Софья Райзман: «Физрук» изменил мою личную жизнь» рассказывает звезда сериала

«Я впервые ощутила, что такое «узнают на улице», когда вышел фильм «Гуляй, Вася!». Но после...
Екатерина Филимонова
|
01 Ноября 2017

«Я впервые ощутила, что такое «узнают на улице», когда вышел фильм «Гуляй, Вася!». Но после премьеры нового сезона «Физрука» жизнь моя изменилась гораздо сильнее», — рассказывает актриса.

Софья, сейчас по ТВ с большим успехом идет сериал «Физрук», в котором вы с Дмитрием Нагиевым играете главные роли. Как вам с ним работается?

— Дмитрий Владимирович человек своенравный. С одной стороны, он тебя берет под крыло, с другой — постоянно троллит. Нагиев даже в интимных сценах умеет повернуть все в сторону фарса. Дмитрий Владимирович постоянно «раскалывал» меня в кадре, я не могла собраться, потому что и без того ведь нелепая ситуация: первые съемочные дни, любовная сцена, вокруг куча народу, в комнате душно… А тут еще начинается какая-то клоунада. Но, во-первых, для фильма это, может, даже полезно — у нас легкий жанр. Во-вторых, это тактика Нагиева, чтобы раскрепостить партнера. И, видимо, со мной Дмитрий Владимирович тоже пытался таким образом снести какую-то стену, преграду.

— Вы к нему по имени-отчеству обращались?

— Он просил меня называть его по имени и на «ты», но мне удобнее было соблюдать субординацию. По-моему, это хорошо звучит в применении к Нагиеву: Дмитрий Владимирович. Ему идет. Но, кажется, так я одна его называла. Вообще, Дмитрий Владимирович достаточно закрытый человек при всей своей энергии и мощной харизме. Думаю, ему комфортно наедине с самим собой.

— Для зрителей стало большим сюрпризом появление в «Физруке» Вик­тора Сухорукова…

Виктор Сухоруков замечательный! Во-первых, он отлично травит байки, его притихнув слушают. Просто сидят открыв рот. Человек с огромным опытом, со множеством интересных мыслей, тактичный, воспитанный. Всегда знает, когда нужно поддержать, а когда лучше не приставать. Помню, мы с ним сидели в вагончике, разговаривали, и Сухоруков очень верную вещь сформулировал. Что надо аккуратнее делиться своими идеями. Он сказал, что твой опыт, все, что ты за жизнь набрал, — это твои дрова, твое топливо, на котором ты, как творческий человек, едешь. И чем меньше ты будешь распыляться, рассказывать обо всем этом, тем в тебе останется больше силы и творческой энергии. В общем, знакомство с Сухоруковым было классным.

Софья Райзман с Дмитрием Нагиевым С Дмитрием Нагиевым на съемках сериала «Физрук» Фото: ТНТ

— Вам довелось в свое время поработать и с Федором Бондарчуком

— Вы, наверное, имеете в виду фильм «Призрак», я там появляюсь в первой сцене, играю французскую журналистку. С Федором Бондарчуком я обмолвилась только несколькими фразами, самыми общими. Моя роль была слишком маленькая для настоящего знакомства…

— Софья, а ваш муж ведь тоже актер?

— Да, актер. Мы с Русланом Братовым поженились в прошлом году. А знакомы уже давно: сначала были однокурсниками, потом вместе попали в ТЮЗ, а оттуда тоже вместе перешли в МХТ.

— А почему кольцо не носите?

— Да просто мне с ним часто неудобно. На съемках или перед спектаклем пришлось бы его снимать — так вещи легко теряются. Если честно, все, что меньше кредитной карточки, у меня ненадолго задерживается и само собой исчезает. Ну а главное, я не совсем понимаю смысл некоторых традиций, ритуалов, суеверий.

— А это не сложно — работать вместе с мужем? Вы не устаете друг от друга?

— Нет, мне кажется, мы не можем устать друг от друга. Мы хорошо друг друга понимаем, ничего не приходится долго объяснять. При этом мы не планировали, что всю жизнь будем работать в одном и том же месте. Так получалось, потому что мы постоянно были творческими партнерами. Но как раз сейчас у Руслана появилась отдельная область творчества. Недавно он впервые попробовал себя в режиссуре, снял короткометражку «Лалай-Балалай» и получил главный приз на «Кинотавре» в программе короткого метра. Я им очень горжусь.

— Вот станет ваш муж режиссером и будет вас снимать...

— Посмотрим. Если понадоблюсь, я ему обязательно помогу. Я уже однажды побывала у Руслана в кадре, когда он снимал одно небольшое задание, и мне очень понравилось с ним работать. Но есть разные типы режиссеров: одни постоянно снимают своих жен, другие работу и личную жизнь не смешивают. Оба варианта понятны…

Софья Райзман с Дмитрием Нагиевым «Дмитрий Владимирович постоянно «раскалывал» меня в кадре, я не могла собраться. Это тактика Нагиева, чтобы раскрепостить партнера» Фото: ТНТ

— А как вас приняли в МХТ? Это ведь очень непростой театр…

— Я попала туда с помощью моего однокурсника Александра Молочникова, который в МХТ ставил спектакль «19.14» и позвал нас с Русланом. В МХТ прекрасно всех принимают, в театре очень большая труппа, очень большой приток и отток людей, потому что три сцены, очень много режиссеров, постоянно ставятся новые спектакли. Если ты готов отдавать театру все свое время, силы и талант, то в МХТ у тебя будет работа. Внезапно для себя мне пришлось запеть — в мюзикле «Гордость и предубеждение». Жанр непростой для человека, который никогда не пел профессионально. Как оказалось, я могу. Хотя сама от себя этого не ожидала. Но меня долго «распевали». Потом послушали, какую самую высокую ноту я могу взять, и говорят: «Лирическое сопрано, отлично». А недавно в МХТ мы выпустили спектакль Константина Богомолова «Мужья и жены» по сценарию Вуди Аллена. Это теперь моя любимая постановка. Работать с Константином Юрьевичем было очень интересно. После ГИТИСа, наверное, это мой первый настоящий учитель.

— Софья, а как возникла идея поступать в ГИТИС? Вы ведь не из театральной семьи…

— Мои родители врачи. Мы жили в Томске, а когда я училась в восьмом классе, переехали в Москву. После окончания школы я до последнего не могла решить, куда пойду поступать. Ясно было только одно: в гуманитарный вуз. В школе я была хорошисткой с проблемами в точных науках. Это у меня с раннего детства. Мама рассказывает, как мой брат (он старше меня на шесть лет) учил меня, совсем маленькую, математике. Он говорил: «Вот сидят три вороны, одна улетела, сколько осталось?» Я отвечала: «Тлидцать тли!» — и он просто бился головой: «Почему 33?!» Мне кажется несправедливым, что человек в 16 лет должен решить, кем он будет всю жизнь. Я ходила на день открытых дверей в МГУ, в РГГУ… Подумывала о журналистике. И при этом работала — официанткой в пиццерии. 

Софья Райзман с Ефимом Петруниным С Ефимом Петруниным в фильме «Гуляй, Вася!». 2016 г.

Я проработала там месяца четыре, наверное. И теперь я знаю: официант — это самая бешеная работа на свете. Как же у меня болели ноги! Ты носишься без конца, потому что одни заказывают пиццу на тонком тесте, другие на толстом, этим нужен счет, тем пора нести напитки. Вот пришел человек, ты у него взял заказ, и через две минуты напитки должны быть у него на столе. А этих столов у тебя еще куча — десять или больше, целый зал может быть на тебе. Но в этом, конечно, тоже есть своя романтика. Во всяком случае, теперь я никогда не смогу раздражаться на официанта, который куда-то пропал. Полезно поработать в сфере обслуживания. К тому же я заработала свои первые деньги и поехала в Венецию. Ну а идея поступать в театральный институт возникла очень спонтанно, в последний момент — уже вовсю шли прослушивания. Сейчас, вспоминая те события, я даже не могу точно сказать, что именно меня на такую мысль натолкнуло. 

Конечно, в детстве я все время кого-то пародировала, изображала. Еще я танцами занималась с шести лет, так что в принципе мне сцена была близка и приятна. Но про кино и театр до самого момента поступления не думала. И вдруг решила пойти на такой эксперимент. Буквально за неделю я выбрала и выучила басню, стихи, прозу. И пошла сначала в «Щепку», потом во ВГИК и в «Щуку». Режиссерский факультет ГИТИСа сначала даже не рассматривала, это же такое место — для избранных, туда невозможно поступить. Но мне сказали, что курс набирает Хейфец и я ему подойду. С самим Леонидом Ефимовичем я познакомилась уже на втором туре.

Софья Райзман «Четыре года на режиссерском факультете ГИТИСа — это было время, когда тебе как будто не нужен сон, не нужна еда...» В ресторане IL BAROLO Фото: Филипп Гончаров

— То есть вы заранее знали, что попадете к нему на курс?

— Так бывает. Ведь мастера, набирая курс, знают, что ты поступаешь одновременно в несколько мест. И если кто-то из них хочет, чтобы ты у него училась, он дает тебе это понять, чтобы ты в другое место не завернула. Человек пять было, которым намекнули, в том числе и мне. Хотя все равно до конца я не верила, с тревогой ждала списка поступивших. И вот я оказалась на режиссерском факультете ГИТИСа. Это были четыре года, когда тебе как будто не нужен сон, не нужна еда. Во всяком случае, я не помню, чтобы я тратила на это время. Нам в институте бесплатно давали кашу с утра, и это было главным приемом пищи за весь день. Я постоянно находилась в институте. Нас начинали выгонять оттуда часов в одиннадцать вечера, но мы прятались и оставались. И репетировали этюды, спектакли. Ни у кого не было денег, но это казалось не важным. Ты одеваешься в костюмерке, питаешься кашей… Мечта, а не жизнь!

— А сейчас у вас есть какая-нибудь актерская мечта? Сыграть какую-то роль или сняться у какого-то режиссера?

— В прошлом году я проходила пробы у Андрея Звягинцева на роль второго плана в фильме «Нелюбовь». Как вы понимаете, я их не прошла. Но мне важно было познакомиться с Андреем Петровичем. Думала про себя: «Сейчас будет ответственный момент в твоей жизни, Сонь, соберись, пожалуйста, сильно не нервничай, сильно не переживай, ничего особо судьбоносного не решается, все будет хорошо». Что именно это будет за фильм, никто не знал. Нам не давали читать сценарий, только прислали отдельные сцены. Пробы продлились полтора часа вместо получаса. 

Я вышла оттуда окрыленная, была счастлива, что просто побывала на месте создания чего-то важного. Подумала: если так интересно на пробах, то что же творится на площадке? Звягинцев очень внимателен к актерам. После проб у него, как и после просмотра его фильмов, наступает какое-то отрезвление. То есть все встает на свои места, иначе воспринимаются какие-то ценности. И после нашей полуторачасовой встречи я по-другому посмотрела на себя, на свою работу и на то, чем я хочу заниматься и какой во всем этом смысл.

Софья Райзман «Я ходила на день открытых дверей в МГУ, в РГГУ… Подумывала о журналистике. И при этом работала — официанткой в пиццерии. Как же у меня болели ноги!» Фото: Филипп Гончаров

— Может быть, это и здорово — сниматься в «фестивальном» кино. Но на улице вас узнают благодаря «Физруку»…

— Начали узнавать еще раньше — после фильма «Гуляй, Вася!». Можно сказать, это та работа, которая меня вырастила, мой первый полноценный киноопыт. Я очень хотела попасть к режиссеру Роману Каримову еще с тех пор, как увидела его «Неадекватных людей». Это был первый из наших российских современных фильмов, посмотрев который я заинтересовалась: кто это сделал? Когда «Гуляй, Вася!» вышел в прокат в кинотеатрах, я впервые ощутила, что такое «узнают на улице». Например, я вышла из перехода, навстречу мне девушка, и вот она вынимает наушники из ушей и говорит: «Я только что видела вас в кино, я в вас влюбилась». Сказала это — и пошла дальше. Или какой-то человек на эскалаторе мне крикнул: «Классный фильм!» Это было такое ненавязчивое, очень приятное узнавание. 

С «Физруком» сейчас уже другая ситуация. Например, стою я, выбираю колготки и какое-то белье в магазине. И вижу, как один человек медленно поднимает телефон, чтобы сделать со мной селфи. Явно в расчете на то, что я не замечу. Я просто поворачиваю голову, долго на него очень строго смотрю, человек стыдливо убирает телефон и уходит. Такое разное поведение людей я объясняю тем, что, когда человек идет в кино, это его осознанный выбор, он сопереживает персонажам и уходит из кинотеатра с каким-то впечатлением. А когда он включает телевизор, все, что происходит на экране, как будто приходит к нему домой. 

Это воспринимается так, будто у него на холодильнике какие-то актеры живут. И телезритель считает их частью своего домашнего мира, своего пространства, поэтому он и с нашим личным пространством совершенно не считается. Но для меня это еще не такая проблема, я не настолько медийно узнаваема. А какие-то мои знакомые, которые находятся на пике популярности, от этого всерьез страдают. Я была свидетельницей, как с одним актером сфотографировались, а потом догнали его и попросили перефотографироваться, потому что у них не получился первый кадр. 

Софья Райзман «Мне кажется несправедливым, что человек в 16 лет должен решить, кем он будет всю жизнь. Но мне повезло» Фото: Филипп Гончаров

Понимаете, есть пресс-конференции, премьеры фильмов или спектаклей, когда актер готов к тому, что к нему будут подходить: он помыл голову, находится в каком-то рабочем состоянии, он может и сфотографироваться, и дать автограф, и ответить на вопросы. Но достаточно странно требовать от актера, чтобы он делился своим личным временем с людьми, которых просто встречает на улице. Вот поэтому тот же Нагиев не может выйти в город по своим бытовым делам, он просто вынужден вести закрытый образ жизни. Мы говорили с ним об этом. Не уверена, что я хочу так жить. И не случайно я недостаточно усердно работаю над своей публичностью, узнаваемостью. Некоторые удивляются: «Вот у вас есть микроблог в Интернете, почему же вы выкладываете так мало фотографий?» Ну да, для того чтобы добиться успеха в кино, очень важно быть «знакомым» лицом. В любом случае, моя основная работа все-таки театр. Кино — это пока только приложение к профессии. Посмотрим, как сложится дальше…

Благодарим семейный итальянский ресторан IL BAROLO за помощь в организации съемки


ПОПУЛЯРНЫЕ КОММЕНТАРИИ

  • #
    Прекрасная девушка! Чуткая, тонкая и исключительно положительная!!! Спасибо за это интервью Семи Дням

  • #
    В физруке реально очень понравилась!

  • #
    #comment#
  • Не удалось отправить сообщение
    Дмитрий Шепелев Дмитрий Шепелев радио и телеведущий
    Все о звездах

    Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.


    НОВОСТИ ПАРТНЕРОВ

    Загрузка...

    +