Екатерина Стриженова: «Та женщина говорила, что мой муж любит только ее...»

За последние три года Екатерину и Александра Стриженовых разводили не один раз.
Валерия Шпакова
|
18 Января 2007
Екатерина и Александр Стриженовы «Я привыкла к тому, что за Сашей я как за каменной стеной» Фото: Марк Штейнбок

За последние три года Екатерину и Александра Стриженовых разводили не один раз. Сначала по причине того, что Александр, распустив руки, довел жену до травмпункта. Затем — из-за многочисленных амурных похождений главы семьи. В итоге cупруги все-таки отправились в суд, и это — на двадцатом-то году семейной жизни!..

Правда, в суде Кате предстояло разобраться не с мужем, а с желтой прессой. Последней каплей в чаше терпения телеведущей стал материал под емким названием «Екатерина Стриженова подала на развод», который супруги обнаружили, возвращаясь всей семьей из отпуска. И, как говорит теперь Катя, может, и эту «новость» пропустила бы мимо ушей, если бы ее старшая дочь Настя в сердцах не сказала: «Мама, неужели никто за это вранье не отвечает?!» Устав оправдываться перед домашними, родственниками и знакомыми, Стриженовы вчинили иск нечистоплотной газете. Впереди у Екатерины и Александра глобальные планы. Они начали строительство нового дома, одновременно работают над несколькими творческими проектами, находя при этом время друг для друга и для собственных дочерей — 18-летней Насти и 6-летней Сашеньки. На днях Александр прилетел из Финляндии, где заканчивает работу над картиной «Любовь-морковь», и семья решила провести выходные в закрытом отеле загородного конноспортивного клуба «Отрада».

— Катя, сложно удержаться и не задать вопрос: с чем были связаны упорные разговоры о вашем расставании?!

— Последние три года мы живем словно в каком-то сериале, герои которого постоянно разводятся. А их дети и родители страдают из-за этого. Вот только сценарий такого сериала к нашей реальной жизни не имеет никакого отношения. Недавно в тихом семейном кругу мы отметили 20-летие совместной жизни.

Екатерина  Стриженова с дочерьми Сашей и Настей «Наша старшая, Настя, молодого человека пока не выбрала: у нее очень высокая планка — папин пример» Фото: Марк Штейнбок

— Но ведь, говорят, слухи никогда не появляются на пустом месте. Или вы будете утверждать, что все 20 лет прожили в мире и полном согласии?

— В мире и согласии. Но не в полном. Мы же нормальная семья! И у нас бывают сложности. Да что душой кривить, и кризисы бывали. Точнее, один кризис. Знаете, как психологи говорят: если супружеская пара пережила кризисы на втором, седьмом и десятом году жизни, потом им вдвоем любое море по колено. Нас кризис догнал десять лет назад, но мы его преодолели и стали жить дальше. Вот если спросите меня сейчас, что стало причиной нашего разлада, — не сразу даже соображу.

— Так все-таки, что стало причиной разлада?

— Как-то я вернулась с гастролей, а муж меня не встретил. Впервые в жизни прислал за мной водителя. На следующий день я собрала вещи, и мы с Настей уехали из загородного дома в мою городскую квартиру. Возможно, зрелым людям мой поступок покажется нелепым и даже глупым. Но в ответ скажу: никогда нельзя прощать пренебрежительного отношения к себе. Никому, и уж тем более мужу — человеку, с которым ты решила жизнь прожить.

Екатерина и Александр Стриженовы с дочерьми Сашей и Настей «Александр никогда не пропускает Сашенькиных выступлений по художественной гимнастике, поскольку знает: для дочки это очень важно» Фото: Марк Штейнбок

— Не слишком ли скоропалительным было ваше решение?

— Я понимаю, что со стороны все это выглядит полным бредом. Кто-то скажет: вот дура! Видимой причины для ухода не было. Вода горячая в доме была, муж зарплату приносил — чего ей не хватало?! Но как объяснить, что для меня тот случай был просто вопиющим? Я ведь без Сашки шагу ступить не могла. Запросто села бы в другой самолет, чужую машину, забыла бы дома паспорт или чемодан. Да что говорить, без Саши я даже паспортный контроль пройти не в состоянии! А тут он взял и не встретил меня… Да еще накануне звонила какая-то женщина…

— …Подождите-подождите. С этого места поподробнее, пожалуйста.

— Та женщина несла всякую чушь. Говорила, что Саша любит только ее, что она хочет быть с ним, а я мешаю их счастью и должна его отпустить. В глубине души я возмущалась страшно. Я, собственно, никого насильно и не держу! В голове крутилась только одна мысль: «ПОЧЕМУ, ПОЧЕМУ меня от всего этого не оградили?!! ПОЧЕМУ не уберегли?!»

— Кто?

— Муж! Даже если гипотетически представить, что «там» что-то было, с какой стати я должна была все это выслушивать?!

Екатерина и Александр Стриженовы с дочерьми Сашей и Настей Екатерина Стриженова с мужем Александром и дочками Настей и Сашенькой на отдыхе в Подмосковье Фото: Марк Штейнбок

— По-вашему, лучше ничего не знать и не подозревать?

— Да, я готова ничего не знать. Хотя нет, не готова. Я вообще не уверена в том, что можно быть к этому готовой. Это же какой-то мазохизм — знать, что твой мужчина встречается с кем-то другим, и делать вид, что ничего не происходит. Тогда ведь придется идти на компромиссы, а я считаю, что в отношениях не может быть компромиссов. Вообще не могу представить своего мужа с другой женщиной. Мне от одной мысли, что надо это представить, становится страшно. Тогда, 10 лет назад, я впервые обратилась за помощью к психологу.

— И что же сказал светило?

— Как сейчас помню, психолог мне сказал: «Если ушел один трамвай, то обязательно придет другой...» Говорил, что чем привлекательнее женщина, тем у нее больше проблем… И вполне возможно, что звонила какая-то сумасшедшая поклонница, а я по глупости могу разрушить семью. А когда психотерапевт узнал, что муж не поехал в аэропорт меня встречать, а ждал дома с ребенком (кстати, в тот день у нас было полно гостей — справляли Настин день рождения), он сказал: «Милая моя, ищите проблемы в себе, а не в муже!»

— Поискали?

— Да, и, думаю, нашла. Мы с Сашкой повстречались еще совсем детьми — в четырнадцать лет. Поженились в восемнадцать и всю свою сознательную жизнь прожили вместе. Никуда не ходили друг без друга. С моими друзьями встречались вместе, с его — тоже. Я всегда находилась под Сашиным контролем. Привыкла за 10 лет ни о чем не думать, знать, что я за Сашей как за каменной стеной. Если говорить психотерапевтическим языком, между нами всегда было очень сильное слияние и на духовном, и на физическом уровне.

Сегодня сложно представить, как мы тогда продержались друг без друга целых два месяца. Казалось, что все осталось со мной: ребенок, работа, подруги, наши с Сашей общие друзья, но без любимого человека цветная картинка превратилась в черно-белую. Получалось, что ты живешь, но тебе отключили кислород. Я вдруг поняла, что Саша и есть моя жизнь.

Екатерина и Александр Стриженовы с дочерьми Сашей и Настей «В нашем доме все крутится вокруг Саши, он — центр нашей вселенной, глава семьи, единственный мужчина» Фото: Марк Штейнбок

— Кто же сделал первый шаг к воссоединению?

— Саша приезжал каждый день, привозил Насте фрукты, конфеты и через нее же вел «подрывную» работу. Тихо и как бы между делом говорил: «Настя, что-то мама не хочет возвращаться на дачу». А тут еще мы стали вместе выходить в эфир «Доброго утра». Ведь согласие мы дали еще до «кризиса». Помимо Сашиных приездов мы были вынуждены встречаться еще раз в неделю во время съемок. Можно сказать, у нас начался «служебный роман». А однажды после эфира он отвез меня к себе домой…

— Испытание расставанием вас многому научило?

— Кажется, мы оба не на шутку испугались. А ведь по глупости могли остаться друг без друга. Жить мы стали с другой «скоростью» и другой «температурой», ценя каждую минуту, проведенную вместе.

— Катя, но, если верить вашим же словам, после многочисленных публикаций о Сашиных амурных похождениях, да еще и снабженных фотографиями, вы уж точно должны были топать ножками и хлопать дверью. Или былой опыт оградил от необдуманного шага?

— Просто так получалось, что все эти публикации появлялись именно тогда, когда мы все время были вместе. Настя могла прийти в школу, а кто-то из учителей ей говорил: «Бедненькая, у тебя папа бросил маму!» А Настя-то только-только из дома, где ее папа с мамой мирно завтракали. Но даже зная всю правду, Настя переживала. А как-то позвонила мама: «Катенька, что случилось?!» — «Что случилось?» — «Ты подала на развод? Что Саша натворил?» Даже если моя мама, у которой мы за несколько часов до ее звонка с Сашей и детьми были в гостях, верила в эти небылицы, что уж говорить о других! Хотя, не скрою, был момент, когда настойчивость репортеров зародила сомнения даже в моей душе. Перед тем как направить иск в суд, я спросила Сашу: «Ты мне только скажи, пожалуйста, у тебя точно ничего не было с той «рыжей Аллочкой»? Надо было видеть моего мужа в тот момент! «Ты понимаешь, что говоришь? Значит, они добились, чего хотели». Я пыталась оправдываться: «Понимаешь, будет глупо, если мы подадим в суд, а потом окажется, что все-таки...»

Екатерина и Александр Стриженовы с дочерьми Сашей и Настей Екатерина и Александр Стриженовы с дочерьми Сашей и Настей Фото: Марк Штейнбок

— Но если вдруг, не дай бог, рано или поздно слухи подтвердятся, вы…

— …Я не могу и не собираюсь фантазировать на эту тему. Я вообще не хочу дать такой мысли закрепиться в собственном мозгу. Именно по этой причине никогда не проверяла его мобильные звонки, не рылась в карманах, не нанимала детективов. Иначе этот червь сомнения не даст выжить… У моего мужа есть своя абсолютно личная зона, которую я уважаю. Не хочу превращаться в параноика, которому будет казаться, что тут он не ответил, там он вне зоны действия сети — значит, не хочет со мной разговаривать или вообще пошел в разнос… Вполне может статься, что сейчас я так уверенно обо всем этом рассуждаю, а какая-то женщина прочтет это интервью и подумает: «Ха-ха-ха, дурочка самонадеянная! Ну-ну!» Но, по крайней мере, пока Саша не дает мне повода об этом думать.

— Известно, что у Саши, мягко говоря, непростой характер. Вы никогда не пытались повлиять на него?

— У мужа действительно сложный характер. Да, он прямолинеен, да, вспыльчив, да, не идет на компромиссы. Ну и что теперь?! Если попытаться на листке выписать все плюсы и минусы Саши, то в так называемых минусах окажутся его бескомпромиссность и умение отстоять свое мнение. Но ведь и за это я тоже люблю его и уважаю. Да и вообще, мужчин переделывать — пустое дело. Сложный характер ничего не говорит о сущности человека. Гораздо важнее характера то, что было заложено в детстве, в семье. Так что не я занимаюсь Сашиным воспитанием. А вот Саша как раз моей маме нередко говорит: «Вы с Катей жили только до 14 лет, а я теперь живу с ней намного дольше, поэтому слушать она должна только меня».

Екатерина  Стриженова с дочерью Сашей «Мы очень хотели родить ровесника века — Сашенька появилась на свет в декабре 2000-го» Фото: Марк Штейнбок

— Вы поддаетесь его воспитанию?

— В нашем доме все крутится вокруг Саши. Иначе и быть не может. Он — центр нашей вселенной, глава семьи, единственный в ней мужчина. У нас с Сашей была одна проблема, которая особенно остро чувствовалась по молодости лет. Ведь мы оба в своих семьях были младшими. Саша — младший брат, я — младшая сестра. Знаете, ведь как бывает в молодых семьях: каждый завоевывает авторитет. Так вот у нас каждый боролся не за то, чтобы быть главным, а наоборот — за то, чтобы отдать роль «паровоза» другому.

— И все же как-то слишком гладко все у вас с Сашей получается для нормальной семьи с двадцатилетним стажем. Неужели никогда не ругаетесь?!

— Конечно же ругаемся. Мы же люди, а не роботы. Эмоциональные вспышки — нормальное явление для людей. Но у нас уже давно существует уговор: если и выяснять отношения, то не при детях и не при посторонних. Бывает, выясняем громко и шумно. Например, раньше Саша на пике таких выяснений бил телефоны. Не скрою, аппаратов мы поменяли не один десяток. И это гораздо менее хлопотно, чем менять жен или мужей. Ни в коем случае нельзя копить в себе обиды. Надо как можно больше и чаще друг с другом разговаривать, слушать и слышать свою вторую половину. Тогда и конфликтов будет меньше.

Екатерина и Александр Стриженовы с дочерьми Сашей и Настей «Я счастливая женщина, и у меня нет повода жаловаться на судьбу» Фото: Марк Штейнбок

— А как вы разрешаете конфликты?

— Как говорит Саша, я — единственный человек, который может довести его до белого каления. Я уже научилась предсказывать, когда начнется «извержение вулкана». Впрочем, мы оба научились. Раньше у нас даже было кодовое слово «грабли». Когда спор достигал своего апогея и мы уже переходили на личности, бывало, одновременно набирали воздух в легкие, словно предупреждая друг друга об опасности, и произносили «грабли-грабли-грабли». Или просто начинали смеяться. Это же действительно жутко забавно и снимает общее напряжение, когда вдруг осознаешь, что второй человек предостерегает тебя: лучше не продолжай, иначе…

— А из-за бытовых проблем ссоритесь?

— К счастью, нет. Если, например, Саша снимает кино, мы понимаем, что ему не до решения бытовых мелочей. Тогда я беру весь быт на себя: езжу ночью за продуктами, готовлю, развожу детей — Александру на тренировку в Школу олимпийской подготовки, Настю в институт. Недавно, например, между репетициями успела дюжину Сашиных рубашек отнести в химчистку. Приемщица очень удивилась: «Что же вы сами? Вы же по телевизору выступаете, а теперь еще и поете. Мы все за вас болеем…»

— А петь любите?

— Участие в проекте «Две звезды» было для меня огромным стрессом — я же никогда не пела! А ведь еще год назад я и подумать не могла, что запою. Дело в том, что на съемках финала своего нового фильма «Любовь-морковь» Саша мне совершенно неожиданно сказал: «Здесь твоя героиня выходит и начинает петь. Возьми в руки гитарку...» Я, открыв рот, только и смогла сказать: «Саша, ты же знаешь, я не то что играть — петь не умею!» Но с режиссером спорить — пустое дело. Гоша Куценко научил меня нескольким аккордам, показал, как держать гитару, и я... запела...

Екатерина и Александр Стриженовы «Сегодня сложно представить, как мы с Сашей тогда продержались друг без друга целых два месяца» Фото: Марк Штейнбок

— Постоянные телевизионные съемки, киносъемки, театральные репетиции, двое детей, муж, дом и большое хозяйство. Не возникало ли желания в запале крикнуть: «Да пропади оно все пропадом!» — развернуться и спрятаться ото всех на пару дней?

— Работаем мы все много, и скрывать тут нечего — устаю. Но у меня есть свой рецепт эмоциональной разрядки. Когда наступают полные «грабли», банально улетаю на два-три дня куда-нибудь в СПА-центр, в Европу. Но такие моменты случались всего два раза. А вообще, я специально составляю свой график таким образом, чтобы раз в неделю проводить хотя бы 2 часа в салоне. Регулярно хожу в солярий, бассейн, делаю массаж и косметические маски. Более того, я научила себя отказываться от любой внеплановой работы в пользу этих нескольких часов: всех денег ведь все равно не заработаешь. На все сил просто не хватит.

— Вы ничего не сказали о пластических операциях. А ведь помнится, совсем недавно все только и говорили о чудесных метаморфозах в фигуре и лице Кати Стриженовой.

— Скажу честно: лицо я не трогала и даже инъекций красоты не делала. Пока довольствуюсь малым — в виде массажа и масок. Но уверена: если у женщины есть какие-то комплексы, которые мешают ей жить, глупо не использовать достижения пластиков для избавления от этих комплексов. И я пойду в пластическую клинику, как только пойму, что не могу спокойно на себя смотреть в зеркало. Как и любая другая женщина, я не хочу стареть.

Екатерина и Александр Стриженовы с дочерью Сашей «Саша невероятно трогательный отец» Фото: Марк Штейнбок

— Вы все вчетвером создаете образ сильной семьи. Не задумывались о ее пополнении?

— Заговаривали. О третьем… мальчике. Летом, во время отпуска, ко мне пришли два «засланных казачка» в виде дочерей и сказали: «Мама, мы хотим тебя попросить…» Я, не дослушав, спросила: «И кто вас прислал?» Сашенька тут же сдала папу: «Мы все хотим, чтобы ты нам родила братика!» Но все эти разговоры пока больше в шутку. Я тогда так и сказала детям: «Передайте папе, что пока у мамы нет вдохновения. Приходите через год». Для того чтобы решиться на третьего ребенка, нужен совершенно особенный настрой. Я ведь помню наше состояние, когда мы Сашеньку планировали. Очень хотели родить ровесника века. Пока мы думали, наступил конец 1999-го. Но мы все-таки успели «в срок»: Сашенька родилась в декабре 2000-го.

— Вы планировали ровесника или ровесницу века?

— Я всегда мечтала о мальчике. Когда мы, ожидая Сашеньку, пришли на УЗИ и узнали, что будет девочка, я расстроилась и скисла. А Сашка меня просто отругал: «Как ты смеешь ребенка расстраивать? Моего ребенка!» Он, конечно, невероятно трогательный отец.

Екатерина и Александр Стриженовы с дочерьми Сашей и Настей Во время отдыха в конноспортивном клубе Фото: Марк Штейнбок

— То есть, если говорить об идеальном муже, то смело можно равняться на Сашу?

— Если о муже, то тут главное не сглазить… (Смеется.) А если говорить об отце, который должен быть, то — только на Сашу. Я знаю, что девочки для него — ВСЁ! Их жизнь — его жизнь. Когда Настя была маленькой, папа ее пеленал, купал, водил в художественную школу, ходил на родительские собрания. А Александру вообще «рожал» вместе со мной. Он никогда не пропускает Сашенькиных выступлений по художественной гимнастике, поскольку знает — для дочки это очень важно. Эту связь дочерей и отца нельзя недооценивать. Ведь девочки знают: в их жизни есть человек, который всегда за них постоит. А это очень важно — иметь такую опору.

— А вам как маме не страшно, что дочки начнут себе искать избранника по образу и подобию папы?

— Я уже осознала эту проблему на примере Насти. Дочери 18 лет, и ей никто не нравится. Друзей очень много, но молодого человека она себе еще не выбрала. И я понимаю почему: потому что у нее очень высокая планка — папин пример. Но, с другой стороны, хорошо, что ей не все равно, какой мужчина рядом.

Екатерина и Александр Стриженовы Екатерина и Александр Стриженовы Фото: Марк Штейнбок

— А чем Саша вас пленил?

— Мой папа умер, когда мне было шесть лет. Но я очень хорошо помню его заботу, внимание и любовь. И когда я встретила Сашу в четырнадцать лет, он меня поразил невероятной добротой, нежностью и очень красивой манерой ухаживать. Только представьте: умный, начитанный, интеллигентный, воспитанный… высокий блондин с голубыми глазами. Рядом с ним я вдруг почувствовала, что защищена от внешнего мира. Покорило меня в Саше и то, как бережно он относился к своей маме. Это ведь очень важно. Сашина мама, Любовь Васильевна Стриженова, тоже снималась в картине «Лидер», на которой мы и познакомились. Съемки проходили в Сочи. В день приезда мамы Саша купил цветы и сам поехал в аэропорт ее встречать, а до этого проверил ее номер в гостинице — все ли там в порядке. И это в четырнадцать-то лет! А когда мы с его мамой впервые увиделись, оказалось, что внешне мы очень похожи.

— Вы готовы набраться смелости и назвать себя счастливой женщиной?

— Я именно счастливая женщина. Я рожала своих детей от любимого человека, у меня есть возможность заниматься любимой работой, слава богу, есть чем кормить детей, я могу заботиться о родителях. У меня нет повода жаловаться на судьбу.


ПОПУЛЯРНЫЕ КОММЕНТАРИИ

  • #
    Что вдруг вытащили старьё 10-летней давности,все известно и фото с малыми детьми

  • #
    Жиробас и бурёнка)))

  • #
    #comment#
  • Не удалось отправить сообщение
    Анастасия Заворотнюк Анастасия Заворотнюк актриса театра и кино, телеведущая
    Все о звездах

    Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.





    НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