Ирина Клявер: «Илья не был однолюбом!»

«В свой юбилей я получила поздравления от всех девочек сына. Значит, как свекровь я состоялась!»

Я удивилась: «Ничего особенного, такие же, как дома». «Ты не понимаешь, — говорит он. — На природе можно солить сколько угодно — подметать не надо!»

Свекор был настоящим фейерверком эмоций. Я с удовольствием наблюдала за тем, как он смотрит телевизор. Когда в новостях затрагивалась тема сложных отношений Израиля и Палестины, не дай бог ему не нравилась внешняя политика наших властей! Лев Анатольевич снимал с ноги тапок и запускал его в экран телевизора. А если находил критику Израиля в газете, газета была изодрана в клочья.

После того как Илюшина мама ушла из жизни, возникла проблема — где жить папе? Ехать к дочери Евгении в Израиль или к нам в Ленинград?

Свекор спросил: «Ира, как ты относишься к тому, что я буду жить с вами?» Я ответила честно: «Лев Анатольевич, либо я вас выброшу в окно, либо повешусь сама!» Мы не могли ужиться под одной крышей — взрывались через несколько минут общения, как два вулкана.

— Ирина, а в вашей молодой семье страсти не бушевали?

— Конечно, первое время приходилось трудно. Илья, переехав ко мне, показался в «Ленконцерте». Его взяли с временной ставкой шесть пятьдесят за выступление. В месяц было всего по три концерта. Полгода он был на моем содержании (я получала аж сто двадцать рублей). Это время было для Ильи тяжелым испытанием, но он прошел его с честью.

Когда мы начали совместную жизнь, сестра уступила нам свою комнату в Пушкине. Если я уезжала в длительную командировку, Илья перебирался к моим родителям: надо было его кормить, потому что он был и есть во всем совершеннейший ребенок. Конечно, при желании муж мог пожарить себе мясо, но после этого приходилось дня три отмывать кухню. Я готовила неплохо, но Илья всегда старался подтянуть мои блюда до вкусовых качеств стряпни его мамы. Если у меня хорошо получались фасолица или баклажаны, муж говорил: «Ох, вкусно получилось, как у мамы!»

Когда я приезжала, мне высказывали свои обиды как с одной стороны, так и с другой. Мама негодовала: «Вынести помойное ведро его не заставишь! А что он сделал с пианино? Загнал кнопки в фетровые молоточки — пытался сделать из него клавесин!» А ведь пианино досталось нашей семье с таким трудом!

Илья взял мою фамилию и стал Олейниковым. Я шутила: «Я отдала мужу свою фамилию, а он мне подарил национальность» Илья взял мою фамилию и стал Олейниковым. Я шутила: «Я отдала мужу свою фамилию, а он мне подарил национальность» Фото: Из архива И.Клявер

В 1957 году, чтобы купить мне инструмент, папа простоял за ним на морозе в очереди три часа!

Перед рождением Дениса мы переехали из Пушкина в Ленинград в съемную однокомнатную квартиру, за которую в месяц нужно было платить тридцать пять рублей. Такую роскошь мы не могли себе позволить, поэтому мои родители доплачивали нам двадцать пять рублей. Но как только Илья встал на ноги, от помощи родителей торжественно отказался.

В начале нашей семейной жизни мама выдавала Илье каждый день рубль на обед, как школьнику. Илья ходил в «Ленконцерт» общаться с артистами, напоминал о себе. Там он встретил своего земляка Романа Казакова, и они стали работать вместе.

Вскоре Илюша с Ромой стали лауреатами Всероссийского конкурса артистов эстрады и месяца два-три после этого ездили по России с концертами. Мы впервые расстались так надолго. Илья с любой оказией передавал грязное белье, я стирала и отправляла обратно. Как-то он предупредил, что должны показать их лауреатский концерт, который сняли для телевидения. Илья сидел, буквально прильнув к телеэкрану. Но они с Ромой все не появлялись. В итоге вышел конферансье и объявил, что концерт окончен. Следом началась программа «Время», а Илья, по наивности думая, что представление продолжится после новостей, все надеялся...

Однажды муж заявил: если у него до тридцати шести лет карьера в России не сложится, мы из страны уедем. И надо же такому случиться, накануне «роковой» для его карьеры даты позвонил Володя Винокур и предложил вместе работать.

Был такой спектакль «Нет ли лишнего билетика?» по сценарию Аркадия Хайта. Именно тогда Володя посоветовал Илье взять другую фамилию. Илья взял мою и стал Олейниковым. По этому поводу я часто шутила: «Я отдала мужу свою фамилию, а он мне подарил национальность».

Свекор факт перемены фамилии воспринял как трагедию, подумав, что Илья поменял ее не только на афише, но и в паспорте. Как-то он приехал на репетицию, Илья познакомил его со всеми участниками спектакля. Ко Льву Анатольевичу подошел Аркадий Хайт, протянул руку со словами: «Здравствуйте, я Хайт», на что Лев Анатольевич ответил: «Очень приятно, Олейников!»

Спектакль получился удачный. По сценарию Илья танцевал в нем умирающего лебедя.

Зрелище было потрясающее! С труппой он много ездил по стране, выезжал даже за границу. Когда «Нет ли лишнего билетика?» привезли в Петербург, Илья выдержал экзамен на зрелость у тещи. Мама с огромным букетом георгинов вышла на сцену и преподнесла их зятю. Именно тогда я поняла: после десяти лет брака в маминых глазах Илья как муж состоялся.

К сожалению, вскоре у Ромы Казакова начались проблемы со здоровьем, и в 1986 году он ушел из жизни. Илюша остался без партнера. Какое-то время он, пытаясь найти замену Роме, выступал с разными артистами, а в 1990 году произошла историческая встреча с Юрием Стояновым. Они познакомились на съемках фильма «Анекдоты» в день Илюшиного рождения, который, как оказалось, совпадает с Юриным (с разницей в десять лет).

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Загрузка...


Написать комментарий



Виктория Макарская Виктория Макарская певица, продюсер
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.



Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте