Татьяна Запашная. О цирке, своих и чужих

Жена легендарного дрессировщика Вальтера Запашного рассказывает о страстях, кипевших в знаменитой цирковой династии, ее трагедиях и тайнах.
Вальтер Запашный с сыном Эдгардом ...а старший, Эдгард, — в Ялте. В четыре года отец уже поставил его на лошадь. Здесь он еще совсем малыш Фото: из архива Т. Запашной

Я не могла спорить с мужем. Это было бесполезно. Чтобы добиться своего, следовало улучить момент, когда он находился в спокойном и умиротворенном состоянии, никуда не торопился. Например смотрел бы телевизор. Прилечь рядом на диванчик, прижаться — Вальтер был очень теплым и всегда меня грел — и промурлыкать: «Валь, ну пожалуйста, я тебя очень прошу! Ты же меня любишь!» А идти наперекор — ни в коем случае! Он рычал: «Не тяни на себя! Я так сказал! Даже если это плохо и неправильно, все равно будет по-моему!» Вальтер приучил к тому, что он главный, и я не противилась, вела себя дипломатично, потому что понимала: брак — это не только любовь, а еще и большой труд. Иногда приходится ломать себя и чего-то не замечать в любимом человеке.

С Вальтером приходилось непросто. Мало того что он был диктатором по натуре, так еще и очень ревновал, причем беспричинно. Других мужчин для меня не существовало, я ни на кого не смотрела, но муж, видимо, знал, насколько легко соблазнить женщину, у него был большой опыт по этой части, и ужасно боялся, что меня кто-нибудь уведет. Все-таки я была моложе на двадцать восемь лет и не успела нагуляться, рано вышла замуж. До Вальтера серьезных отношений ни с кем не было. И еще: он боялся меня потерять, потому что я была для него не просто женой, но и практически единственным другом. Вальтер никого не пускал в свою душу и семью. Это было только наше пространство, нас и наших детей...

Материнство стало для меня не просто счастьем, а настоящим потрясением. После первых родов несколько часов плакала и никому не давала подойти к малышу. Оберегала как волчица. Это было «мое», хоть и не знала, что с этим «моим» делать. Очень испугалась, когда взяла ребенка на руки. Потом все встало на свои места. После рождения сына Эдгарда я поняла, что принадлежу Вальтеру, ведь именно он подарил мне это счастье, и стала относиться к мужу совсем иначе, полюбила его на всю жизнь.

С детьми мне всегда помогала родная сестра. Оля приехала, когда родился Эдгард, и осталась с нами. Мама в то время не могла вырваться, ухаживала за моей бабушкой. Та была уже старенькой, слепой. Лучшей нянькой для Аскольда неожиданно стал маленький Эдгард. Мы тогда жили в цирковом общежитии в Харькове, и пока занимались с Олей стиркой и готовкой на общей кухне, он сидел в комнате с малышом. Если Аскольд начинал хныкать, Эдгард бежал к нам по коридору с криком: «Ляля плачет! Ляля плачет!» Он так братика называл. Мог часами наблюдать, как тот улыбается и агукает.

В Москве практически не бывали. Все время гастролировали по стране. У цирковых — где гастроли, там и дом. Везде старались обустроить быт, создать уют. Возили с собой кастрюльки, тарелки, скатерти, постельное белье, шторы. Багаж занимал два-три контейнера. Я спартанка по натуре, обхожусь минимумом вещей, а Вальтер любил, чтобы было красиво. На столе — вышитая скатерть, любимый чайный сервиз из тончайшего фарфора.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Подпишись на канал 7Дней.ru в



Загрузка...
Новости партнеров
Написать комментарий


Читайте также

Борис Грачевский. На старые грабли

Борис Грачевский. На старые грабли

Екатерина Вилкова Екатерина Вилкова актриса кино и театра
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.



Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте