Жанна Эппле. Второе дыхание

Она даже знала, как может покончить с собой. Устроить лобовое столкновение с «КамАЗом»...

Через полгода моя приятельница попросила сходить с ней в ГИТИС, она очень хотела там учиться, но страшно боялась прослушивания. Я пошла с ней за компанию. В ГИТИС тогда еще брали исходя из дефицита типажа. Видимо, в тот год был недобор бледных нервных девушек. И меня взяли.

Мне всегда нравилась сцена. Когда играла в школьных спектаклях, преображалась, становилась совсем другой, откуда-то появлялись силы. Учеба в институте сразу меня затянула. Лекции, репетиции, занятия с голосом, пластика — мне нравилось абсолютно все.

Тут же появились поклонники — Игорь Угольников и Сережа Тарамаев. Я никак не могла определиться, кто из них мне нравится больше. В институт ездила на метро. Парни теперь со мной знакомились часто, но поскольку телефонами тогда никто не обменивался — не было ни домашних, ни мобильных, — я всегда назначала свидание на станции метро «Медведково». Приезжала, выглядывала из-за колонны и думала: «Нет, точно не мой. Ножки коротковаты, голова не по циркулю, глазки маленькие». Но главное было даже не это. У меня был критерий: сердце екает или нет. Оно не екало. И я уезжала. А потом наступила весна, и я встретила человека, при одном взгляде на которого поняла: это моя судьба.

Я шла в театральную библиотеку на Петровских линиях. Бархатное пальто, черные замшевые сапоги, длинные белые волосы.

И увидела у входа молодого человека необыкновенной красоты — рост под два метра, волнистые русые волосы до плеч, огромные синие глаза. Остановилась как вкопанная. Он спросил:

— Вы в каком институте учитесь?

Я вздернула подбородок:

— С посторонними не разговариваю.

Вошла в библиотеку, взяла книжку и снова прошла мимо него в полной уверенности, что он пойдет за

мной. Обернулась минут через пять — никого! И тогда мне стало страшно, как будто я потеряла что-то очень важное в жизни.

Бросилась назад в библиотеку — пусто, выбежала на улицу — и там нет!

Со стороны брак с Ильей Фрэзом казался идеальным Со стороны брак с Ильей Фрэзом казался идеальным Фото: Из архива Ж. Эппле

Бродила по Петровским линиям и Столешникову переулку, искала, но так и не нашла. Не понимала, что со мной происходит, но точно знала: терять его нельзя...

Отчаявшись, поехала в институт, вошла в скверик, села на лавочку. Поднимаю глаза — напротив сидит он и улыбается.

Оказалось, у нас было очень мало шансов встретиться. Алексей учился на балетмейстерском факультете ГИТИСа, но располагался тот при Щепкинском училище. Поэтому мы не пересекались. К тому же жил он в Питере, а в Москву приезжал лишь сдавать экзамены.

На безымянном пальце у Алексея было обручальное кольцо. Я дотронулась до него и сказала: «Ах, так вы женаты!» Считала, что с женатыми нельзя... Мы поговорили, попрощались, ничего друг другу не обещая, и он исчез на все лето.

Иногда бывает в жизни достаточно одной встречи, чтобы понять — это начало большой любви.

Не видишь человека месяцами, но помнишь его взгляд, прикосновения, запах. И от воспоминаний кружится голова.

Я ждала Алексея. Знала, что он придет. И он пришел. Когда начался новый учебный год, я открыла дверь в библиотеку и увидела его. Он подошел: «Жанна, я развелся». А у меня даже сердце не забилось. Я была уверена, что так будет, ведь этот человек — моя судьба.

И я приняла эту любовь со всеми ее последствиями...

Я очень хотела выйти за него замуж, создать семью, родить детей. У нас была безумная страсть.

Мне постоянно нужно было чувствовать прикосновения его рук, губ. То же самое происходило и с ним.

Алексеем я восхищалась. Он был человек огромного таланта. Родился в Ростове, занимался в балетной школе, его заметили и пригласили в хореографическое училище при Большом театре.

Его мама — военный врач — прошла всю войну. Ради сына она продала квартиру в Ростове и переехала в коммуналку в Столешниковом переулке. О сыне говорила с восхищением: «Он принц. Когда выходит на сцену, ему делать ничего не надо, все и так видят: он принц!»

Алексей действительно был такой, невероятно талантливый. И не только в профессии. Английский выучил за два месяца, через полгода занятий шахматами получил взрослый разряд.

Но характер имел очень трудный. С работой ему повезло — отец его первой жены был директором Мариинки, там он и танцевал. А когда развелся и переехал в Москву, устроился в Музыкальный театр имени Станиславского и Немировича-Данченко. Танцевал Принца в «Лебедином озере», но особенно был востребован на бенефисах известных возрастных актрис. Высокий, сильный, он носил отяжелевших прим на руках, потом у него болела спина. Главных партий ему не давали, и Алексей видел причину в том, что он не гей и не обладает нужными связями. Свой талант он начал попросту пропивать. Пил от обиды, от бессилия, среди бела дня.

Свадьбу мы сыграли наспех. Красивой она не была. Ресторан, толпа чужих людей, пьяный муж с актерами-танцовщиками...

Фильмы со звездами:

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также

Алла Довлатова: «Маму я, конечно, простила»

Алла Довлатова: «Маму я, конечно, простила»





Новости партнеров


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте


Сергей Юрский Сергей Юрский актер театра и кино, театральный режиссер, кинорежиссёр, сценарист
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
+