Петербургские тайны Ивана Путилина

Дьявол может дремать в душе деревенской бабы, но когда он проснется, мало не покажется никому.
Мраморный дворец, музыкальная комната Мраморный дворец, музыкальная комната Фото: Из коллекции М.Золотарева

А через секунду из кареты вышел другой военный, и тут Андрей Аполлинарьевич едва не пожалел, что шеф втравил его в это дело. У темно-синей лаковой дверцы с короной стоял великий князь Николай Константинович, сын генерал-адмирала, племянник государя, покрывший себя славой в Средней Азии, получивший орден за командование авангардом под Хивой. Коллежский асессор приоткрыл окошко, крикнул кучеру: «Давай в Казанскую часть!», и карета покатила в сыскную полицию — тот, за кем они охотились, найден, а решения должен принимать шеф.

Утром Путилин доложил о случившемся Трепову, после обеда градоначальник отправился на прием к государю.

Ближе к вечеру император обо всем рассказал младшему брату, и адъютант великого князя Варнаховский был арестован и допрошен Путилиным. Все оказалось на удивление просто: адъютант с самого начала смертельно испугался, все отрицал, был приведен на очную ставку к ювелиру, запутался, смертельно побледнел, услышав про публичный суд, лишение дворянства и арестантские роты. Потом он брякнул такое, от чего у видавшего виды Путилина по спине пополз неприятный холодок, а в голове мелькнула мысль: «Вот незадача! Не сломать бы на этом шею. Не след соваться туда, где замешаны такие люди...»

Варнаховский признался, что краденые бриллианты ему передал великий князь Николай Константинович Романов.

Николая Константиновича допрашивал сам Федор Федорович Трепов, потом к дознанию подключился его отец.

Ради этого случая он даже посовещался с женой, с которой вот уже несколько лет только здоровался. (Великий князь открыто жил с танцовщицей, и Александре Иосифовне это не нравилось.) В конце концов Николай Константинович сознался в краже, но тут же сказал отцу, что Варнаховский его близкий друг и ради товарища он взял бы на себя и не такое.

Судьбу великого князя должны были решать император и семейный совет Романовых: о публичном суде никто и не заикался — это было немыслимо, невозможно! Трепов поблагодарил Путилина, сказал, что доложил о нем государю, и начальник сыскной полиции взялся за свои дела: на Лиговке нашли еще один труп с перерезанным горлом, а о том, что полиция несколько месяцев не может найти убийц полковника Авксентьева и его домашних, уже писали в газетах.

Безвестный писака, скрывшийся под псевдонимом Батог Батыев, разливался соловьем: «Злодеи истребили целое семейство!

Люди-звери несколько раз ударили утюгом по голове десятилетнего кадета, кровь несчастного ребенка покрыла весь пол. О чем думает, чем занимается санкт-петербургская полиция? Пока убийцы этого несчастного семейства на свободе, никто из городских обывателей не может спать спокойно...»

На Санкт-Петербург опускалась сырая апрельская ночь, по брусчатке грохотали колеса карет: Романовы собирались на семейный совет.

А в Зимнем дворце, в покоях любимой женщины императора Александра II, горел свет: Екатерина Долгорукова принимала гостя. Стол был накрыт по форме 85 — во дворце так принимали важных гостей. Чай, пирожные, шоколадные конфеты в шелковой коробке, шампанское, которое никто пить не собирался: дворцовое хозяйство работало как машина — после того, как со стола уберут, оно достанется лакеям. Напротив княжны Долгоруковой сидел ее добрый друг, заглянувший в Петербург начальник Терской области генерал-адъютант Михаил Тариелович Лорис-Меликов. Она рассказывала ему о том, что случилось в Мраморном дворце, а он вставлял свои реплики.

— Следствие вел Трепов, который и вынудил великого князя сознаться. После этого с ним разговаривал отец, по его словам, Никола вел себя возмутительно — ни слова раскаяния, даже не покраснел.

А ведь перед этим клялся на Библии, что не виновен!

— Понятно. Градоначальник — из твердолобых, замшелый консерватор, потому и вцепился в это дело. А Константин Николаевич, как вы знаете, наш. Во-первых, он либерал и на нем держатся все реформы, а во-вторых, ваш благожелатель. Позор сына ляжет пятном и на него, поэтому великий князь будет беспощаден. Вторая семья при живой жене (тут Лорис-Меликов запнулся и искоса взглянул на Екатерину Долгорукову), сын — святотатец и вор... Не много ли для второго лица в империи?

Княжна промолчала. Ее комнаты находились над покоями императрицы, и та могла слышать шаги в апартаментах соперницы. И если они были твердыми, Мария Александровна гадала: не принадлежат ли эти шаги ее мужу?

— А замять это дело нельзя?

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Валентина Расторгуева: «Коля просто не вернулся»

Валентина Расторгуева: «Коля просто не вернулся»





Новости партнеров


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте


Ляйсан Утяшева Ляйсан Утяшева спортсменка, телеведущая
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
+