Евгений Жариков: «Любовь и жареные гвоздики»

«Я долго молчал о своих внебрачных детях. Но не хочу оставаться только героем скандала».

Но чувствовал себя при этом превосходно, ничуть не сомневался, что доказал ночью свою мужскую состоятельность. Иначе зачем девушке оставаться со мной до утра?

Позже Татьяна жаловалась, что в мое отсутствие в каюту заглянул Юлик Гусман и, увидев ее голую в кровати, выказал свой мужской интерес. Но Секридова проявила разборчивость и его отшила.

А потом приехала Наташа. Татьяна снова «прислонилась» к Володе, у нее была своя компания, у нас — своя. Вот и вся любовь. Точнее, ее отсутствие, поскольку обстоятельства, толкнувшие нас в объятия друг друга, никак не предвещали романа. Так — легкая интрижка, к которой располагает фестивальная атмосфера.

Позже оказалось, что Татьяна замужем, ее муж — бизнесмен из Латвии по имени Игорь.

Он однажды даже приезжал к нам на «Созвездие» в Ярославль. Татьяна говорила, что этот брак — ошибка, замуж она выходила без любви. Игорь хотел детей, но она дала себе слово родить их только от любимого человека.

Татьяна — замужем, я — женат, оба взрослые люди. Наши отношения продолжались в Москве уже на трезвую голову. Мы очень подошли друг другу как сексуальные партнеры, темпераменты совпали. Меня тянуло к Татьяне-женщине, она была на девятнадцать лет моложе, при этом опытная, знала, как меня удовлетворить. Но ее человеческие качества настораживали.

Секридова, к примеру, любила хвастаться своими победами на любовном фронте. Рассказывала о романе с Раймондом Паулсом, от которого она даже планировала завести ребенка.

Но тот ее намерения пресек. Татьяна с гордостью сообщала, как однажды сама Примадонна приревновала ее к Паулсу и между ней и Аллой завязалась драка, в которой Пугачева была посрамлена. «Господи, зачем она это рассказывает? — думал я. — Неужели не понимает, что создает о себе не лучшее впечатление? — но тут же гнал эти мысли: — Какая разница? Тебе на ней не жениться».

Татьяна все чаще стала спрашивать: «Ты меня любишь?» Я кивал головой или бросал «Угу», но ни разу не произнес этих слов. Они принадлежали Наташе.

В один прекрасный день Секридова объявила, что беременна.

— Твердо решила: буду рожать.

— Но я чужой муж и не нарушу клятву, никогда не оставлю Наташу, не смогу на тебе жениться и стать нашему ребенку полноценным отцом.

— Пусть тебя это не волнует — рожу для себя.

Так появился на свет Сережа. Из роддома Татьяну встречал мой директор Петр Михайлович Аникин. Секридова ни в чем не нуждалась, я давал достаточно денег на нее и ребенка. Меня поймут мужчины, у которых дети появились после пятидесяти. Это особое чувство. Решил: ни за что не брошу младшего сына, буду помогать его растить. Наверное, это было жестоко по отношению к Татьяне, но я взял с нее слово: «Ты никому не расскажешь, что ребенок от меня, никогда не позвонишь мне домой. Если моя семья об этом узнает, я разорву наши отношения и перестану тебе помогать».

Татьяна согласилась.

А я зачастил к ним, то еду завозил, то памперсы. Меня тянуло к малышу. Поиграть, просто посидеть у кроватки. Мы договорились, что для окружающих я стану крестным отцом мальчика, чтобы снять все подозрения. На самом деле крестный Сережи — мой товарищ Володя Макаров.

Я видел, что Татьяна — хорошая мать, валится с ног от усталости, но о ребенке заботится идеально. Когда мы с Петром Михайловичем решили поехать в Германию, чтобы купить там автомобили, я взял Татьяну и Сережу с собой. Пусть отдохнут. Потом на новых машинах мы проехали по Европе, были в Австрии, Испании. Татьяна постоянно фотографировала нас с сыном. Где бы ни находились, везде меня сопровождали щелчки ее фотоаппарата.

Фото: Фото из архива Е.Жарикова

Я даже поинтересовался:

— Ты что, досье собираешь?

— Нет, снимаю для себя, приятно будет смотреть на фото самых дорогих мужчин в моей жизни.

Потом эти фотографии фигурировали в качестве свидетельств на судебных процессах, затеянных Секридовой против меня.

Когда мы возвратились в Москву, Татьяна сказала, что снова беременна: «Это мой последний шанс родить девочку, мне уже за тридцать».

У меня не повернулся язык просить ее сделать аборт, на всю жизнь запомнил, чем такая операция закончилась для моей первой жены. И Секридова родила нашу Катю. Я снова всем обеспечил их с дочкой.

И снова напомнил Татьяне:

— Сохранишь нашу тайну — и я вас никогда не брошу.

— У меня к тебе встречная просьба. Не хочу, чтобы у детей в свидетельстве о рождении стоял прочерк, чтобы дразнили безотцовщиной. Давай запишем тебя их отцом.

И я согласился. Продолжал заботиться о детях, часто навещал, давал Татьяне деньги, чтобы они ни в чем не нуждались. Кто-то назовет меня многоженцем. Но я никогда не считал Татьяну своей женой. Да, за детей радовался, когда они пошли, произнесли первые слова. Но не допускал мысли, что это моя вторая семья. Когда Секридова поняла, что увести меня у Натальи не удастся, предложила абсолютный бред — создать шведскую семью!

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Подпишись на канал 7Дней.ru в



Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Саша Савельева. Любовь, которую ждала

Саша Савельева. Любовь, которую ждала



Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте
Ани Лорак Ани Лорак певица
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй