Алена Хмельницкая о детях, браке и разводе с Тиграном Кеосаяном

«Мы с Тиграном не перестали общаться…» — утверждает Алена Хмельницкая.
Александр Хмельницкий и Екатерина Максимова Папа с Екатериной Максимовой —одноклассницей по хореографическому училищу Фото: из личного архива А. Хмельницкой

Маленькой я любила надевать на себя мамину балетную пачку и танцевать, но меня отвели на художественную гимнастику. Позднее к ней добавился еще и настольный теннис. Родители часто уезжали, гастроли продолжались не меньше месяца, и меня оставляли на бабушек и дедушек. В основном на Марию, мамину маму. Все до глубокой старости звали ее просто по имени. Мария дожила до девяноста восьми лет, сохранив ясный ум и легкий характер. Ее не стало всего два года назад.

По тогдашним меркам мама родила довольно поздно — в тридцать два — и, конечно, тряслась над единственной дочкой. Без конца звонила бабушке: «Ну как там Алена? У вас все в порядке?» Банальный синяк или ссадина воспринимались как трагедия, но тем не менее аппендицит у меня проглядели. В восемь лет я чуть не погибла от перитонита. Несколько дней болел живот, но участковый врач почему-то не забила тревогу, и я просто лежала дома. Когда состояние резко ухудшилось, пригласили другого доктора, срочно отправившего меня в стационар. Хирург сказал: «Девочка чудом осталась жива. Еще пара часов, и мы бы ее не спасли». Мама в тот день поседела.

В больнице я находилась около месяца, сначала в реанимации, у дверей которой вместе с моими родителями сидели и все их родственники и друзья, в том числе Максимова с Васильевым. Позже лежала в общей палате на восемь человек. Мама устроилась санитаркой, чтобы ухаживать за дочкой. (Родителям не разрешалось оставаться в больнице с ребенком. Этот дикий запрет сохраняется до сих пор.) Она мыла полы и заботилась не только обо мне, но и о других детях. Соседи по палате, по-моему, немножко расстроились, когда «мы с мамой» выписались. А я была счастлива наконец-то вернуться домой.

Жили мы на Арбате, на улице Мясковского (теперь это Большой Афанасьевский переулок). Моей ближайшей подругой была Маша Чечик, соседка по дому, на год старше и тоже из балетной семьи. Папа ее танцевал в ансамбле Игоря Моисеева, мама — в «Березке», а сама она — в ансамбле имени Локтева. (Потом, став взрослой, Маша тоже работала у Моисеева, как и отец.) Мы дружим до сих пор. Она даже не подруга, а мое второе я. Жаль, общаться в основном приходится по телефону и скайпу — несколько лет назад Маша переехала с семьей в Канаду.

Канадское гражданство она получила давно, еще в девяностые, когда жила в этой стране со своим первым мужем. Там и дочку Дашу родила. После возвращения в Москву Маша вышла замуж за актера Алексея Серебрякова. У них двое мальчиков — Даня и Степа. Они мои крестники. В 2010 году Серебряковы решили, что детям лучше расти и воспитываться за границей. Выбор, вполне естественно, пал на Канаду. Было бы глупо не воспользоваться Машиным гражданством. Леша приезжает довольно часто, он много снимается. А Маша бывает редко...

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Подпишись на канал 7Дней.ru в



Загрузка...
Новости партнеров
Написать комментарий


Сати Казанова Сати Казанова певица, бывшая солистка российской женской группы «Фабрика»
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.



Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте