Эми Адамс: «Съемки с Ди Каприо меня сломали»

Начинать карьеру в Голливуде никогда не поздно! Пятикратная номинантка на «Оскар» доказала это на своем примере.
Татьяна Розенштайн
|
26 Октября 2016
Кадр из фильма-мюзикла «Зачарованная». 2007 г.
Фото: EAST NEWS

Ее карьера в Голливуде началась поздно. А до этого кем только Эми не работала! Даже танцовщицей в ресторанах. С тех пор она получила пять номинаций на «Оскар» и право играть в блокбастерах о героях комиксов, что является высшей точкой карьерного взлета на «фабрике грез»...

Эми Адамс считает, что голливудских звезд, «слетевших с катушек», вместо реабилитационных клиник стоило бы отправлять на работу в мюзик-холлы при ресторанах — из тех, где девушки в микрошортиках и микротопиках танцуют и поют перед жующей публикой, разыгрывая целые куски из популярных мюзиклов. Сама Эми, во всяком случае, именно с такой работы и начинала и вовсе не стесняется этого этапа своей биографии. Восемь шоу в неделю — привыкаешь к дисциплине и рабочей этике... С актрисой Эми Адамс (снимавшейся, например, в суперблокбастере «Бэтмен против Супермена: На заре справедливости») мы поговорили о том, какова она, дорога к успеху в Голливуде...

— Эми, вы родились в Италии?

— Да, в Виченце, это недалеко от Венеции. Но на итальянском не говорю. Я была совсем маленькой, когда жила там. Отец работал на военно-воздушной базе. Поэтому свою собственную дочь я назвала Авиана — в честь той самой базы. Знаю, звучит странно. Но когда мы с мужем (С художником Дарреном Ле Галло актриса живет с 2001 года, хотя поженились они только в прошлом году. — Прим. ред.) подбирали имя ребенку, ему приходили в голову идеи назвать девочку Париж или Бруклин. Ему хотелось, чтобы у его дочери было самое оригинальное имя. А Авиана звучит хотя бы мелодично.

«Вместо того, чтобы, снявшись в таком фильме, радоваться, я сломалась» С Леонардо Ди Каприо в картине «Поймай меня, если сможешь». 2002 г.
Фото: EAST NEWS 

— При выборе роли вы заботитесь о том, что ваша дочь подумает, увидев вас на экране?

— Боже, если бы я переживала из-за этого, то мне не следовало бы соглашаться на многие картины! Например, на «Аферу по-американски»! (У Эми в этой картине несколько эротических сцен. — Прим. ред.) Но общественное мнение, как и мнение моей многочисленной семьи, в том числе и родителей, никогда не влияло на мои решения. Я рано ушла из дома, зарабатывала собственные деньги, поэтому между мной и ними не возникало конфликтов, которые обычно начинаются со слов: «Пока ты живешь в нашем доме…» Я всегда могла ответить: «Но я там не живу! Хотя и не откажусь, если вы оплатите мою квартиру!» (Смеется.)

— А правда, что ваши родители мормоны?

— Да, родители были членами общины мормонов. Но после того как они развелись, (а мне тогда было 11 лет), их связь с общиной сошла на нет. И я не почувствовала влияния этой церкви на жизнь. Моя мама очень рано вышла замуж за папу, ездила с ним по базам, а после развода вышла из роли домохозяйки. Занялась, например, бодибилдингом. Даже в соревнованиях участвовала. Еще научилась делать массаж. Господи ты боже мой — моя мать к 40 годам успела родить семерых детей! Все мои братья и сестры обожали выступать на публике, родились прирожденными артистами. А мне казалось, что я полная бездарь на их фоне.

— Как отнеслись родители к вашему выбору профессии?

— Отец и не ожидал, что я стану физиком-ядерщиком. Кроме того, он сам виноват. Ведь это он научил меня любить кино, музыку. Вечерами мы сидели с гитарой. У него была любимая песня из репертуара Роджера Уиттакера под названием Durham Town… Она о прощании, об отъезде. Что неудивительно, ведь нам тоже часто приходилось переезжать с места на место. Может быть, поэтому я стала актрисой, по привычке веду кочевой образ жизни.

«На этих съемках я каждый день плакала» С Дженнифер Лоуренс в фильме «Афера по-американски». 2013 г.
Фото: Capital Pictures/EAST NEWS

— Вы впервые снялись в 24 года, в дико смешной комедии «Убийственные красотки». А до этого где только не трудились…

— Особенно не полюбилась мне работа в магазине одежды, довольно, кстати, известном. Я просила, чтобы меня держали в подсобке, на складе, но начальство решило: «Отправляйся к покупателям на растерзание. Ты у нас единственная, кто умеет разговаривать по-английски». (Смеется.) Потом я работала в разных штатах в маленьких городках — в разного рода мюзик-холлах, в том числе ресторанного типа. Однажды потянула ногу и не смогла пойти в ресторан. Зато поехала на пробы. Слишком хорошо, чтобы быть правдой, — в нашем богом забытом городишке в Миннесоте выбирали девушек для того самого фильма, который вы упомянули, «Убийственные красотки», — о конкурсе красоты. Я сама удивилась, когда меня утвердили. Ну а после этого фильма я решилась пере­ехать в Лос-Анджелес и поискать работу в Голливуде. 

Еле уговорила брата отвезти меня туда на его раздолбанной старенькой машине. Дальше все как в кино. Машина сломалась в штате Нью-Мексико. В пустыне. Вокруг ни души, телефона у нас не было. Дождались появления грузовика, водитель нас подцепил и дотащил до ближайшего селения. В Лос-Анджелес мы добрались без машины и без денег. Приютил дальний родственник. А через две недели я подписала контракт с агентом, с которым работаю до сих пор. Но жизнь в Голливуде оказалась чудовищной. Страхи, мрачное настроение, осознание, что на меня всем плевать… И малопривлекательные роли стервочек или наивняшек в сериалах и фильмах категории «Б»... Почему-то режиссеры видели меня в образе глупых даже не красоток, а дурнушек с симпатичной попкой. Я соглашалась, а потом уходила. Иногда наоборот: меня приглашали, а потом выгоняли. Помню забавный разговор с юристом. Меня тогда безо всяких объяснений уволили из двух новых телефильмов. И юрист мне объяснил, что это очень круто и удивительно, что меня вообще взяли в два таких шикарных проекта...

С Беном Эффлеком на премьере суперблокбастера «Бэтмен против Супермена: На заре справедливости». Нью-Йорк, март 2016 г.
Фото: PacificCoastNews/EAST NEWS

— А потом вам снова улыбнулась удача — роль в фильме «Поймай меня, если сможешь» самого Стивена Спилберга, с Леонардо Ди Каприо

— О да. Крупная удача. Все по-взрослому. И тут-то я как раз и сломалась. Отыграла — и словно подавилась. Мне казалось, я не имею права играть в такого уровня картинах. И на этом эмоциональном фоне я проваливала одну пробу за другой… Период борьбы и барахтанья лягушки, сбивающей масло из молока, сменился приступом неуверенности в себе. Винить некого. Год не снималась. И после еще много лет себя изводила: не смогу, не получится... И вот наконец уже к 30 годам мне снова повезло. Фильм «Июньский жук». Я за него восемь призов на разных фестивалях получила. И самое главное — первую номинацию на «Оскар»… Сидела, помню, рядом с Мерил Стрип и Шоном Пенном и по привычке пилила себя: «И что же я-то здесь делаю-ю-ю…»

— Вы умудрились получить пять номинаций на «Оскар»! Вот и сейчас два фильма с вашим участием, которые выходят осенью, претендуют на внимание академиков. Один — «Прибытие» Дени Вильнева...

— В этом фильме погибает дочь моей героини, после чего той нечего терять. И она соглашается на опасную работу: вступает в контакт с пришельцами, чтобы спасти мир...

— Получается, что именно женщина на грани нервного срыва сегодня в состоянии спасти мир?

— Я всегда с осторожностью отношусь к подобным идеям о роли женщины в наше непростое время. Не думаю, что женщина может спасти мир, а мужчина нет. А вот то, что гораздо труднее найти деньги на картину, где главное действующее лицо — женщина, — это факт! По-прежнему. В нашем случае бюджет дали под инопланетян. И они-то как раз, а не женщина, спасли фильм. (Смеется.)

«Инопланетяне снова в моде. И деньги продюсеры нам дали именно под них» В новой картине Дени Вильнева «Прибытие». 2016 г.
Фото: LEGION-MEDIA

— Не так давно с подачи вашей кол­леги по фильму «Афера по-американски» Дженнифер Лоуренс разгорелся скандал, когда выяснилось, что гонорар актеров Брэдли Купера и Кристиана Бэйла гораздо выше, чем у вас, актрис. И теперь многие обвиняют саму Лоуренс, ведь она сама подписала контракт...

