Фритьоф Нансен: белое безмолвие

Мужчины уходят... Бывает, что они не возвращаются, и женщине остаются письма, фотографии и воспоминания.
Фото: The National Library of Norway

Мужчины уходят — иногда разлука длится недолго, а порой годами... Бывает, что они не возвращаются никогда, и тогда женщине остаются пожелтевшие письма, выцветшие фотографии и воспоминания, от которых не становится легче…

Ева Нансен, жена знаменитого полярного исследователя, родилась и выросла в Норвегии — стране моряков, жен моряков и тех, кого они оставили вдовами. Она знала, что удел женщины — ждать, надеяться на лучшее. Так она жила и не роптала, когда разлука затягивалась на годы, от мужа не поступало известий, а в газетах появлялись сообщения о том, что на берег выброшены обломки его корабля.

Или — это стоило всего остального! — рассказывали о выловленной в открытом море бутылке с последним посланием Фритьофа Нансена, приветом жене и дочке и обращением к другим полярным исследователям. Он-де прошел свой путь и ни о чем не жалеет... На какие только выдумки не идут журналисты, чтобы поднять тираж!

Сейчас муж был не в полярных льдах, а в Лондоне. Возможно, в эту самую минуту он входил в Букингемский дворец и камер-паж в пудреном парике открывал перед ним дверь в королевский кабинет. Фритьоф Нансен стал норвежским послом, вел важные переговоры, одетый в черный фрак и короткие белые панталоны с шелковыми чулками, появлялся на дворцовых приемах — и там его, конечно, сразу же окружали женщины.

Муж хорош собой, его слава действует на дам, как магнит на металлическую стружку: рассказы о путешествии на собачьей упряжке к Северному полюсу, схватках с белыми медведями и зимовке на пустынном ледяном острове в землянке, вручную сложенной из камней, они готовы слушать часами. Ева сама отказалась от поездки в Англию — сказала мужу, что детям дальняя дорога ни к чему, а ей лучше остаться с ними, — и теперь пыталась понять, почему это сорвалось у нее с языка.

Восемнадцать лет супружества — очень большой срок. Чувство притупляется, быт, словно ржавчина, разъедает то, что когда-то соединило людей. Раньше они могли пожертвовать друг для друга всем, а что между ними сейчас?

Ответа на этот вопрос Ева не знала: в последние годы ей казалось, что Фритьоф отходит от нее все дальше и дальше.

Позади несколько лет недомолвок, недосказанностей и выдуманных обид — непонимание накапливалось и разрушало их отношения. Надо было ехать с мужем в Лондон, а она, уверившись, что он любит ее не так, как прежде, решила его наказать и сказала «нет»… Глядя на то, как к нему липнут другие женщины, она в конце концов начала злиться: свирепые белые медведи и растаскивающие взятые в дорогу припасы вороватые песцы, ледяная землянка — ах, страдалец! Слушавшие его разинув рот глупые куры не подозревают: из путешествия к Северному полюсу он вернулся здоровым как бык, поправившись на десять килограммов — сорокаградусные морозы и медвежье мясо пошли ему на пользу.

Но какой смысл в ее жизни, если то, чему она была посвящена, оказалось вздором?

Так думала Ева Нансен, провожая мужа в Лондон, но теперь, через два года разлуки, все это казалось вздором: Фритьоф скоро вернется, и они начнут все сначала. Ева была в этом уверена, и ее тревожило только то, что один из ее детей, шустрый Коре, все время покашливал — но доктор Йенсен говорил, что это самая обыкновенная простуда. Она скоро пройдет, и беспокоиться не стоит.

А за много миль от норвежской долины Люсакер и фьорда, где стоял их большой, двухэтажный, выстроенный в стиле итальянского Возрождения дом, в Лондоне, в здании, отведенном под норвежское посольство, изнывал от тревоги и тоски Фритьоф Нансен. Он так и не понял, почему жена отказалась от поездки в Англию, без нее ему было плохо.

Нансен любил Еву так же, как и прежде, и считал дни до возвращения в Норвегию. Его очень беспокоило то, как холодно и отстраненно она разговаривала с ним в последние дни перед отъездом. Что между ними произошло? Как с этим справиться? Беда была в том, что знаменитый Фритьоф Нансен совсем не умел обращаться с женщинами и плохо их понимал.

Он познакомился с Евой, рассекая на лыжах горные склоны. Нансен был знаменитым лыжником: к этому времени он двенадцать раз побеждал на национальных состязаниях. Спускаясь с горы в лесу близ Фрогнерсетерена, он затормозил возле большого сугроба — из него торчали две красные полированные лыжи, а под ними виднелись очень милые ножки — все остальное скрывалось в снегу.

Нансен помог незадачливой лыжнице выбраться на свет божий, и та горячо его поблагодарила. У нее оказалось классически правильное лицо и огромные светлые глаза, похожие на полярный лед. На этом они расстались, но он никак не мог ее забыть — хоть и пренебрегал плохо ходившими на лыжах барышнями. На склоне они представились друг другу, и он навел о ней справки: Ева Сарс оказалась девушкой из приличной семьи и к тому же подающей большие надежды певицей. Отец — священник и знаменитый зоолог, профессор университета, оба брата — тоже не последние в науке люди. А Нансен тогда был никем — начинающий ученый-зоолог, лаборант в музее города Бергена. То, что у него были грандиозные замыслы и он ощущал себя рожденным для великих свершений, пока что оставалось его личным делом — тому, кто живет на ничтожное жалованье музейного лаборанта, лучше держать такие планы при себе.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Загрузка...


Написать комментарий



Сара Джессика Паркер (Sarah Jessica Parker) Сара Джессика Паркер (Sarah Jessica Parker) актриса, певица, модель, кинопродюсер
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.