Мария Луговая и Сергей Лавыгин: «В свадебное путешествие мы отправились уже втроем»

«Я была уверена: меня это не коснется. Я человек сдержанный, не истеричка, которая плачет...
Ирина Макаричева
|
06 Июля 2022
Мария Луговая и Сергей Лавыгин
Фото: Филипп Гончаров

«Я была уверена: меня это не коснется. Я человек сдержанный, не истеричка, которая плачет от дуновения ветерка. И вдруг вижу себя со стороны: стою посреди квартиры и рыдаю навзрыд. Как клоун в цирке, слезы ручьем. Сережа был в шоке, смотрел и не узнавал», — рассказывает актриса в совместном интервью с мужем.

— Маша, Сергей, поздравляем вас — вы скоро станете родителя­ми! Маша, помните, как узнали о своей беременности и как на это отреагировал муж?

Маша: Конечно! Это не стало не­ожиданностью — мы давно мечтали о ребенке. Я сделала тест, увидела две полоски — и страшно заволновалась, не могла поверить в это.

Сергей: Маша с такой непередаваемой интонацией закричала из ванной: «Сережа!» — что я сразу обо всем догадался. А когда она вышла с ошарашенно-счастливым лицом — сомнений уже не осталось. Говорю: «Так, присядь, успокойся, все хорошо, я все понял». Там забавный момент был. Маша показывает тест и спрашивает: «Ты тоже видишь две полоски, это не иллюзия?» — «Да, видно конкретно». — «Нет, что-то я сомневаюсь, надо, наверное, еще тест купить, проверить».

Маша: Да, и я купила. Аж 10 тес­тов. (Улыбается.) Каждый день смотрела, проверяла, полоски становились все ярче. И тогда я окончательно поверила: все, беременна.

— Вы так давно этого ждали. Наверное, и имя придумали заранее?

Маша: Мы открыли список в интернете, но когда произносишь чье-то имя, сразу возникают какие-то ассоциации — с родными, коллегами, знакомыми. Другие жизни, чужие истории. И вдруг наткнулись на имя Марта — у меня ни одной знакомой Марты не было. Кроме героини любимого фильма «Тот самый Мюнхгаузен». Я смотрела его в детстве и всегда восхищалась бароном, который сделал такой гениальный подарок жене — открыл новый день, 32 мая. Мне казалось это волшебством — круче ничего придумать нельзя. Она, правда, не оценила, дура. (Смеется.)

Сергей: Я сначала засомневался: может, попроще назовем, Варей, например? Ну или оставим как вариант, а еще подумаем. Пришли к врачу, смотрим на УЗИ — а дочка все время двигается, вертится. Тут я и говорю: «Видишь, она крутится как мартышка! Значит, точно должна быть Мартой». А потом и другие знаки появились.

Мария: «Я сделала тест, увидела две полоски — и страшно заволновалась, не могла поверить в это. Хотя мы давно мечтали о ребенке»
Фото: из семейного архива

— Какие?

Маша: У меня, например, Сергей с очень давних пор записан как Мартин. Когда у нас начался роман, я часто была на съемках, телефон мог лежать где угодно и в любой момент на нем могло высветиться «Сергей Лавыгин»... А мы отношения не афишировали.

Сергей: Знаешь, могла бы записать меня как Пупсик, Колобочек…

— Действительно, почему Мартин?

Сергей: В детстве я ездил летом в лагерь «Английский клуб», и там все обращались друг к другу только по вымышленным английским именам. Никаких Леш, Сереж, Лен. Я назвался Мартином — мне в 14 лет очень нравился персонаж из фильма «Смертельное оружие» Мартин Риггс, которого играл Мэл Гибсон. Маша об этом факте моей биографии знала. А еще я любил сказку «Чудесное путешествие Нильса с дикими гусями», так вот гуся там звали Мартин… Ого, сколько созвучий с Мартой мы вспомнили!

— Маша, а теперь как у вас муж записан?

Маша: А я ничего не поменяла! Однажды спросила у подружки: почему у тебя муж в телефоне записан просто по имени, а не как «Любимый», например? Она ответила: мол, у нас так все хорошо, что я боюсь даже такую мелочь менять. А вдруг это что-то испортит? Вот и я уже пять лет не меняю.

— Сергей, жду от вас такую же яркую историю — как у вас жена в телефоне записана?

«В свадебное путешествие на Мальдивы мы отправились только через два года после торжества. Я уже была беременна и говорю: «Если лететь, только сейчас, потом будет не актуально»
Фото: из семейного архива

Сергей: Все куда проще — Маша. (Улыбается.)

Маша: Ну и не так уж это просто. Сначала я у Сережи была записана как Маша Луговая, вот так официально. Спасибо, что не Мария Александровна. А в какой-то момент он говорит: мол, я понял, ты в моей жизни будешь единственной Машей. Мне кажется, Сергей Валерьевич даже всплакнул: момент-то ответственный. Казалось бы, после этого он должен был написать в телефоне как-нибудь пафосно — моя королева, любовь всей моей жизни, богиня. А он оставил просто — Маша.

— Какие вы милые. Вы что, вообще никогда не ссоритесь?

Маша: Конечно, ссоримся! Все бывает, но во время беременности я сама себя удивила.

— Гормональные взрывы?

Маша: Я была уверена: меня это не коснется. У нас дома не принято повышать голос, я человек сдержанный, не истеричка, которая плачет от малейшего дуновения ветерка. И тут вдруг вижу себя со стороны: начало беременности, я стою посреди квартиры и рыдаю навзрыд. Как клоун в цирке, слезы ручьем. Из-за того, что у нас с Сережей наконец-то — к счастью! — совпали выходные, он по­обещал встать пораньше, но проспал и проснулся в двенадцать. Страшное преступление! Сережа был в шоке, смотрел на меня и не узнавал. Такие скрытые «таланты» во мне обнаружились. К счастью, это длилось недолго, потому что, если бы дольше, мне кажется, можно бы было развестись. Сережа бы просто разочаровался: может, ему подсунули другую женщину? Для меня стало открытием, что гормоны невозможно контролировать. Просто накрывает волной эмоций и несет…

Сергей: Да ладно, с чего разводиться? Ну ссоримся, и ничего страшного. Счастье, что с Машей легко обо всем разговаривать. Поссорились, обсудили, помирились. Я недавно прочитал интервью, где один психолог на вопрос, что влияет на женщину, ответил: «Все!» И когда я это понял, жить стало легче. Просто бывают дни, когда на Машу вот это все наваливается буквально разом. Почва уходит из-под ног, цветок завял, полнолуние, дождь закапал… В общем, стабильности в мире нет. Тут главное — понимать: это нормально. Ну влияет Луна, значит, надо сказать: полнолуние пройдет, потом будет молодой месяц, все наладится.

Маша: Какой ты умный! Но на тебя иногда тоже все влияет!

Сергей: «Маша попросила присутствовать при родах, сказала, что ей так будет легче. Все, не обсуждается»
Фото: Филипп Гончаров

Сергей: А что на меня влияет? Точно не Луна.

Маша: Курс доллара, например.

Сергей: Да, это может. (Смеется.)

— Сергей, я узнала, что вы решили присутствовать при родах? Для многих мужчин это подвиг.

Сергей: Все просто: Маша попросила, сказала, что ей так будет легче. Все, не обсуждается.

Маша: На самом деле изначально Сережа был против истории рожать вместе. Он просто не мог этого понять: «Зачем, как?» Но один из моих страхов — что я могу потерять самообладание, контроль над ситуацией. Вдруг врачи мне начнут объяснять, что делать, а я невменяема, у меня приступ паники? «Я знаю, что единственный человек, который может меня привести в чувство, — это ты. Мой муж. Мне нужна будет твоя помощь», — сказала я Сергею. И он согласился.

— А вы не боитесь, что помощь потребуется ему? Говорят, многие мужчины падают в обморок во время родов…

Маша: Нет, мой муж не из таких. Он мог бы стать врачом, если бы не был артистом. Это его хобби, ему даже на 25-летие подарили медицинскую энциклопедию. Кажется, он ее всю проштудировал. Друзья периодически звонят: «Сереж, у меня в правом боку что-то кольнуло три раза. Что бы это могло быть?» И Сережа проникается: «Так, что ел? Что пил? Когда?» Он даже какой-то предварительный простой диагноз поставить может и отправить к нужному врачу. В это трудно поверить, но он может обедать и смотреть в интернете видео, как проходит медицинская операция, представляете? Я думаю, что он мог бы стать хирургом: хватило бы характера, рука не дрогнет. Поэтому в обморок в палате он точно не упадет.

«Этот фильм стал для меня знаковым. Когда мне попал в руки сценарий, я не могла спать. Пришла на пробы и сказала режиссеру: «Это моя роль». Со мной такое случилось впервые» В фильме «Мария. Спасти Москву». 2021 г.
Фото: Юрий Феклистов

— Представляю, как вы тщательно выбирали врача для родов.

Сергей: Это, кстати, интересная история. Маша подошла к вопросу очень скрупулезно, собирала отзывы. И когда у нее уже информация накопилась, она мне дала ссылку на сайт, где было 30 фотографий врачей. Маша говорит: я выбрала двоих, ты тоже выбери, посмотрим, совпадет ли. Я ничего не знал про этих людей, смотрел по лицам, по глазам. И в результате один врач у нас совпал! Мы встретились с этим доктором, поговорили, влюбились с первого взгляда и заключили контракт. Интуиция нас не подвела. Мы вообще верим в совпадения и знаки.

Маша: Кстати, что касается совпадений… Хотите историю на миллион?

— Конечно!

Маша: Где-то за месяц до момента, когда Сережа мне написал, пригласил на свидание и мы встретились, одна подруга гадала мне на картах. И сказала: «Ты вскоре встретишь мужчину, который изменит твою жизнь. И что самое интересное, вы как будто уже давно знакомы». Я отвечаю: «Ну нет, не может быть, я бы мимо своего мужчины точно не прошла!» И вот через месяц мы встречаемся с Сергеем, с которым действительно познакомились давно и даже друг другу симпатизировали. Но тогда у каждого была своя жизнь. А тут мы увиделись и больше не расставались.

— Маша, знаю, что у вас прекрасные отношения с Федором, сыном Сергея от первого брака (с гражданской женой Анной Бегуновой Лавыгин снимался в сериале «Кухня». — Прим. ред.). Как вы ему сообщили о появлении сестренки?

Маша: Мы готовились, искали подходящий момент, чтобы все рассказать. А потом мы с Артуром Смольяниновым пришли в программу «Вечерний Ургант», чтобы презентовать наш фильм «Мария. Спасти Москву». Мое положение уже было заметно, и я в эфире не удержалась и раскрыла наш секрет. Поэтому, когда Федор приехал к нам в следующий раз, он уже сам нам все рассказал. (Улыбается.)

— Вы говорили, что фильм «Ма­рия. Спасти Москву» стал для вас особенным...

Сергей: «Когда мы еще не знали пол ребенка, спросили у Феди: «А ты хочешь братика или сестричку?» Он ответил: «Сестричку» С сыном Федором
Фото: из семейного архива

Маша: Я бы даже назвала его знаковым. Когда мне попал в руки сценарий, я не могла спать. Я пришла на пробы к Вере Михайловне Сторожевой и так и сказала: «Это моя роль». Со мной такое случилось впервые! В основе сценария — известная история, как осенью 1941 года, в самый критический период войны, по приказу Сталина Москву облетел самолет с иконой Божией Матери. Выполнить опасную операцию — забрать икону из церкви на оккупированной немцами территории и доставить ее в Москву — поручают моей героине, работнице спецслужб, которая в свое время отреклась от своих верующих родителей…

Съемки проходили прошлой зимой в Ростове Великом. Если вы помните, зима была очень холодная. А у нас 95 процентов сцен — в лесу. Мой врач сокрушенно качала головой: «Ну ты опять рискуешь. Будущая мама по пояс в снегу в минус 35». Такой проект, что каждый должен был преодолеть себя. И я в том числе. По-моему, не случайно мою героиню зовут, как и меня, — Мария Александровна...

Интересно, что режиссер Вера Сторожева как будто узнала о моей мечте: «Ну что, Марусь, есть у тебя дети?» — «Пока нет». — «Ты знаешь, что у меня легкая рука. Все, кто у меня снимаются, потом становятся мамами. Девчонки в «Шифре», например, даже по два раза успели сходить в роддом». Вслух мы посмеялись, а про себя я подумала: в финале картины моя героиня появляется с ребенком на руках, может, это знак? В итоге на премьере фильма я уже была беременна.

— Возвращаясь к Феде, который узнал все после этой программы. Как он отнесся к новости?

Сергей: Когда мы еще не знали пол ребенка, мы у Феди спросили: «А ты хочешь братика или сестричку?» Он говорит: «Сестричку». Может, потому, что у него уже есть сестра Луша (родилась в браке Анны Бегуновой и Дмитрия Власкина. — Прим. ред.). Хотя у нас есть предположение, что ему хочется одному оставаться в статусе сына. Пусть девчонок будет сколько угодно, а мальчик — один. Чтобы не было конкурента, когда мы с Федей ходим на футбол и хоккей. (Улыбается.)

Маша: Федя даже пытается торговаться: «А можно, чтобы Марта родилась пораньше?» Свою сестричку Лукерью Федя опекает, много с ней играет, ухаживает за ней. Федя очень внимательный, нежный. При встрече всегда у меня спрашивает, как сестренка себя в животе чувствует: «Как там наш малыш?»

— Не ревнует?

Маша: Пока нет, но все чаще стал спрашивать: «А в какой комнате будет спать Марта, когда родится?» (Смеется.)

«Я смеялась, что моя дочка точно не станет актрисой. Чувствовалось, что это ей не очень нравится, она не одобряет, что мама все время работает: например, начинала активно толкаться, ножкой бить…»
Фото: из семейного архива

— Сергей рассказывал, что, когда делал Маше предложение руки и сердца на Эйфелевой башне, продумал все до мелочей. И в какие именно минуты будет самый красивый закат, и как пронести кольцо через металлоискатель… Маша, а в браке муж вам такие красивые сюрпризы устраивает?

Маша: Самый мощный сюрприз устроил нам коронавирус. Мы поженились 25 января, а через месяц началась пандемия. До самоизоляции не хватало времени, чтобы побыть вместе. Так что этот «домашний» период мы вспоминаем с наслаждением. Просто очень долгий медовый месяц, растянувшийся на три!

А если вспоминать про сюрпризы от Сережи… В свадебное путешествие на Мальдивы мы отправились только через два года после самого торжества, несколько месяцев назад. Я уже была беременна и говорю: «Если лететь, только сейчас, потом будет не актуально». На островах нам предлагали традиционные мальдивские развлечения. Например, поплавать с черепахами, с гигантскими скатами мантами, покормить с руки акул. Сережа от таких развлечений отказался сразу.

Сергей: Они говорят, поплаваете с мантами, они такие красивые, три метра в длину! Я говорю: нет, спасибо, я лучше в ресторане посижу, как это — плавать с мантами? Так и до плавающих пельменей дойдет, до хачапури. Нет, если серьезно, ты в воде, беззащитный, а под тобой эта зверюга трехметровая проплывает, ее еще называют морским дьяволом. Экскурсоводы добавляют: вы только не приближайтесь к мантам, они могут хвостом так ударить, что сломают вам ногу. В общем, сплошная угроза для жизни. Спасибо, хоть током не бьет — это я уточнил, кстати. Да нам доплачивать должны были за такое «удовольствие»!

Маша: Когда мы обсуждали всех этих немыслимых морских гадов, я обмолвилась, что никогда не видела дельфинов в океане, только в дельфинарии. А позже Сережа предложил: «Слушай, а давай поедем на морскую прогулку, просто посмотрим закат».

Сергей: Закаты — это наша тема. Я чуть было не сделал Маше предложение еще раньше, до Парижа, когда мы были в Турции. Помню, поднялись высоко в горы, солнце садилось, и там было так красиво, что мы словно ощутили связь со Вселенной. Остановило только то, что кольца не было...

Маша: Итак, мы отправились на морскую прогулку. Все было очень красиво, о закатах на Мальдивах ходят легенды. И вдруг океан будто закипел — это была целая стая, буквально рядом с нами, такие серенькие, блестящие. Восторг! Оказалось, это не просто морская прогулка, а путешествие с дельфинами, и Сережа про это знал. Так что сюрприз получился на все сто.

— Сергей, а правда, что помолвочное кольцо для Маши существует в единственном экземпляре, это вы его придумали?

Сергей: «Закаты — это наша тема. Я чуть было не сделал Маше предложение еще раньше, когда мы были в Турции. Помню, поднялись высоко в горы, солнце садилось, и там было так красиво, что мы словно ощутили связь со Вселенной...»
Фото: из семейного архива

Сергей: Мы с дизайнером создавали его с нуля, оно единственное в своем роде. В количестве камней и в том, как они расположены, зашифрован известный лишь нам с Машей секрет. А на наших обручальных кольцах внутри есть гравировка, только мы вам ее не покажем. Очень личное.

— Маша, после свадьбы вы оставили свою фамилию как творческий псевдоним, а официально стали Лавыгиной. Говорят, смена фамилии может серьезно изменить жизнь. Вы на себе это почувствовали?

Маша: Да, сразу! Есть две вещи, и об одной Сережа предупредил, а о другой «забыл». Мне передалось то, что муж называет «синдромом Лавыгина». Например, приходишь в магазин — и прямо перед носом вешают табличку «перерыв». Или всем чемоданы в аэропорту выдали — а твой потеряли. Или стоишь в очереди — и именно на тебе товар заканчивается. Или доставка приезжает — а там брак. А как-то Сережа купил машину, и оказалось, что у нее бак для бензина заварен.

Сергей: Не, ну не заварен, это перебор. Я купил машину, открываю на заправке люк — а там клапан бракованный. Я вернул автомобиль, у него полностью сняли задний мост, бензобак вытащили, по гарантии поменяли. Можно было устроить скандал, да. Но когда ты принимаешь — мол, это синдром Лавыгина, как-то полегче становится.

Маша: А еще фамилию Сережи, которая мне казалась очень простой,

постоянно перевирают. «Как-как?» — переспрашивают. «Ла-вы-ги-на». — «Записываем: Ладыгина». — «Лавыгина!» — «Да поняла я. Валыгина». И вот когда это случилось уже в сотый раз, я у Сережи спрашиваю: «У меня что, проблемы с дикцией? Я невнятно говорю?» А он меня «успокоил»: «Нет, я всю жизнь этим мучаюсь. И папа мучается. И мама». Вот об этом муж до брака меня не предупреждал.

Сергей: А зачем? Вдруг бы ты фамилию не поменяла. (Смеется.)

— С фамилией понятно. А дальше еще большие перемены — беременность. Выглядите вы прекрасно. А как себя чувствуете?

Сергей в сериале «СеняФедя». 2021 г.
Фото: СТС

Маша: Ну, не так уж идеально я выгляжу. Кожа испортилась, как у подростка. Но надеюсь, это быстро пройдет. А еще я себя ощущаю квартирой, где поселился новый жилец. Причем квартирой съемной: то есть арендатор ее не особенно бережет, может и по стене ногой ударить. (Улыбается.)

— А через капризы проходили, неожиданные привычки появились? Отправить мужа в три часа ночи за манго или заесть мел соленым огурцом?

Маша: Особенных привычек не возникло. Но я стала есть мясо, от которого отказалась семь лет назад. Врач сказала: «Мясо желательно включить в рацион. Я не буду тебя заставлять, но если почувствуешь, что хочешь, — не сдерживайся». Все так и случилось. Еще раньше я не могла понять людей, которые говорили, что они не могут контролировать чувство голода. Теперь беру свои слова назад: я хочу есть все время. А еще пришлось развеять для себя один миф. Я думала, что, когда забеременею, 9 месяцев буду разрешать себе все! Так-то держишь себя в рамках, чтобы сохранять фигуру. Каким же было мое разочарование, когда врачи сказали: «Милая, за весом нужно следить. Сдерживайте себя. Вы стали много набирать». Я сильно расстроилась. Пока поправилась на 14 килограммов.

— Маша, сейчас многие артистки очень рано, чуть ли не через неделю после родов, выходят из декрета. Какие у вас планы?

Маша: Знаете, я до седьмого месяца снималась, до пятого играла в спектак­лях — пока это не стало видно невооруженным взглядом и влиять на сюжет. Я смеялась, что моя дочка точно не станет актрисой. Чувствовалось, что это ей не очень нравится, она не одобряет, что мама все время работает: например, начинала активно толкаться, ножкой бить… И когда я наконец вышла в декрет, то была счастлива. У меня последние полтора года был такой жесткий съемочный график, что накопился огромный список дел. Прошло полтора месяца, как я в декрете, а список еще не закончился. Причем в нем очень простые желания: пойти в кино с подругой, сходить в магазинчик и померить платье, пойти гулять с собакой в парк — хотя бы на два часа… Так что пока мои планы на короткую перспективу.

— С малышкой сами будете справляться? Или уже ищете няню?

Маша: Сами. У Сережи есть прекрасный опыт, он отличный отец. А еще моя мама приедет ненадолго помочь. Для нее это первая внучка, невероятное событие. Родители Сережи, уже опытные бабушка и дедушка, тоже с нетерпением ждут прибавления в нашей семье. Мы договорились с Сережей, что, когда я перестану справляться, найдем няню. А пока сами. Сегодня муж собрал кроватку, а я смотрю на нее — и у меня полный шок. Понимаю, в эту кроватку меньше чем через месяц я положу человека, но у меня это в голове не укладывается… Вообще могу сказать, что каждой женщине, которая смогла выносить ребенка, нужно давать орден. Это очень непросто...

Я понимаю, что стою на пороге нового этапа. Примерно представляю, что буду делать до рождения малышки, а дальше — полная темнота. Читаю книги, смотрю лекции, слушаю мнения разных мамочек, но у меня ощущение, как будто я должна полететь в космос. Как это будет? Не поднимется ли у меня давление? Выдержат ли мои сосуды? Кто там живет в космосе, как там буду жить я? А потом себя просто успокаиваю: не я первая.

«Мы совсем не суеверные, хоть и верим в совпадения и знаки. Традиции — это одно, ты придумываешь их сам. А вот суеверия ни к чему. Так что сейчас активно обрастаем вещичками»
Фото: Филипп Гончаров

— Ну, сейчас многие актрисы берут детей на съемки, и все им помогают, создают условия…

Маша: Знаете, когда у меня шесть лет назад появилась собака, я ее везде с собой возила на съемки. Год-полтора мы буквально не расставались. Она у меня воспитанная, проблем не доставляла, и все уже знали — Маша будет плюс один, со своей собакой. Мне казалось, Моня счастлива, что она все время со мной. Но в какой-то момент я увидела, что моя собака так намучилась! Ей надоели все эти вагончики, разные люди, чужие запахи. Я появляюсь раз в час и убегаю, а она страдает одна. И я поняла: это мне легче, что она рядом, я так свою совесть успокаиваю. А Моне проще было бы пережидать дома. Там она чувствует себя более защищенной, спокойной, а здесь она все время нервничает… Не хотелось бы повторить такую историю с ребенком. Съемки, вагончик, няня, чужие люди, я, прибегающая и тут же убегающая… Мне кажется, эта история больше для мамы — чтобы она не теряла связь с ребенком, чтобы не комплексовала, что оставила его дома. А для малыша это огромный стресс. Мне бы хотелось первое время подарить дочке целиком. А дальше посмотрим.

— Вы уже установили кроватку, купили коляску, закупаете вещи… Многие делают это в последний момент или уже после рождения ребенка. То есть вы совсем не суеверные?

Маша: Да, активно обрастаем вещичками. И мы совсем не суеверные. Я проверила себя, когда рассказала о беременности в эфире у Ивана Урганта. Думала: если пойдет хейт, как это часто бывает, мы «закроемся». Но меня все стали поздравлять, от зрителей пошла такая волна тепла, что я сразу успокоилась.

Сергей: Вот когда я учился в театральном институте имени Щепкина, мне даже нравились актерские суеверия. Зашивают на тебе одежду — надо обязательно нитку в рот взять. Текст упал на пол — сесть на него. Если гвоз­дик на сцене нашел — нужно его сохранить: счастливый знак, значит, можно загадать желание и спектакль, роль получатся. Все в это тогда играли.

Маша: А у нас к Александринке нельзя было проходить через Екатерининский сквер. Это был короткий путь, но считалось, что тогда зрителей на спектакле не будет. И вот мы все в любую погоду, как бы ни опаздывали, в обход ходили... А если серьезно, суеверия — вещь опасная. Однажды у тебя не будет возможности сесть на этот текст или нитки не окажется, а ты себя уже на неудачу запрограммировал… Как будто ответственность за результат перекладываешь на чужие плечи. Традиции — это одно, ты придумываешь их сам. А вот суеверия ни к чему. У меня вообще жила черная кошка. Получается, я по квартире должна была летать, а не ходить.

Сергей: В общем, никаких суеверий у нас нет. Поэтому мы так легко и рассказали вам обо всем в интервью. (Улыбается.)

Подпишись на наш канал в Telegram
«Властелин колец: Кольца власти»: красивый, но неторопливый сериал с проблемными зрителями
За тысячи лет до того, как Фродо и Сэм прошлись по своему знаменитому маршруту до горы Ородруина, а Саурон грозился уничтожить все живое в Средиземье, зло уже угрожало миру. Темный властитель Моргот развязал войну, в которой объединенным силам людей, эльфов и гномов едва удалось победить и низвергнуть его в пучину тьмы. Спустя годы Галадриэль, чей брат погиб в борьбе с орками, продолжает разыскивать следы Саурона, военачальника Моргота, который, как она считает, скрылся, чтобы нарастить силы перед новой бойней. И находит, как ей кажется – или же это все паранойя, а окружающие, празднуя мир во всем мире, правы? Тем временем в деревне хартфутов, предков хоббитов, с небес на землю (буквально) падает странный человек, владеющий могущественными волшебными силами, и то тут, то там возникают свидетельства того, что Галадриэль была права и зло не дремлет.




Новости партнеров

популярные комментарии
#
Я плакаль.......
#
#comment#
0 / 1500



Звезды в тренде

Кейт Миддлтон (Kate Middleton)
член королевской семьи Великобритании
Принц Уильям (Prince William)
монарх, член королевской семьи Великобритании
Татьяна Брухунова
директор Театра эстрадных миниатюр под руководством Евгения Петросяна