Фритьоф Нансен: белое безмолвие

Мужчины уходят... Бывает, что они не возвращаются, и женщине остаются письма, фотографии и воспоминания.
Фритьоф Нансен начинал как ученый зоолог, лаборант с ничтожным жалованьем в музее города Бергена Фритьоф Нансен начинал как ученый зоолог, лаборант с ничтожным жалованьем в музее города Бергена Фото: The National Library of Norway

Но он был молод, хорош собой и крепок, как гранитная скала: во время плавания на промысловом судне «Викинг», куда Нансен ради научных наблюдений напросился стажером, бывалые моряки глядели на него разинув рты: никто из них не мог ни положить этого парня на обе лопатки, ни перетанцевать. Ему случалось гнаться за раненым белым медведем, перепрыгивая с льдины на льдину, во время погони переплывать полыньи и бежать дальше, не сбавляя темпа, — а на дворе, между прочим, стоял тридцатисемиградусный мороз. Фритьоф знал, что он нравится женщинам, но ему никак не удавалось найти свою принцессу. Барышня из Шотландии, с которой он познакомился во время научного тура по Европе, была чересчур изнежена и любила комфорт.

Фрекен Эмилия, за которой он ухаживал в Христиании, казалась не в меру легкомысленной — ей явно нравилось водить его за нос.

Он не умел поддерживать салонные беседы, да и одевался не так, как все: даже в самую лютую зиму обходился без пальто, вместо сюртуков, рубашек с жестко накрахмаленными воротничками и галстуков носил плотно облегающие спортивные френчи. Это выделяло его из толпы и подчеркивало мощную грудь и широко развернутые плечи, но за спиной над ним посмеивались, и фрекен Эмилия явно стеснялась своего необычного кавалера. Сходив на концерт Евы Сарс, он влюбился в нее по уши: голос у барышни со светлыми глазами оказался ангельским, и на сцене она держалась как богиня. Фритьоф долго искал встречи и наконец столкнулся с ней в кафе «Музыка» на улице Карл-Юхансгате, излюбленном месте столичной богемы.

На его счастье, Ева не забыла леса близ Фрогнерсетерена и глубокого сугроба, из которого ее извлек симпатичный незнакомец. Между ними завязался разговор, Ева была не прочь продолжить знакомство. И, что выглядело настоящим чудом, барышня Сарс оказалась превосходной лыжницей, влюбленной в зиму и снег, и он долго благодарил за это судьбу. Прежде чем Нансен решился сделать ей предложение, они спустились со множества горных склонов, и она ни разу не оробела. Такая женщина и была ему нужна. Только такой он представлял себе жену викинга.

Экспедицию в Гренландию он задумал давно, многие его отговаривали, считая самоубийством: еще никто не пересекал этот безжизненный, покрытый льдом континент на лыжах, к тому же начиная с самого опасного места — безлюдного восточного берега арктической Сахары.

А он отвечал, что для того чтобы чего-нибудь добиться, надо сжечь за собой корабли и идти вперед, чувствуя за спиной дыхание смерти. Дальнейшие события показали, что он был совершенно прав.

Он отправлялся в путь не для того, чтобы завоевать сердце прекрасной дамы, но вышло все именно так. К Гренландии отплыл никому не известный доктор Нансен, пустившийся в безумную, обреченную на неудачу экспедицию. В Норвегию он вернулся мировой знаменитостью, человеком, совершившим неслыханный подвиг. Деньги больше не были проблемой, теперь у него их могло быть столько, сколько он пожелает: и в Европе, и за океаном ждали лекций о Гренландии и были готовы за них платить.

Благополучная, одетая во фраки публика затаив дыхание слушала рассказ о том, как шестеро смельчаков, высадились на зыбкий дрейфующий лед и долго пробирались к берегу.

Как простились с последней вестницей жизни — птицей пуночкой — и пустились через льды. Как их изводил голод — рацион экспедиции был составлен неправильно, и им так не хватало необходимых на морозе жиров, что бывалый путешественник, моряк Отто Свердруп, попросил у Нансена разрешения съесть сапожную мазь — ведь в ней есть льняное масло!

Они поднимались на ледники под проливным дождем, взвалив себе на плечи тяжелую поклажу, а там, наверху, их встречал лютый мороз, и одежда превращалась в ледяной панцирь. Палатку постоянно заносило снегом, по утрам приходилось раскапывать выход, соскребать лед с полозьев лыж и саней перочинным ножом.

Через два месяца, когда подул попутный ветер и послышался птичий щебет, они поставили на санях паруса и помчались по льду — вскоре с саней слетели ящики с продуктами, затем свалился и Нансен. Отто Свердруп во весь дух мчался вперед и, не оборачиваясь, кричал: «Отлично! Здорово идем!» Заметив, что ему никто не отвечает, он взглянул назад, спустил парус и развернул сани. Свердруп отыскал Нансена, нашлись и продукты, и они продолжили свой путь — до тех пор, пока не вышли к свободной от льда и снега земле, а затем и к фьорду.

Они шли к нему целую вечность и встретились с живущими на западном берегу Гренландии эскимосами, почти потеряв надежду. В пути было сделано много важных научных наблюдений…

Те, кто слушал Нансена, никогда не пустились бы в столь безрассудное предприятие, да еще ради сомнительной с точки зрения любого здравомыслящего человека цели.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Подпишись на канал 7Дней.ru в



Загрузка...
Новости партнеров
Написать комментарий


Читайте также

Элина Данилина: «Мама стала пленницей Шилова»

Элина Данилина: «Мама стала пленницей Шилова»

Блейк Лайвли (Blake Lively) Блейк Лайвли (Blake Lively) актриса и модель
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.



Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте