Дочь Людмилы Гурченко: «Мама махнула на меня рукой»

Откровенное интервью Марии Королевой, дочери Людмилы Гурченко.
Последний мамин муж моложе меня на полтора года. Но несмотря на молодость, Сергей Сенин сумел обуздать мамин характер Последний мамин муж моложе меня на полтора года. Но несмотря на молодость, Сергей Сенин сумел обуздать мамин характер Фото: ИТАР-ТАСС

Ты не то купила! Ты не так ответила Сереже!» Как-то, помню, в феврале Леля вдруг пришла ко мне. Я ни о чем ее не расспрашивала — сразу же поняла: они с мамой что-то не поделили. Напоила чаем, накормила, а потом предложила: «Ложись спать. Сегодня ты остаешься у меня». Если Леля прекрасно уживалась с Костей, то с новым зятем начались сложности…

Так бабушка и осталась у меня жить. Раз в месяц ей приходилось ездить к Люсиному дому за пенсией в банк. Это ей давалось нелегко — с больными-то ногами. Однажды шла мимо их подъезда, решила зайти к дочке. Звонит снизу в домофон: «Это Елена Александровна, я хотела бы с Люсей повидаться…» Повисла пауза. А потом Сергей ответил: «Вы знаете, сейчас Людмила Марковна очень занята…»

Она повернулась и поехала домой…

Ну занята и занята, что тут поделаешь? Мы живем своей семьей, они — своей. Дети учатся в школе. Все было хорошо, пока… пока Марк не попал в дурную компанию.

О том, что Марк увлекся наркотиками, мы узнали не сразу. Начал он с таблеток, а потом стал колоться. Когда это обнаружилось, мы с Сашей, собрав все свои сбережения, срочно отправили его учиться в Англию, подальше от компании. Думали, все обойдется. Прошло полтора года. Марк вернулся домой на зимние каникулы, и вот тут случилась трагедия…

В этот день Марк отмечал день рождения своей девушки Оли в кафе. Потом он по дороге домой где-то достал дозу. Мы все были дома, спали и не подозревали, что он сделал себе смертельный укол.

Я почувствовала что-то недоброе и вошла к нему. Когда вызвали «скорую», врачи так и не смогли откачать его… Марку было всего шестнадцать.

В тот день к нам пришли соседи — Марк дружил с их сыном. Я им благодарна, что они привели своего младшего сына. Я поглядела на мальчика, и меня словно пронзило: «Мне нельзя загибаться. На мне Ленка, да и Сашке нужна поддержка». — «Маш, а ты матери звонила?» — «Нет еще…» «Надо позвонить…» — сказала соседка. — «У меня нет сил…»

И тогда муж соседки сам набрал Люсин номер. К телефону подошел Сергей: «Как я ей скажу? Она же в больнице…» Я понимаю, что ему было бы проще, если бы я сама матери это объявила. Ему явно не хотелось брать на себя столь тяжелую роль.

Потом мама так и не смогла мне этого простить.

В каком-то интервью, рассказывая о Марке, сказала: «Позвонили какие-то посторонние добрые люди, сообщили…» Конечно, она обиделась. Но у меня не было сил доказывать ей что-либо… У меня на руках умер ребенок, какие тут могут быть счеты?

На похороны Марка зимой 1998-го пришло очень много народу: человек 400. Из всех соседних школ собрались, хотя мы никого не приглашали. И мама с мужем пришла… Многие до сих пор уверены, что Гурченко не было на похоронах внука. Но это неправда. Я помню, как Сергей шел впереди, расчищая ей дорогу, как она подошла к Марку, попрощалась, как постояла в сторонке, а потом незаметно ушла… В последний раз мы всей семьей собрались на девять дней.

Помню, у входа на Ваганьковское кладбище сидели попрошайки, и музыкант на трубе играл. Мама поглядела на них и сказала: «Как мне их всех, несчастных, жалко», на что Сережа ответил: «А что жалко-то? Ты лучше о себе подумай, тебя-то никто не пожалеет». Это он при мне сказал: мол, дочери ты не нужна…

Не знаю, внушал он ей эту мысль постоянно или нет, но пропасть между нами становилась все глубже и глубже. Я звонила маме, а ее муж говорил одно и то же: «Люся занята. Люси нет. Она уехала. Она отдыхает». Знала ли она о моих звонках? Возможно, нет…

На годовщину смерти Марка они с Люсей решили сделать ограду на могиле. Мы встретились с Сениным на кладбище — мне надо было передать ему документы. — «Ну как мама? Как ее здоровье?

Передай привет…» «Ой, не надо! У вас такие сложные отношения… Лучше не трогать ее сейчас…» — замахал он руками.

Последний раз мама была у нас, когда бабушку укладывали в больницу. А когда случилась история с квартирой, тут все общение и закончилось…

Эту квартиру в Волковом переулке мать купила Леле, когда стало ясно, что та с новым зятем не уживется. Квартиру она оформила на себя, а на бабушку — дарственную.

Формально мы не ссорились. Не ругались, не кричали, друг друга не оскорбляли. Когда умерла бабушка, я позвонила маме и сказала, что Леля завещала квартиру мне. Для мамы это оказалось неприятным известием. Она не ожидала, что Леля так поступит. Мама вспылила и в раздражении стала кричать: «Вы все хотите моей смерти!»

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также





Новости партнеров


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте


Тутта Ларсен Тутта Ларсен журналист, телеведущая, радиоведущая
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
+