— Я лично могу сказать только одно. На съемках «Аферы по-американски» мне было очень плохо. Я ужасно страдала от того, как со мной обращался режиссер. Нет, он, конечно, меня не бил, но, не вдаваясь в детали, могу приз­наться — доводил до слез. Я каждый день плакала. Дженнифер Лоуренс как раз держалась. Она умница, у нее «тефлоновая» шкура, как я это называю. Но и она, безусловно, испытывала чувство обиды и несправедливости. Мало того что с тобой отвратительно обращаются, так ты еще и зарабатываешь меньше других. Но это правда, что мы заранее все знали.

— У вас до сих пор осталась обида на режиссера этого фильма Дэвида О. Расселла?

— Знаете, есть режиссеры, которые обращаются со своими актерами, как родители с детьми. Но Дэвид О. Расселл не из их числа. Он относится к другой категории — провокаторов. Вызывает у актеров неожиданные реакции и благодаря этому открывает новые грани их таланта. Так что стоит ли так уж жаловаться? И я, и Дженнифер получили номинации на «Оскар» за этот фильм!

— Что скажете про Тома Форда, дизайнера и режиссера, который из множества актрис именно вас выбрал на роль в свою вторую картину «Под покровом ночи»?

— Том уверяет, что взял меня из-за моих глаз. Забавно. Дени Вильнев, режиссер «Прибытия», тоже что-то такое в них увидел. Наверное, это просто на них как заклинание действует название фильма Тима Бертона «Большие глаза», где я сыграла. (Смеется.) На самом деле это мой агент уговорил меня сняться у Форда. Я не хотела браться за роль этой Сьюзен, уж больно она не в ладу сама с собой. Мне она не понравилась. Но, конечно, не хотелось упускать шанс поработать с таким мастером, как Форд, я ведь видела его дебютную работу «Одинокий мужчина». Том потрясающе играет с цветами, освещением, у него магическая, волшебная харизма художника! Он обучал меня изяществу. Например, говорил: «Эми, подойди к дивану, сядь, возьми книгу и читай. Да нет, не так! В этой позе у тебя второй подбородок. Фу!» После чего сам садился на диван и изящ­но листал книгу. Мне оставалось лишь его копировать.

С мужем Дарреном Ле Галло, художником, на церемонии вручения премии «Золотой глобус». Январь 2013 г.
С мужем и дочкой Авианой. Беверли-Хиллз, октябрь 2016 г.

— Вы гордитесь, что сумели добиться всего, чего желали?

— Трудно сказать. Стабильность, определенность — на самом-то деле это утопия. Настоящей безопасности не бывает в жизни. И не может какое-то достижение или осуществленное желание, каким бы грандиозным оно ни казалось, сделать нас счастливыми. Поэтому я пытаюсь сохранить баланс. А для этого нужно время от времени падать в грязь лицом.

— Вы очень философично смотрите на жизнь...

— Ну, скажем, почти. Вот недавно я купила комплект постельного белья. А ночью стала переживать, что нужно было взять с узорчиком. Уверена, я куда больше бы успевала, если бы не занималась такой ерундистикой.

— Ну да, говорят, вы семь лет не могли найти время, чтобы выйти замуж за любимого мужчину…

— Верно. Мы с Дарреном едва не поженились в Лас-Вегасе, по дороге на концерт Джастина Тимберлейка. Хотели найти священника, после концерта поехать в пустыню и там на рассвете провести церемонию. Но, увы, перепили в тот вечер. А потом семь лет было некогда. В результате мы тихо-мирно поженились в прошлом году на частном ранчо под Лос-Анджелесом. Я составила список невесты, чего хочу и так далее. Но из всех своих пожеланий осуществила только одно — церемония прошла рядом с огромным развесистым деревом. Как в «Форресте Гампе», если помните. Но это и было самым для меня важным.

Подпишись на наш канал в Telegram



Новости партнеров

популярные комментарии
#
Мне она очень нравится. И интервью не разочаровало. ) Умная женщина , с сильным характером. И красивая.
#
Очень интересно читать интервью с действительно талантливыми актрисами, на фоне наших бездарщин с бесконечными советами как похудеть после родов, не хватает время на семью и т.д.
> Птичка-8356
#
Птичка-8356, вы сто первый человек, кто об этом пишет. А редакции хоть бы хны... продолжают нас и дальше "травить"
> Птичка-8356
#
#comment#
0 / 1500



Звезды в тренде

Ирина Пегова
актриса театра и кино
Татьяна Арнтгольц
актриса театра и кино
Иван Жидков
актер театра и кино, телеведущий
Сергей Лазарев
актер, певец