Секретная дочь президента

Новость о том, что первый человек Франции ведет двойную жизнь, стала одним из самым крупных скандалов в истории страны.

Когда строительство подошло к концу, отец обратился к нотариусу и оформил строение на имя Анн Пинжо… К тому времени мама была уже беременна мной. Отцу шел 58-й год, его «официальным» сыновьям Жан-Кристофу было 28, Жильберу — 25.

Факт моего рождения тщательно скрывался от всех. Папа вступил в активную президентскую кампанию. Только самые близкие его друзья были в курсе: Франсуа де Гроссувр, Лоранс Суде, Жорж Дайян — верный, еще со времен Сопротивления, друг и соратник. Адвокат Робер Бадинтер с супругой, Шарль Зальцман с женой, врач Мадлен Сешан. Ну и члены семьи со стороны мамы, разумеется. Такой вот ближний круг посвященных. Их можно было пересчитать по пальцам.

Моя бабушка Тереза восприняла новость о беременности дочери как удар ножом в спину.

Она категорически не желала принимать факт, что Анн рожает ребенка вне брака от женатого мужчины, да еще и друга семьи. Пыталась ее уговаривать, но Анн держалась стоически — никакого аборта она делать не будет, она любит этого человека и желает всем сердцем иметь от него ребенка. И форсировать события в отношениях с ним не собирается. Как сложится, так и сложится. Когда мамин живот заметно округлился, стало очевидно — ей необходимо покинуть Францию. Маме купили билет до Лондона, где она под покровом тайны провела четыре оставшихся месяца своей беременности.

После долгих поисков подходящего роддома семейный выбор останавливается на далеком от столицы городе Авиньоне. Доктор Мадлен Сешан вызвалась взять на себя контроль и проведение родов.

Она заказала на свое имя палату в католической клинике Урбана Пятого в Авиньоне, куда 18 декабря 1974 года мама прилетела из Лондона. Чтобы не вызывать никаких подозрений и не привлекать лишнего внимания к роженице-одиночке, помимо врача подле Анн со стороны семьи была ее сестра. Она держала маму за руку во время всего процесса очень сложных родов…

Я появилась на свет 18 декабря 1974 года, в десять вечера. Папа в это время успел уехать на традиционные рождественские каникулы с семьей, находился далеко и не имел никакой возможности связаться с любимой женщиной. На следующее утро мадам Сешан отправилась в мэрию, чтобы зарегистрировать появление на свет малышки. Заполнила официальные бумаги: мое полное имя — Мазарин Мари, женского пола.

Мать — Анн Пинжо, музейная служащая, постоянно проживающая в Париже по такому-то адресу… В графе отец поставила прочерк. Так условились между собой Анн и Франсуа, чтобы не рисковать.

Едва оправившись, мама упрашивает Сешан соединить ее по телефону с Франсуа, хотя прекрасно понимает, как это будет некстати, ведь он «с другой семьей». Друзья достают ей его телефон, и вот она набирает номер. Отец в Ландах, на овечьей ферме, в гостях у мэра Шато-Шинон, куда по традиции регулярно приезжает с Даниэль на Рождество.

Трубку сняла какая-то случайная дама, сказала, что месье Франсуа еще утром отправился на прогулку в еловую рощу и пока не вернулся. Мама разволновалась, стала думать, что Франсуа пытается от нее сбежать. Ее впервые мучают сомнения.

А вдруг ни она, ни дочка ему не нужны? Вдруг все кончено? Она живо представляет себе шумные приготовления к рождественским празднествам, щедрый стол, улыбки Даниэль, мальчиков. А она одна, так далеко, в Авиньоне.

— Ваш отец перезвонил?

— Да, но говорил сдержанно. Призвал ее к рациональному восприятию ситуации, трезвости. Он не может нарушать правила, не может бросить все и уехать. К тому же в предстоящем январе его ожидает множество серьезных политических событий, должен состояться конгресс Социалистической партии. Все эти доводы казались маме несущественными, она загрустила. К счастью, подобных ситуаций больше не повторялось никогда. Все последующие новогодние праздники он встречал в нашей семье, сделав свой выбор.

25 января 1984 года он отправился к нотариусу и официально признал факт своего отцовства:

— А как же его официальная семья, как Даниэль отнеслась к подобному решению?

— С самого начала романа моих родителей жена отца, думаю, знала обо всем. У них ведь был жесткий договор, которого оба придерживались: мы не можем расстаться по очевидным причинам, но не будем препятствовать друг другу быть счастливыми. Даниэль Гуз была второй женой отца, они познакомились во время Второй мировой войны, она служила в Сопротивлении. Поженились в 1944 году. Их перевенец Паскаль умер, прожив всего два месяца. Даниэль родила Миттерану еще двоих сыновей — Жан-Кристофа и Жильбера. У каждого из них — своя жизнь.

У Даниэль были мужчины, любовные истории. Так что к папиной любви она отнеслась с пониманием. Они не могли разрушить образ официальной семьи, но не были от этого несчастны. Как я вам уже говорила ранее, страсти между ними давно погасли. Так что никто не страдал.

— ... кроме вашей мамы?

— Вы правы, пожалуй, в этом треугольнике она оказалась единственной, кому было плохо. Особенно в первое время, когда папа все же еще метался между семьями, не зная, где осесть. Но потом он сделал выбор, переехал к нам. Мы зажили полноценной единой семьей. Он уходил на работу и возвращался вечером. Воскресенья и каникулы проводил с нами. Нормальная семья в ненормальной ситуации. Время все расставило по своим местам.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter


Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Мунира Резник: «Сколько я терпела, сколько молчала!»

Мунира Резник: «Сколько я терпела, сколько молчала!»



Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте
Константин Хабенский Константин Хабенский актер театра и кино
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй