Ия Нинидзе. Небесные защитники

«Первые минуты не могла поверить. Это значит — рак? Я умру? Казалось, все происходит не со мной».

Брала в больницу Георгия. Пока маму оботру, как раз приходит пора кормления. Дома постоянно стояла у плиты, варила хаш: говорят, он способствует заживлению ран. А ведь я еще в театре работала! Но оно того стоило: мама выкарабкалась.

В мае 1986 года я прилетела в Москву на 5-й съезд Союза кинематографистов, впоследствии ставший легендарным. Поселили меня в гостинице «Россия». Туда и пришел Сережа: нам надо было о многом поговорить. Мы были вместе шесть лет. У нас рос сын. Муж нес за нас с Георгием ответственность: приезжал, помогал деньгами. Он человек очень деятельный. Как говорила мама: «Сергей на крошечном острове сумеет построить целый город!» Думаю, останься Сережа в кино, стал бы продюсером. Он неугомонный, очень талантливый. Как-то, глядя в телевизор на Горбачева, мама сказала: «Горбачев.

Максачев. Знаешь, а ведь они чем-то похожи по энергетике. Сергей мог бы пойти в политику». И угадала. Забегая вперед, скажу: пройдет несколько лет и Максачев станет заместителем губернатора вначале Курской, а потом нескольких других областей.

Когда приезжала в Москву, естественно, останавливалась у Сережи в съемной квартире. Все чаще стала находить в ней женские вещи: платочек, помаду, какую-то косметику. «Это девочка Алика забыла, они ночевали тут», — отмахивался муж. Интересно, думаю: Алик — москвич, его отец — постпред Грузии, зачем его девочке спать в однокомнатной конуре? Потом проговорилась общая знакомая: мол, у Сережи появился кто-то на стороне.

Жизнь на два города — серьезное испытание для семьи.

С любовью всей моей жизни Ладо С любовью всей моей жизни Ладо Фото: из личного архива И. Нинидзе

Мы с Сергеем его не выдержали. В ту нашу встречу в «России» я сказала, что нам лучше расстаться. Помню, когда мы только поженились, Максачев признался: «Не ожидал, что моей женой станет Ия Нинидзе. Весь ВГИК, вся Грузия, весь СССР сходили по ней с ума. И такая звезда лежала у меня на плече. Это значит, что я многого добьюсь». Я действительно стала для него стимулом, который помог развиться Сережиным амбициям. Беда в том, что он для меня трамплином не стал.

Осенью того же 1986-го в Тбилиси было тревожно. Грузию разрывали политические баталии, зима обещала быть суровой. Подруга потащила с собой на базар: запастись картошкой, луком, пшеном. Мы поехали на машине, за рулем — общий приятель Михаил Немсадзе, художник-дизайнер. Он помог втащить купленные мешки в квартиру.

Мама сварила картошки, нарезала селедки — других продуктов уже не было. Мы посидели за столом. На следующий день вновь пришел, принес несколько кур. Затем пригласил нас с Георгием в зоопарк, потом в цирк. Я плакалась Мише на свои проблемы. Он откликался. Нашел маме врача, который лечит иглоукалыванием. Когда уехала в Тверь на фестиваль «Созвездие», обещал за моими присматривать. Мама по телефону восторгалась: «Чудо-человек, принес нам хлеба и сыра. Руки золотые, голова светлая».

Миша бывал у нас все чаще, мы расписались. Но почти сразу развелись. У Михаила была голубая мечта — переехать в Америку. Оказалось, для того чтобы получить визу, он должен быть холостым. Я желание эмигрировать не поддерживала. Говорила: «Миша, я объездила с театром весь мир и никогда не стремилась остаться за границей.

Со своего двора убегают собаки, которые уже не могут громко лаять. А ты талантливый художник, дизайнер, поезжай лучше в Москву».

Умерла мама. От оторвавшегося тромба. В двадцать семь лет я осталась сиротой. Накатила страшная депрессия. Я как будто впала в спячку. Ничего не видела и не слышала. Приходил и уходил Миша, Гиголоша тихонько возился с игрушками — все как сквозь пелену. Устала служить грузовиком, к которому все прилаживали свои прицепы. Мужчины, которые были рядом, хотели выстроить свою жизнь и тратили на это мои силы. И в то же время мечтали иметь под боком беззаботную ласточку. Но ласточка больше не могла летать. Эти птицы известны тем, что кормят своих детей вместе. Птенец Георгий между тем вновь голодал, как когда-то в младенчестве.

Слава богу, в какой-то момент я это поняла. Вытащила себя за волосы.

В 1991-м родилась Ниноша, а в Грузии началась война. Отключили электричество и отопление. Миша был в Москве. Возвращается на машине и ничего не понимает: город абсолютно черный! Подъезжает к дому — ни одно окошко не светится. Лифт не работает. Он запаниковал, начал сигналить. Я высунулась, кричу с четырнадцатого этажа: «Все в порядке! Поднимайся потихонечку». В полгода мы Ниношу окрестили, и Миша уехал-таки в Америку. Дочка даже еще ползать не начала...

Следующие несколько лет прожили в аду. Когда-то Тбилиси просыпался от криков уличных разносчиков: «Мацони! Мацони!» Теперь они продавали керосин.

Фильмы со звездами:

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter


Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Ольга Будина. Теория любви

Ольга Будина. Теория любви






Новости партнеров


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте
Айшвария Рай (Aishwarya Rai) Айшвария Рай (Aishwarya Rai) актриса
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй