Между двух миров

Данте подскочил к Элизабет и шепнул ей на ухо: — Мисс Сиддал, окажите честь бедному итальянскому художнику и станьте его Девой Марией.

А ведь этот дамский угодник явно положил глаз на бедняжку! Нашептывает ей что-то на ушко, опутывает своей итальянской страстностью… Деверелл не раз уже наблюдал подобную картину: Данте неизменно вызывал восторги у женщин, ему не стоило труда заполучить любую.

Россетти был на год моложе Деверелла — недавно ему сравнялось 20, но списку его побед над девичьими сердцами позавидовал бы и Казанова. Он был красив и талантлив как бес: с 18 лет публиковал свои стихи, многие из которых «приличная публика» окрестила скандальными; писал необычные картины, в которых царило буйство красок и фантазии. Кроме того, Россетти был остроумен и прекрасно образован, а как же иначе, ведь он сын известного итальянского профессора!

В общем, во всех отношениях превосходил Уолтера, который хоть и был весьма привлекательнен, но не имел счастливого таланта обольстителя.

И все равно Деверелл не позволит другу разбить сердце этой девушки. Мисс Сиддал так отличается от всех, с кем они обычно имеют дело! Ему стольких трудов стоило уговорить мать Лиззи устроить пробный сеанс...

А ведь с того момента, как Уолтер увидел юную шляпницу, склонившуюся над шитьем в лавке, он не мог думать ни о чем другом — лишь бы рисовать эту девушку! Даже уговорил свою мать отправиться с ним вместе домой к Сиддалам, полагая, что визит настоящей леди убедит родителей Лиззи разрешить попозировать ему.

Данте был высок, но все-таки уступал в росте здоровяку Уильяму Холману Ханту (на фото) Данте был высок, но все-таки уступал в росте здоровяку Уильяму Холману Ханту (на фото) Фото: Fotobank.com

Те взяли с Деверелла и его матери обещание, что девушка будет под их защитой. И что же — назавтра на пороге появляется Россетти, которому Уолтер накануне, погорячившись, сообщил о своей «находке», и самым вульгарным образом пытается соблазнить эту простую честную душу!

Между тем Данте, продолжая что-то нашептывать будто окаменевшей Лиззи, дотронулся до ее плеча. Терпение Уолтера лопнуло:

— Данте!

От неожиданности Россетти вздрогнул и отдернул руку.

— Друг мой, я думал, тебя ждут в Королевской академии к двум. А сейчас уже полтретьего, — заметил Деверелл.

Смущенная Элизабет отошла к окну, а Россетти, театрально округлив глаза, с улыбкой посмотрел на Деверелла.

— О да, друг мой, спасибо, что напомнил! Правда, меня ждут в академии в пятницу, а сегодня среда, но ничего страшного, лучше выйду заранее! В любом случае, — Данте воззрился на стоявшую у окна Элизабет,— я узнал все, что мне нужно...

Деверелл заметил, что щеки Элизабет вновь залил румянец.

— Хант, пошли, — Данте схватил свою шляпу и уже с порога крикнул:

— До встречи, мисс Сиддал!

Девушка резко обернулась, голос ее слегка дрожал: — До встречи, мистер Россетти...

…Известие о том, что Элизабет больна, застало Деверелла в Королевской академии художеств.

Спешно попрощавшись с друзьями, он кинулся к дому мисс Сиддал, по дороге заскочив в бакалейную лавку, чтобы купить ее любимых лакричных леденцов. Хант заверил, что ее состояние теперь вне опасности, хотя несколько дней назад врачи предупреждали близких, что надо готовиться к худшему. Уолтер бежал по маршруту, который прекрасно помнил, несмотря на то что последние несколько месяцев ни разу здесь не был, решив, что душевную боль способны вылечить лишь время и расстояние.

Сейчас он корил себя за это, называя дураком и увальнем. Как можно думать, что разлука искоренит трехлетнюю привязанность к мисс Сиддал?

Деверелл наивно полагал, что, заметив отсутствие верного рыцаря, Элизабет поймет наконец, как он ей дорог. Но за все эти месяцы Уолтер не получил от Лиззи ни одной весточки. Единственным связующим мостиком был Данте, но меньше всего Деверелл желал узнавать новости о любимой женщине от ее соблазнителя.

Вот и знакомая лавка шляпника, еще две улицы, и он на месте. Деверелл не чувствовал под собой ног, в голове вертелась единственная мысль: из-за своей ревности и гордыни он мог никогда не увидеть Лиззи живой!

Стоя перед заветной дверью, запыхавшийся Деверелл робко постучал.

— Такое горе, мистер Уолтер, такое горе! Уж я и натерпелась за эти дни, будто всю жизнь заново прожила! — миссис Сиддал, причитая, вела Деверелла по узкой деревянной лестнице наверх, в комнату дочери.

— Надо же такое придумать: положить мою девочку в ванну!

Он, видите ли, не мог болото вообразить, в котором эта самая Эфигения утонула!

— Офелия, — машинально поправил Деверелл и поспешил добавить: — Вы абсолютно правы, ни одна картина не стоит здоровья мисс Сиддал.

Взгляд пожилой женщины потеплел, и она, отворив перед Уолтером низкую дощатую дверь, сказала:

— Вы, мистер Уолтер, поговорите пока, а я вам приготовлю чай.

Но Уолтер уже не слышал миссис Сиддал — его взгляд был прикован к сидящей у окна Лиззи. Она зябко куталась в красную шаль, на коленях ее лежала раскрытая книга, распущенные волосы струились по плечам, глаза были прикрыты.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Евгения Крюкова:«Любовь трудно сберечь»

Евгения Крюкова:«Любовь трудно сберечь»





Новости партнеров


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте


Брэд Питт (Brad Pitt) Брэд Питт (Brad Pitt) актер, продюсер
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй