Роуэн Аткинсон: Ренегат с комедийным уклоном

Это была идея Сунетры.... Сровнять с землей то, что дорого и мило сердцу. Перевернуть абсолютно все с ног на голову!

И вообще ему надо собраться с мыслями, подумать. Ведь все, что может изменить привычный уклад его жизни, вот так, одним росчерком карандаша, с ходу, с лету, пугает его до спазмов в желудке. Все грандиозные преобразования даются ему с превеликим трудом, Роуэн искренне полагает, что счастье — в постоянстве, режиме и правильном питании. И сто раз прав его друг, старина Стивен Фрай, который как-то заметил, что бог оплошал и выделил целую флягу редчайшего комедийного таланта не тому человеку: не герою, способному перекроить под себя мир, а тормозному, замороженному технарю, который не видит дальше своего коленчатого вала.

Впрочем, сам Роуэн склонен думать, что бог просто хотел похохмить и поэтому выбрал для своих целей совершенно неподходящего человека.

Он ведь никогда и не помышлял о карьере комика. Хотел заниматься весьма приземленными вещами, например копаться в моторах. Разобрать и собрать двигатель — о, это он мог проделать уже лет с семи, и не было для него слаще аромата, чем прогорклый запах машинного масла или бензина в гараже отца… Но уже в школе над шуточками младшего Аткинсона (а что делать, приходилось как-то защищать себя от наседающего, вечно рыскающего в поисках новой жертвы большинства) хохотали все: и одноклассники, и даже учителя. На выпускном вечере сам директор школы хористов Даремского собора посоветовал Роуэну не закапывать в землю талант и идти прямо на телевидение или на радио, а еще лучше — в театральную студию, но юноша отнесся к его словам как к недоразумению.

Роуэн Аткинсон Роуэн Аткинсон Фото: Getty Images/Fotobank

Родители вообще упали бы в обморок, представь они тогда, что однажды их мальчик будет пародировать членов королевской семьи…

Эрик и Элла Аткинсон владели небольшой фермой в окрестностях Стоксфилда, и вся их жизнь была подчинена доводам разума. На попечении Аткинсонов были трое сыновей — Руперт, Родни, Роуэн и старенький дедушка Эдвард, у которого была милая блажь водить внуков в кинотеатр. Благодаря дедушке Роу узнал и полюбил восхитительного господина Юло в исполнении французского комика Жака Тати: этот сутулый добряк вечно попадал в невероятно смешные и нелепые передряги. Роуэну исполнилось двенадцать, когда в семье произошло событие, важность которого трудно переоценить: главное место на тумбочке в гостиной занял волшебный прибор с выпуклой линзой.

В Роуэне боролись два противоположных желания: разобрать это чудо, чтобы понять, как оно сделано, или не разбирать, а просто тихо сидеть и на него молиться… Именно по телевизору он увидел первое в своей жизни комедийное шоу «Летающий цирк Монти Пайтона» и так впечатлился, что не спал потом всю ночь. Чего стоил хотя бы один Терри Гиллиам, который периодически дубасил товарищей по голове курицей, или Джон Клиз, изображавший телеведущего, и его гениальная финальная фраза: «А сейчас нечто совершенно другое…» И все эти аплодирующие тетки, и глупые школьники, бесцельно слоняющиеся перед камерой, и фрагменты странных, причудливых мультфильмов — Роуэн тонул в этом дивном, диком, абсурдистском мире. Но представить, пусть только на секунду, себя участником такого же балагана — о нет, как можно…

У Роуэна Аткинсона были совсем другие планы на жизнь. Он получил степень бакалавра технических наук в университете Ньюкасла и направился для дальнейшего обучения в оксфордский Куинс-колледж. В Оксфорде все шло по плану: он что-то взвешивал, усердно корпел над графиками и формулами, замыкал и размыкал электрические цепи. Но однажды забрел на репетицию студенческого театра «Оксфорд-Ревю», да так там и остался. Новичка попросили изобразить что-нибудь смешное, он с ходу выдал какую-то миниатюру на тему взаимоотношений профессоров и студентов, девчонки захлопали в ладоши, парни загоготали, ну и пошло, поехало...

Традиционно «Оксфорд-Ревю» принимал участие в Эдинбургском театральном фестивале, который был уже на носу, срочно требовалось что-то сочинять, придумывать, репетировать.

Роуэна в страшной спешке прикрепили к молодому автору, студенту отделения английской литературы Ричарду Кертису.

Их первая встреча запомнилась Ричарду на всю жизнь… Лохматый то ли физик, то ли химик, то ли просто инженер — Кертис и спустя сорок лет не знает, на кого же, собственно говоря, учился Аткинсон, — был одет в трогательный вязаный свитер и теплую фланелевую жилетку: очень уютный, домашний и ужасно носатый мальчик. Было и еще несколько парней, с виду куда более креативных, они что-то строчили в блокноты, картинно вздыхая и возводя к потолку глаза, и только Роуэн Аткинсон ничего не писал, а упорно разглядывал свои испачканные сажей ногти. Но когда пришло время обнародовать придуманное, он встал, вышел на середину комнаты и отмочил такую пародию в лицах, что Ричард буквально рыдал от смеха.

— Да ты, дружище, гений, — прошептал он, пытаясь нашарить в кармане носовой платок, чтобы вытереть слезы.

С тех пор они почти всегда работали вместе.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Подпишись на канал 7Дней.ru в



Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Виктория Богатырева: «Семьи у нас с Макаровым не было»

Виктория Богатырева: «Семьи у нас с Макаровым не было»



Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте
Жан-Клод Ван Дамм (Jean-Claude Van Damme) Жан-Клод Ван Дамм (Jean-Claude Van Damme) Актер, режиссер, сценарист, каратист
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй