в подъездах, а мы в тренажерном зале»
Фото: Филипп Гончаров

— Читал, что ваши любимые актеры — Бенедикт Камбербэтч и Дэвид Теннант. Не было соблазна воспользоваться своей популярностью и устроить так, чтобы вас с ними познакомили?

Евгения: Если я буду выступать в Великобритании и вдруг появится такая возможность, то почему нет? В Корее, кстати, так и получилось: для меня специально устроили встречу с моими любимыми музыкантами. Мне очень нравится японская и корейская современная музыка. В одном интервью перед Олимпиадой я как-то сказала, что на церемонии закрытия будет выступать моя любимая группа EXO. Музыкантам это передали, и меня ждал очень приятный сюрприз от них.

— Недавно вы поступили учиться на тренера. Решили навсегда связать жизнь со спортом?

Евгения: Думаю, что со временем я получу и второе высшее образование, в другой профессии. Пока говорить об этом рано. Олимпийского золота все-таки я еще пока не выиграла, есть к чему стремиться. Месяц отдохну и снова вернусь к тренировкам. Надеюсь, что через четыре года выполню прыжок и в четыре оборота. Пока на тренировках я падаю на приземлении, но говорят, что делаю это красиво. (Смеется.)

Благодарим отель «Балчуг Кемпински Москва» за помощь в организации съемки.

Подпишись на наш канал в Telegram
20 мемов, которые оценят все поклонники сериала «Постучись в мою дверь»
Несмотря на то, что сериал «Постучись в мою дверь» завершился еще в прошлом году, его популярность до сих пор не угасает — по известности его можно сравнить с другим турецким хитом — «Великолепным веком», который в свое время тоже наделал много шума. Но мемы про Хюррем и Сулеймана мы уже вам показывали, настало время Эды и Серкана!




Новости партнеров

популярные комментарии
#
прелестная девушка!
#
Корона-9707, А Загитова как рыдала после чемпионата мира вы не видели? Я не имею ничего против Алины, но уже надоело в каждой статье про Женю Читать негатив от Алининых поклонников. Вам было бы приятно, если бы я в статье об Алине в комментария писала о ней гадости?
#
На мой вкус женя очень похожа на обезьяну - некрасивая и необаятельная девушка. И показалась в этом интервью ещё и неумной.
#
#comment#
0 / 1500



Звезды в тренде

Алла-Виктория Киркорова
дочь Филиппа Киркорова
Мартин Киркоров
сын Филиппа Киркорова
Зепюр Брутян
актриса театра и кино
Павел Прилучный
актер театра и кино
Агата Муцениеце
актриса, модель
Анна Романова
актриса театра и кино, астролог