Игорь Капуста. Любовь императрицы

«Женщин у меня в жизни было много, но такой, как Аллегрова, — никогда. В сексе мы поняли друг друга сразу».
После нашего расставания Аллегрова переделала дом по своему вкусу После нашего расставания Аллегрова переделала дом по своему вкусу Фото: RussianLook.com

Греческая кухня была ей в диковинку, и я с удоволь­ствием наблюдал, как округляются Ирины глаза, когда она видит, что во все блюда добавляется лимон или лимонный сок. Хохотал, глядя, как жена берет кусочек непонятного блюда с тарелки, осторожно подносит к носу, нюхает и только потом пробует на вкус.

Мы загорали, купались, ныряли, плавали наперегонки — у меня было впечатление, что оба мы сбросили с десяток лет. Однажды даже замок из песка на берегу моря построили. Дурачились словно дети. Я видел, как постепенно Ира оттаивала, стала чаще улыбаться, исчезла скорбная складка возле губ. Каждую ночь мы любили друг друга словно в последний раз...

Приехала Ирина в Москву совсем другой. Казалось, депрессия отступила. Чтобы закрепить достигнутый успех, Иру нужно было чем-то увлечь.

И я сказал: «А помнишь, ты хотела купить дом у Фельц­мана?»

Цель была достигнута. Ира отвлеклась на покупку дома Оскара Борисовича. Место сказочное — Ватутинки, ДСК «Советский писатель». Ближайший сосед — Зиновий Ефимович Гердт. Участок пятьдесят соток. Огромные сосны и по­трясающий воздух. Дело застопорилось совершенно неожиданно: оказывается, Фельц­ман уже кому-то пообещал его продать. После долгих уговоров и переговоров дом все-таки достался нам. С одним условием: у Оскара Борисовича многие годы служила домработница Тоня, ютилась на участке в крошечном домике. И вот она не должна была покидать насиженного места. Мы согласились купить дом вместе со старенькой Тоней. Бывало, выйдет Тоня из своего домика (это уж потом мы ей по­строили более просторный, со всеми удобствами) и говорит:

— Игорек, дай хоть машину тебе помою.

А то сижу тут нахлебницей.

— Тоня, — театрально повышал я голос, — и думать не смей. Отдыхай.

Вот золотой человек. Со­всем старенькая, а все помочь пыталась.

...Через три дня после моего ухода от Иры Тоню отвезли в Подольск в дом престарелых — она сама об этом попросила.

Поздней осенью мы поняли, что в доме можно жить только летом — настолько он старый. И решились на перестройку. Наняли бригаду и уехали на очередные гастроли — нужно было зарабатывать деньги, ради этой покупки мы влезли в долги. Вернувшись, обнаружили, что, как в басне Крылова, «воз и ныне там».

Зато от счетов на якобы закупленные стройматериалы у меня глаза на лоб полезли. С рабочими мы, естественно, расстались. Но потерянные деньги было уже не вернуть. Тогда у меня возникло предложение: «Ир, давай я перестану выступать и займусь строительством. И тебе спокойнее — за маму душа болеть не будет, я за ней присмотрю».

Серафима Михайловна сильно сдала после смерти мужа, из дома практически не выходила, даже поесть иногда забывала, что ей, диабетику, было категорически запрещено.

На том и порешили. По уму нужно было старую постройку снести и поставить новый дом, но мы все что-то достраивали, перестраивали. В итоге строительство растянулось почти на восемь лет. Ира уезжала на гастроли, а я командовал прорабом и рабочими.

Между нами стала вырастать стена, что-то ушло из наших отношений Между нами стала вырастать стена, что-то ушло из наших отношений Фото: RussianLook.com

И через год про стройку знал уже практически все. Еще стал семейным снабженцем: закупал продукты в огромных количествах и развозил их — Серафиме Михайловне, нам с Ирой и Лале.

Лала жила со мной в одном доме, практически меня игнорируя. Ревновала к Ире. Когда Лала росла, Ира из-за гастролей и концертов не могла уделять дочке достаточно внимания и очень переживала из-за этого. Постоянно ее баловала. Я никак не мог понять: неужели Ира не видит, не понимает, как ведет себя ее дочь со мной? Пару раз пытался поговорить об этом. А потом махнул рукой. Бесполезно.

Когда я оставил работу на сцене и занялся ремонтом дома и хозяйством, расстановка сил в семье изменилась. В нашей жизни всегда присутствовало очень много народу — эдакий «императорский двор».

Балет, массажисты, строители, домработницы, охранники... Теперь я тоже оказался среди обслуги. Сам вызвался заниматься хозяйственной деятельностью, хотел облегчить Ире жизнь. А в результате начал ее терять. Ира много гастролировала, очень уставала, а тут еще доброжелателей полно, нашептывали со всех сторон: ты с ног падаешь, деньги зарабатываешь, а твой-то баклуши бьет, наслаждается прекрасной загородной жизнью. Это было ложью, хлопот со строительством было полно, но Ира стала раздражаться, предъявлять какие-то претензии. Мы начали ссориться...

Я надеялся, что когда за­кончится ремонт и мы переедем за город, наша близость вернется. Но этого не случилось.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Подпишись на канал 7Дней.ru в



Загрузка...
Новости партнеров
Написать комментарий


Читайте также

Лянка Грыу. Льдинка в сердце

Лянка Грыу. Льдинка в сердце

Галина Юдашкина Галина Юдашкина фотограф, модельер
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.



Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте