Ирина Линдт. Дэдди и Бэби

«У меня тут все хреново, Бэби, — голос Золотухина привычно виноватый. — Я не приеду». За 10 лет я научилась не обижаться.

Чтобы ее снять, кололи обезболивающее. Но через четыре часа боль возвращалась, и я, вся в испарине, умоляла медсестру:

— Пожалуйста, сделайте укол, терпеть больше нет сил.

— Вам нельзя, мы совсем недавно кололи. Это же наркотик, понимаете?

И Золотухин тоже уговаривал:

— Потерпи, скоро пройдет.

Он был такой измотанный, такой несчастный, что я брала себя в руки и врала:

— Да, уже меньше болит.

Испытание физической болью — одно из самых страшных и действенных. Оно отлично прочищает мозги. Все мои прежние страдания из-за разницы в возрасте, его известности стали казаться глупыми, мелкими.

Никто не знает, что нас ждет впереди. Надо радоваться тому, что есть сегодня. Жить, наслаждаясь каждым днем. Сегодня, сейчас я счастлива. И это главное.

Из больницы я вышла другим человеком. А через полгода уже играла спектакли. Поехала с театром на гастроли в Авиньон, кувыркалась на сцене, а Золотухин стоял за кулисами, и я постоянно чувствовала на себе его взгляд. Он знал, что мне больно. Видел, как я горстями пью таблетки. Но не ругал, страдал молча. Только один раз грустно спросил: «Бэби, что же ты с собой творишь?»

Так мы друг друга называем — Бэби и Дэдди. В самом начале наших отношений Золотухин предложил быть на «ты».

Но я не могла, барьер какой-то стоял. Я до сих пор не представляю, как стала бы говорить: «Валера, ты чего!» «Ты, Валерий Сергеевич» тоже звучит странно. Некоторое время как-то изворачивалась, обращаясь к нему безлично. Но однажды на гастролях в Израиле, когда мы загорали на пляже, местный парень предложил покатать меня верхом. Я отказалась, но он все не отходил.

Золотухин мрачно зыркнул на него из-под газетки.

Парень спрашивает:

— Is it your daddy?

Да, говорю, дэдди.

Золотухин, хоть и не знает английского, головой на всякий случай кивает и показывает: спасибо, ничего не надо, уматывай отсюда.

Во время репетиций «Моцарта и Сальери» я рассказала Золотухину, что появилась на свет благодаря стихотворению, которое мама увидела на двери женской консультации. «Это стихи Кедрина», - ответил Валерий Сергеевич Во время репетиций «Моцарта и Сальери» я рассказала Золотухину, что появилась на свет благодаря стихотворению, которое мама увидела на двери женской консультации. «Это стихи Кедрина», - ответил Валерий Сергеевич Фото: Из архива И.Линдт

И спрашивает меня:

— Что ты ему сказала?

— Сказала, что ты мой дэдди. Папочка. Чтоб отвязался.

Он подумал.

— Если я дэдди, то ты кто?

— Ну, наверно, бэби.

Так и повелось: Дэдди и Бэби.

Через полгода после травмы у меня вроде и рука уже прошла, и двигаться могла свободно, а боль в спине по-прежнему была адская. Отправилась в клинику.

— Все у вас нормально.

— А болит почему?

— Ну, ушиб был сильный, такое долго проходит.

И тогда, устав смотреть на мои мучения, Золотухин повез меня на прием к доктору Владимиру Петровичу Харченко, в Центр рентгенорадиологии. Тот меня наклонил, провел пальцами по позвоночнику и сказал: «Вот здесь у вас компрессия. На рентгеновском снимке ее увидеть сложно. Идите на компьютер».

Когда я увидела снимки, чуть в обморок не упала.

«Позвонок сплющился, кусочек кости отломился, — объяснил Владимир Петрович. — Вам надо было провести в корсете какое-то время, тогда бы все нормально срослось. Не наклоняться, не тревожить позвонки. А теперь надо накачивать спину и живот, чтобы компенсировать недостаток прочности позвоночника мышечным корсетом».

И я пошла на тренажеры.

Как же я накачалась! Правильно говорят: не было бы счастья, да несчастье помогло. Тело стало просто роскошным. Когда пришла на мюзикл «Норд-Ост», издевалась над другими актерами:

— Где у тебя косые мышцы? Жир один!

— Ирка, что ты пристала, нормальный у меня живот.

— Нормальный — это вот! — задираю майку, пресс напрягаю, а у меня там мышцы как кубики. — Учись, студент.

Многие, кстати, считают, что роль в «Норд-Осте» я получила благодаря протекции Золотухина. Вот уж нет! Наши отношения мне никогда в этом смысле не помогали — скорее наоборот. Придешь на пробы, вроде всем понравилась, а роль отдают другой.

Несколько раз агенты говорили:

— Ир, ну что поделаешь? Они сказали: актриса хорошая, но зачем нам любовница Золотухина?

— Да ведь у той, кого взяли, тоже есть любовник!

— Но о нем они не знают.

К счастью, на кастинге в «Норд-Ост» моя личная жизнь никого не волновала. Роль я получила, но руководство мюзикла поставило условие: я должна уйти из Театра на Таганке, потому что они не хотят, чтобы лицо проекта ассоциировалось с другими театрами. Таганка для меня — дом родной, я там со студенческой скамьи, но надо было выбирать.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Загрузка...


Написать комментарий



Иван Охлобыстин Иван Охлобыстин актер, режиссер, сценарист, драматург, журналист и писатель
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.