Илья Ильф и Маруся Тарасенко. Мелодия на два голоса

Мария Николаевна Ильф пережила мужа на сорок четыре года. Но переписку с ним бережно хранила и всю жизнь продолжала писать Илье...
Александра Ильинична Ильф Александра Ильинична Ильф назвала сына Ильей. В детстве он был очень похож на деда Фото: из архива семьи Ильф

Вселившись, Ильф со вздохом сказал: «Отсюда уже никуда». В первых числах апреля он еще успел побывать на собрании московских писателей, пригубить бокал в ресторане и грустно пошутить: «Шампанское марки «их штербе», — цитируя предпоследние слова Чехова, «я умираю» на немецком. Договорился о продолжении работы над фельетоном с Петровым. Они распрощались в лифте — с тем, чтобы встретиться назавтра в одиннадцать. Но утром соавтор уже возил в этом лифте в квартиру друга подушки с кислородом, сознавая их бесполезность. Слухи о том, что Ильф умирает, разнеслись быстро. Марусе приходилось раз за разом открывать дверь и спокойно говорить очередным встревоженным посетителям, что ее мужа увидеть нельзя. Визит долгожданного медицинского светила, от которого ждали чуда, состоялся тринадцатого апреля — слишком поздно. Тем же вечером Ильфа не стало. Рядом с ним до последней минуты оставались Маруся и Петров.

На погребении оба хоронили вместе с Ильей самих себя. Вокруг было множество людей и цветов, друзья и коллеги бесконечно сменяли друг друга в почетном карауле, все плакали, а Маруся не могла: она совершенно окаменела и не слышала слов соболезнований. Смотрела, как шевелятся губы у звонко вещающего Фадеева, и не понимала, о чем он говорит.

В ее ушах продолжали звучать последние сказанные ей слова Или: «Оставляю тебе мою Сашеньку в память о себе». Прочти он где-нибудь такое, досадливо сказал бы — так не бывает, литературщина. Но так было.

А потом пришлось жить дальше. Теперь Маруся существовала за двоих — и за двоих принимала удары судьбы, всякий раз радуясь: хорошо, что Иля не знает. Он не узнал о гибели Сандро и его жены в Освенциме. Не узнал, что Миша умер от голода в эвакуации в 1942 году, не получив ответов на мольбы о помощи ни от кого из знакомых. Что в 1942-м же погиб в авиакатастрофе Евгений Петров. Что его дорогие девочки остались совсем одни, без всякой помощи, которую так искренне обещали заплаканные знакомые на похоронах. Вернувшись из эвакуации, они нашли свою квартиру разграбленной. Гонорары за произведения Ильфа получали редко, а в 1948 году специальным постановлением секретариата Союза писателей сочинения соавторов и вовсе объявили вредными, тиражи даже изъяли из библиотек. За всем этим стоял тот самый Александр Фадеев, который со слезами на глазах произносил торжественную прощальную речь на кладбище.

Марусе определили крошечную пенсию, которой ни на что не хватало, и она стала зарабатывать росписью пластмассовых тарелок. В 1951-м, когда Саше пришла пора получать паспорт, мать с ужасом узнала, что ее отказываются записать как Ильф. Только официально: Александра Иехиелевна Файнзильберг. Уже был разгромлен Еврейский антифашистский комитет, шла кампания по борьбе с космополитизмом, и с такими отчеством и фамилией повзрослевшего Пига не ожидало ничего хорошего. Впавшей в отчаяние Марусе помогла соседка, Агния Барто. Они составили письмо Сталину и продиктовали Саше, передал его наверх Сергей Михалков. На следующий день им позвонили и велели прийти за паспортом. В нем значилось: Александра Ильинична Ильф.


Загрузка...


Интерактив

КОММЕНТАРИИ

  • 26.07.2017 01:59
    Очень интересный материал, очень трогательный и грустный. Упомянут Константин Паустовский - с удовольствием бы прочитала о нем.

  • 08.08.2017 18:00
    Спасибо за прекрасный очерк, автору моё уважение. Прочитала и заплакала. Прекрасная, тяжелая, интересная и замечательная жизнь была у Великих двух людей и писателей. Необходимо беречь нашу историю. Такие жизненные истории про Великих необходимо печатать не только в этом журнале. Спасибо главному редактору, с удовольствием всегда читаю исторические очерки. Поменьше про за звездившихся.... и побольше реально про интересных людей!

  • 07.08.2017 14:44
    Прочла на досуге повторно их произведения. 12 стульев это просто набор анекдотов, отстой. Гайдай сотворил шедевр. А вот Золотой теленок, это уже шедевр Ильфа и Петрова! Это памятник эпохе. Блестящая последняя экранизация много серийная удалась. Именно эта экранизация наиболее полно и тщательно передала смысл произведения. Жаль, что все их воспринимают только шутниками. Например, мне понятно почему Золотого теленка не хотели издавать. Это же гимн ненависти к новому режиму. Как им еще удалось протащить это произведение?! Нужно более внимательно читать его и читатель все увидит между строк.

  • #createdAt#
    #comment#
  • Не удалось отправить сообщение

    МакSим МакSим певица, композитор
    Все о звездах

    Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.