Пол Беттани: счастливый неудачник

Без копейки денег он возвращался домой, где его ждали бутылка скотча, банки из-под пива и полчища мерзких тараканов...

Ему было 16, когда солнечным летним днем младший брат Мэттью пошел с друзьями на теннисный корт при отцовской школе. Отец обещал заехать за ними спустя час. Через полчаса в дом к Беттани примчался приятель Мэттью — бледный, задыхающийся от быстрого бега: Мэттью упал с крыши... «Скорая» уже в пути... Они все прибежали в тот момент, когда мальчика поднимали с газона и укладывали на носилки. Он был еще в сознании. В середине ночи доктора решились на операцию, хотя по их уклончивым ответам было понятно: в успех они не особенно верят. После операции Мэттью не вышел из комы. Трое суток Пол с родителями и сестрой провели в больнице. Врач откровенно сказал: шансов у мальчика нет. Всю оставшуюся жизнь их чудесный веселый малыш проведет в состоянии «овоща». И отец принял решение. Мэттью отключили от аппаратов… Сказать, что земля ушла у Пола из-под ног, — ничего не сказать.

Его терзали невыносимая боль и страх. В школе он физически не мог ни с кем общаться. Словно оказался на чужой планете, где смерть гораздо более реальна, чем жизнь. Разумеется, одноклассники проявляли сочувствие и жалость, но они ничегошеньки не понимали. Они-то по-прежнему не сомневались в своем бессмертии, случившееся казалось им всего лишь какой-то печальной и несуразной ошибкой, нелепостью. Ну о чем ему с ними разговаривать? Еще Пола терзало чувство вины. Если бы он был там, на корте, Мэттью никогда бы не полез на эту крышу и уж точно он не позволил бы брату упасть. Ведь малыш обожал Пола, буквально ходил за ним по пятам. Вот с кем Пол был по-настоящему близок! Только с ним он мог поделиться своими переживаниями и мечтами, только ему пел свои песни, не стыдясь фальшивой ноты и неудачной рифмы.

Эмили Мортимер Эмили Мортимер Фото: Splash News/All Over Press

После гибели сына родители почти перестали разговаривать друг с другом, и если отец еще мог отвлечься работой, то мать полностью погрузилась в депрессию.

Пол не мог простить и отца. Не то чтобы он верил в чудо или не понимал, что Тейн наверняка поступил правильно по отношению к Мэттью, но вот так, своими руками… Отец не хотел, чтобы старший сын при этом присутствовал. Но Пол настоял... Сестра вскоре уехала в Шотландию, а он в один прекрасный день собрал чемодан, зачехлил свою гитару и отправился в Лондон. Почти два года он работал уличным музыкантом, с родными не общался, с кем-то знакомился, с кем-то выпивал, нередко с Полом делились «дозой», хотя ему от этого легче не становилось. Неизвестно, чем бы все закончилось, если бы среди его немногочисленных поклонников не оказался Дэн Фреденберг, начинающий актер и сценарист.

Он часто приходил послушать Пола и посоветовал ему поступить в театральную школу.

На Рождество Пол приехал домой. Тейн идею одобрил и, учитывая безобразные школьные оценки сына и отсутствие диплома об окончании школы, напряг старые связи и помог поступить в престижную театральную школу — Лондонский центр драмы. До начала занятий оставалось полгода, и Пол, не желая возвращаться на Вестминстерский мост и не в силах оставаться дома, где родители после смерти Мэттью жили фактически как соседи, нашел работу в доме престарелых. Иногда он доставал гитару и устраивал мини-концерт для стариков. Они-то уж точно знали: смерть — не абстрактное понятие, а жизнь — не самая безопасная штука. С ними Полу было легко, он рассказывал о брате и делился неутихающей болью и чувством вины.

На время он даже забыл о пристрастии к бутылке, не говоря уже о коксе или травке.

В Школе драмы во время обязательного прослушивания не обошлось без инцидента. Один из преподавателей, желая убедиться, способен ли Пол на спонтанные эмоции, решил спровоцировать будущего актера: дескать, у того, выросшего во вполне обеспеченной семье, вероятно, не было в жизни никаких особых потрясений. Пол на это спокойно ответил, что у него умер брат. На что преподаватель предположил, что тот, «вероятно, был слишком пьян или обкурен». В ту же секунду перекинув длиннющие ноги через стол, Пол схватил педагога за грудки и тряс до тех пор, пока его не оттащили. Что ж, проявление эмоций произвело впечатление — невзирая на хулиганский поступок, Беттани приняли.

Сами актеры Центр драмы называли «Центром травмы».

Разумеется, душевной. Многие считали методы Станиславского пережитком прошлого, а «старомодный фрейдизм» — лишним для актерской профессии. Однако в отличие от выпускников самых разных актерских институтов Пол быстро нашел работу. В 1993 году он получил роль в спектакле Стивена Долдри в Королевском национальном театре. Хвалебные рецензии сделали свое дело, и Полу предложили вместе с другими участниками пьесы поехать в 10-месячное турне по Америке и Австралии. Но он отказался: заявил, что играть почти год одно и то же скучно. Возможно, эта нервическая особенность и способствовала успеху Беттани, но порой она же и сильно мешала — ведь скука немедленно приводила к депрессии, погружению в мрачные мысли, а затем к виски, пиву, водке...

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Подпишись на канал 7Дней.ru в



Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Лена Катина: «Я долго выбирала отца моего ребенка»

Лена Катина: «Я долго выбирала отца моего ребенка»



Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте
Наталия Орейро (Natalia Oreiro) Наталия Орейро (Natalia Oreiro) актриса, дизайнер, модель, певица, посол доброй воли ЮНИСЕФ
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй