Вадим Демчог: «Купитману есть чему у меня поучиться»

«С Охлобыстиным мы соперники. При первом же появлении просканировали друг друга взглядом и поняли: это война».

Только один раз выяснили отношения — при расставании. Спустя 9 лет совместной жизни Юля призналась мне в любви к другому мужчине. Разошлись в питерском стиле, тихо и мирно, и я поселился в 16-метровой комнате с окнами на Володарский мост.

И вроде бы мне больно — мною пренебрегли. Но в то же время есть ощущение, что все правильно… Ну, и снова спасают духовные практики. Поезд, набитый буддистами, как банка селедками, бороздит просторы России. На одной из остановок я сталкиваюсь с немецкой девушкой по имени Элен — она улыбается и над ее верхней губой складывается аккуратная морщинка. Эта милая деталь пришпиливает меня к девушке, как иголка бабочку. Острая вспышка страсти захлестывает обиду, и я тут же задумываюсь: «А не переехать ли мне в Кельн?» И с головой бросаюсь в романтические приключения.

Весь следующий год приезжаю к Элен, на обратном пути перегоняю иномарки и продаю их в России. Осев на бюргерской земле, я мог бы стать подмастерьем одного приятеля-кузнеца: брать раскаленный металл и лепить его, как тот же пластилин. По характеру Элен напоминала мне бурлящую жизнелюбием маму. Но вот менталитет отличался: она не расставалась с калькулятором, вычисляла, сколько тратит в месяц. Я не считал ничего, и нас обоих это друг в друге раздражало. Элен как раз получала диплом психолога и чувствовала: связываться с русским не стоит. А меня беспокоил немецкий язык: только за границей я отчетливо понял, что насквозь пронизан русской речью.

По возвращении в Питер у меня был целый веер романтических приключений.

Теперь моему врачу Купитману даже есть чему поучиться у актера Вадима Демчога: я сам принимал роды у жены. На фото: с сыном Вильямом Теперь моему врачу Купитману даже есть чему поучиться у актера Вадима Демчога: я сам принимал роды у жены. На фото: с сыном Вильямом Фото: Из архива В. Демчога

Но мы, люди, так уж примитивно устроены: у каждого в голове сидит определенный шаблон «второй половинки». И сколько ни уходи от идеала, а если печенье вдруг совпадает с формочкой, которая его вырезала…

Когда я впервые увидел Веронику на сцене небольшого драматического театра Льва Эренбурга, в воображении пронесся образ из переживаний далекой юности — Катрин Денев, «Шербурские зонтики». Я смотрел этот фильм бессчетное количество раз. После спектакля подхожу к сцене, прекрасная блондинка наклоняется за цветами, а я ей без обиняков предлагаю: «Выходи за меня замуж». Вероника смотрит на меня как на идиота. И еще больше удивляется, когда встречает в театре уже в качестве нового актера. Мы начали работу над спектаклем «Оркестр» по Жану Аную.

Роли для меня не было. Но мне нужно быть рядом с Вероникой — и я сам придумываю для себя роль. Так в профессию меня возвращает очередная фантазия: вся моя творческая активность теперь направлена лишь на то, чтобы быть с этой девушкой! Однако первая же репетиция показала, что высокий блондин из того же спектакля давно воплощает мою мечту в реальность — они ежевечерне уходят из театра вместе.

Проходит два года. И Вероника уже поглядывает в мою сторону. Присматривается. Все это время я укутывал ее своим восхищением, как мантией, и, видимо, в какой-то момент ей стало холодно без моих слов. Наконец мой напор раскачал ее чувства...

А что творилось на сцене? Через своих героев мы постоянно выясняли отношения в любовном треугольнике.

Был там такой эпизод: мы с коллегой играем военных летчиков — я без рук, он без ног, и во время танца двух ветеранов в нашу сторону из оркестра летят реплики… Вероника играет беременную и выкрикивает фразу: «Я рожу тебе сына!» Она вдохновляет меня и в то же время злит: после нашей первой близости у нее начался долгий и тяжелый период расставания с бывшим мужем. Ее любили оба. И Вероника мучительно разрывалась между нами.

Мои двери были открыты для Вероники, когда бы она ни приходила. Но после очередного разрыва я устал и решил: «Видимо, не достоин такой женщины». Мне как раз поступило два приглашения от московских кинорежиссеров. Пошел за советом к своему учителю Зиновию Корогодскому. Он сказал: «Не держись за команду. В столице тебя ждет реальный успех».

На Ленинградском вокзале в Москве я появился с небольшой сумкой, в которой лежало несколько книг. Бежал из города, заселенного моей любовью. Когда-то с такими же чувствами я покидал Нарву.

Около года мы с Вероникой еще были завязаны на спектакле: я ездил в Питер, а труппа театра — на гастроли в Москву. Она подавала мне непонятные сигналы: ее зацепил за живое мой ход конем. Однажды получаю от Вероники звонок: «Я на вокзале. В Москве». Прибегаю. Молча беру ее вещи, веду в свою плохонькую съемную комнатушку. И какое-то время живу ожиданием, что вот-вот она снова исчезнет. Но Вероника говорит только о любви и шутит прямо по тексту пьесы: «Я рожу тебе сына». Мы пьем вино, наслаждаемся друг другом. Мне надо думать, как устраиваться в Москве. Судьбоносной стала встреча с режиссером Сергеем Мокрицким, который пригласил меня в свою дебютную картину «Четыре возраста любви».

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Подпишись на канал 7Дней.ru в



Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Мария Бутырская: «Женщины уходили от Башарова сами»

Мария Бутырская: «Женщины уходили от Башарова сами»



Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте
Ксения Собчак Ксения Собчак актриса, журналист, общественный деятель, теле- и радиоведущая
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй