Ирина Круг. С тобой и без тебя

«Я опрометью бросилась по ступеням на улицу. Вслед раздались глухие выстрелы. Миша заслонил меня от пуль…»

За это время муж Марины умер, и Миша на свою беду снова с ней сошелся. Она вела себя вызывающе, пила, гуляла, принимала наркотики. Миша постоянно вытаскивал ее из криминальных историй и злачных мест. Не знаю, что стало финальной точкой в их отношениях, скорее всего, Круг понял наконец, что она никогда его не любила, только издевалась. Я видела эту женщину лишь по телевизору и то чуть в обморок не упала. Неадекватная она: несла какую-то чушь, утверждая, что Мишины стихи принадлежат ей, что она должна исполнять его песни. «Ты сначала на себя посмотри», — захотелось сказать Марине. Не оттого, что ревную, а потому что она про Круга недопустимые вещи болтала, стыд да и только!

«Ирина Викторовна, — говорил мне Миша, — мы с вами одну беду пережили, не зря нашли друг друга».

Мы и правда зажили вместе душа в душу. Я перестала ездить на гастроли и старалась сделать так, чтобы ему всегда хотелось возвращаться домой. Миша это ценил и баловал меня: привозил из поездок дорогущие наряды, причем такие, в которых даже в гости не пойдешь. В них только на сцену.

— Куда ж я это надену? — каждый раз спрашивала, складывая платья в ящик.

— Как куда, Ирина Викторовна? На выход.

А мы и не бывали нигде. Я тогда не понимала, зачем мне все эти вещи, только в шкафу пылиться, а Михаил Владимирович словно предвидел: со временем они мне пригодятся. И правда, уже несколько раз я выступала в подаренных Мишей платьях.

Однажды, обидевшись, я решила уйти. Миша, увидев, что укладываю косметичку, сказал: «Ирина Викторовна, ну что вы как ребенок!» Однажды, обидевшись, я решила уйти. Миша, увидев, что укладываю косметичку, сказал: «Ирина Викторовна, ну что вы как ребенок!» Фото: Геворг Маркосян

Круг любил бывать дома, любил собирать друзей — всегда у нас был полон дом народу. На третьем этаже он оборудовал бильярдную и почти каждый вечер катал шары. Нам нравилось ездить отдыхать в Сочи большой компанией на машинах.

Как Миша скажет — так и будет. Он был авторитарным человеком, главой семьи. Упаси бог повысить на него голос! Единственным моим оружием в семейных спорах были слезы. Если он перегибал палку, я плакала. Михаил Владимирович сразу снижал обороты, обнимал меня, и в семье наступал мир. Он был взрывной, это все знали, мог вспылить из-за того, например, что борщ не красный. «Миш, да борщ-то вкусный, ты попробуй», — вступился за меня Леонид Телешев, Мишин друг, который у нас обедал.

Но однажды, когда некому было вмешаться, дошло до того, что я решила уйти.

Миша, увидев, что укладываю косметичку, сказал: «Ирина Викторовна, ну что вы как ребенок!»

Обнял меня, я заплакала — так и помирились.

В другой раз попросила денег на маникюр, магазин и одежду для детей. Миша положил купюры на тумбочку, я пересчитала:

— Михаил Владимирович, мне не хватит.

Круг вспылил, швырнул деньги к потолку, они рассыпались по всей спальне.

— Вы что хотите сказать —я для вас денег жалею?!

Не поняла, почему он вспылил. Без спросу у него никогда не брала даже тысячу.

Стояла опешившая, не знала, что и сказать. Михаил Владимирович в тот день уезжал на концерт, я ему сумку приготовила, а деньги, по полу разбросанные, не тронула. Потом уже, когда он уехал, собрала и положила на стол. Через несколько минут звонок.

— Михаил Владимирович, вы меня простите, — сразу говорю.

— А вы меня. Купите все, что нужно.

Что с ним такое было? Может, отголоски прошлых отношений? Он никогда ничего не жалел для меня, покупал самое красивое и дорогое. Шубу, машину — пожалуйста. Я хотела красный внедорожник, а привезли синий. Так Миша мне его перекрасил, да еще велел нарисовать дракона — мой знак по восточному календарю. Сам ездил на «шестисотом». Он жил на широкую ногу, не экономил.

Из магазина мы всегда приезжали с полным багажником. Мне всего хватало, в шкафу висела одежда из бутиков такая, что и сейчас не могу себе позволить. Он старался научить меня одеваться со вкусом. Я же простая была, выглядела соответственно уральской моде. Мише она, похоже, не нравилась, раз он первое время, не доверяя мне, покупал все вещи сам, хотел, чтобы жена приноровилась к обеспеченной жизни. Однажды я купила ботфорты. Миша увидел их и сказал с укоризной: «Ну как же так, Ирина Викторовна?!»

С тех пор я те сапоги больше не надевала.

Миша был нежный и добрый. Он любил детей и животных. Когда приходил домой уставший, ложился на диван и включал Animal Planet, под рассказы о животных иногда засыпал.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Загрузка...


Написать комментарий



Читайте также

Надежда Белявская. Памяти отца

Надежда Белявская. Памяти отца

Алсу Алсу певица
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.



Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте