Алексей Чадов: «Однодневная любовь не для меня, я человек длинной дистанции»

«Раньше я рок-н-ролльничал. В новый город прилетал и бросался в какие-то приключения, знакомства....
Наталья Николайчик
|
27 Февраля 2022
Алексей Чадов
На съемках фильма «Своя война». 2020 г.
Фото: предоставлено кинокомпанией СТВ

«Раньше я рок-н-ролльничал. В новый город прилетал и бросался в какие-то приключения, знакомства. Трогал мир руками. С кем-то я пил, кого-то любил. Я называю этот период — «период Высоцкого», — это когда ты просто как свеча горишь, тебя несет», — рассказывает актер Алексей Чадов.

— Алексей, 17 марта в прокат выходит ваш фильм «Своя война», и это прекрасный повод поговорить. Когда мы с вами два года назад делали интервью, вы сказали, что пишете сценарий и будете снимать по нему картину. Я понимала, что это очень важная для вас история, но ее реализация казалась мне далекой. Знаю многих артистов, которые пишут сценарии, мечтают с ними работать, но мечты так и остаются мечтами. А у вас все получилось достаточно быстро, несмотря даже на ковидные ограничения.

— Спасибо Создателю этой Вселенной, потому что без Божественного участия тут явно не обошлось. По-моему, Миних говорил: «Видимо, Россия управляется непосредственно Богом, иначе вообще не понятно, как она существует». Вот так же и я не понимаю, как этот фильм случился. Невероятный риск — решиться в 2020 году, когда все границы закрылись, снимать кино про иностранное ­государство. Чудо, что у нас получилось все осуществить.

— Вы верите в чудеса?

— В какой-то мере. Мне кажется, когда я работал над фильмом, мне помогал Алексей Балабанов. Серьезно. Я в этом уверен! Для абсолютных атеис­тов скажу на их языке: дело учителя продолжается в его учениках. Я считаю себя учеником Балабанова с тех пор, когда 20 лет назад снимался в его фильме «Война». И до сих пор я продолжаю анализировать то, что со мной тогда, рядом с Алексеем, произошло… Он умел чувствовать людей, ситуацию, атмосферу, был очень тонким психологом. Он же меня без всяких проб утвердил. А я ведь всю жизнь доказываю режиссерам, что я недаром дипломированный артист. Балабанову доказывать ничего не пришлось, хотя я был совершенно зеленым, 20 лет, первый курс. Я и сам тогда не знал, получится ли у меня что-то. Но он по-другому к пробам подходил. И я стараюсь по его схеме с людьми работать — ощущать, чувствовать. Я считаю, что и в личной жизни, и в работе должна случиться какая-то «химия». И я на некоторые роли долго искал артистов, с которыми бы она случилась. Кастинг — полезная вещь. Не для того, чтобы проверить актерские способности, а чтобы послушать, найти «химию» между героями. Вот я на пробах фильма «Война» Балабанову что-то рассказывал, отвечал на вопросы, мы просто говорили. И на пробах к своему фильму я старался больше общаться.

— С Виктором Сухоруковым ведь у вас даже проб не было, он заменил заболевшего актера. Это просто мистика, потому что Сухоруков — артист Балабанова. Можно сказать, Провидение его к вам привело.

Алексей Чадов с Кристиной Асмус
«Невероятный риск — решиться в 2020 году, когда все границы закрылись, снимать кино про иностранное государство» С Кристиной Асмус в фильме «Своя война»
Фото: предоставлено кинокомпанией СТВ

— Да, Виктор Иванович волею судеб попал в нашу картину. И я очень этому рад. Сухоруков — уникальная фигура в актерском мире. Ни на кого не похож, абсолютная индивидуальная харизма! Я к таким артистам отношусь с большим уважением и трепетом.

— Алексей, вы просто виртуоз: и сценарист, и режиссер, и исполнитель главной роли. Как удалось усидеть на таком количестве стульев?

— А очень просто. Я на них не сидел. Носился, бегал. Все пятьдесят смен провел на ногах. Я максималист и перфекционист. Взялся — сделай лучше немца, у меня такое жизненное кредо. Конечно же я нырнул в материал с головой. Ну да, 12 часов без остановки стрелять, бегать, давать команды — это какое-то безумие. Но вот как сцена лечит, так и съемочная площадка заряжает. Я вам честно скажу, был момент, когда я просил Всевышнего помочь доснять картину. Это когда снимали сирийские батальные сцены. День начинался с того, что появлялся новый острый вопрос, который требовалось решить за сутки. Например, прилетят два вертолета «Ми-8» или не прилетят, разрешат тут снимать или нет. Еще мы должны были снимать в Марокко или в Иордании, в крайнем случае рассматривали Турцию, Тунис, Казахстан, но все эти страны закрылись. Мы думали оставить часть материала на до­съемку, когда они откроются. Но продюсерский генеральный штаб принял решение, что мы не будем ждать, потому что это рискованно, непонятно, когда карантин кончится. И мне сказали: «Как хочешь, но снимать Сирию надо в Краснодарском крае!» Хотя все же какой-то материал мы успели снять в самой Сирии, дистанционно. Мой герой попадает в город Манбидж. И хотелось реальной фактуры разрушенного войной города. Я не люблю графику в кино в принципе, особенно в военных фильмах, поэтому пришлось там с местными операторами дистанционно снимать всю фактуру. Работать на удаленке своего рода. (Улыбается.)

— Так вы сами не летали в Сирию?

— Нет. Признаюсь, была у меня идея маленькой группой отправиться к действующим бойцам, спецуре, которые мне помогали, рассказывая про то, что там реально происходит. Я их мучил перед тем, как сесть писать. И они мне предлагали полететь туда, но группа должна была состоять не более чем из пяти человек, а с таким количеством невозможно ничего сделать. Нормальную съемочную группу в зону боевых действий никто не пустит, только на базу Хмеймим можно. Но мне не база нужна была, а именно город, эпицентр войны.

— Почему вы решили снимать фильм о войне?

Алексей Чадов, Алексей Балабанов и Сергей Бодров-младший
«Я считаю себя учеником Балабанова с тех пор, когда 20 лет назад снимался в его фильме «Война». Он же меня без проб утвердил» Алексей Чадов, Алексей Балабанов и Сергей Бодров-младший на пресс-конференции фильма «Война». 2002 г.
Фото: photoxpress.ru

— Потому что войну ненавижу. Не понимаю, как живое может убивать живое. Я хочу понять, как устроен этот мир. Создатель что-то недоработал? Не понимаю: как можно убить ребенка? Неужели в этом есть какой-то смысл? Какой? Вот я это хочу понять, нащупать. Тут на сына-то наорешь иногда, а потом спишь ужасно, думаешь: можно же было объяснить как-то по-человечески, без крика. А как руку-то можно поднять на ребенка? В детстве я на муравья один раз наступил — и вернулся, закопал его, похоронил. Да, я супергуманист и хочу, чтобы мир был такой. Чтобы никто не смел трогать слабого, немощного, старика, женщину, ребенка. Это святое. Я категорически негативно отношусь к насилию. Презираю людей, которые на это идут. Я считаю, что им не место на прекрасной планете Земля. В общем, все мои мысли о жизни — в этом фильме. Мир несправедлив, но кто-то типа моего героя Ивана Ермакова идет и восстанавливает справедливость. Мы все на кого-то надеемся: на президента, на Бога, на маму, на папу, на друга, на дядю, на милиционера. А может, не надо надеяться, что тебя защитят? Вот про это я в фильме тоже рассказываю. Тема для меня важная. Как и то, что даже на войне люди продолжают жить. Я вот смотрел документальный материал из Сирии, и там абсолютно разрушенный дом, еле держится, стекол нет, внутри чернота. А за одним из больших окон, которые раньше были витриной, стоит ванна, и отец купает сына в абсолютно разрушенном интерьере. Это мне попало в самое сердце. У меня такое обостренное восприятие мира и такие мысли во многом из-за того, что у меня самого ребенок...

— Вы брали Федю на съемки?

— Ну конечно, я его таскаю везде. Помню, как он впервые попал на съемочную площадку, где папа-режиссер все время орет: «Тихо! Тихо! Внимание!» И он понял, что здесь что-то очень-очень серьезное происходит. Долго стоял, смотрел, боялся помешать, пока я ему из машины не показал: «Подойти ко мне». Его обстановка на площадке чуть-чуть обескуражила. Но потом, освоившись, он меня прилично разыграл. Моего героя ранят, я весь в ссадинах, в крови, грязный, рука перебинтована. Просто адова сцена была, дико сложная, я смену заканчиваю, никакой иду разгримировываться. И вижу, из гримвагена выходит Федя: весь в ссадинах, в крови, с рукой перебинтованной, в майке с надписью «Джон» — сначала это было рабочее название фильма. У меня на секунду сердце в пятки ушло. И я ему сказал: «Федя, ну ты, конечно, парень с юмором у меня растешь, но папу надо беречь»... Он очень сообразительный. Пошел к гримерам и попросил: «Хочу такой же грим, как у папы!» Девочки ему сделали. Он понял, что это работает, и в гостиницу поехал в таком виде. Персонал был в шоке.

— В вашем фильме снимался маленький мальчик. Не хотел ли Федя быть на его месте?

— Мальчик был старше, Федя по возрасту не подходил. Пока он присматривается, у него к этому нет активного интереса. Но мы вот были вместе на фотосессии для глянцевого журнала, и он там по-настоящему работал. Включился, понимал, в какой момент какие эмоции надо выдать. Он ориентируется на меня, я ему сигналы подаю. Например, что можно расслабиться, пока фотограф не взял в руки фотоаппарат. А вот если техника в руках — все, собрались, начинаем работать. И он эти моменты ловит, мне это нравится. Но ярко выраженного желания: «Папа, хочу быть актером!» — у него нет. Хотя на вопрос, кем хочет быть, отвечает: «Хочу как папа».

— Много времени с Федором проводите? Мне кажется, вы очень близки.

Алексей Чадов с Верой Брежневой
«Мир меняется. И такие обряды, как свадьба, тоже утрачивают смысл. Вот я подумаю крепко о второй свадьбе, прежде чем решиться» С Верой Брежневой в фильме «Любовь в большом городе 3». 2014 г.
Фото: Централ Партнершип

— Да, очень. Меня даже ругают, что я постоянно с сыном в «Инстаграме*». Вы знаете, я рос без отца. Закомплексованный был, пока у меня самого не появился сын. Теперь я в нем вижу себя ребенком, а в себе ощущаю отца. Появилась гармония, которая меня лечит и бережет. Лев Николаевич Толстой подметил великую вещь — душа рядом с детьми исцеляется. Это факт. С детьми душа поет. Если, конечно, от души что-то еще осталось.

— Часто после развода у отцов и детей связь прерывается, а иногда и безвозвратно утрачивается. Кажется, это не ваш случай.

— Не наш. Действительно, очень часто дети после разводов остаются без нормального общения с кем-то из родителей. Сейчас семьи, которые долго живут вместе и воспитывают совместных детей, — редкость. Представляете, мои близкие друзья, в браки которых я искренне верил и ставил в пример, расстались! Большинство! Это дух времени. Мир капитализма эгоистичен. У каждого своя тема и свои интересы. А иногда подстраиваться тяжело в условиях несовершенного быта. Семья — тяжелый, но очень душевный труд. Я за семью, но когда никто никого не тянет в эмоционально-негативную бездну. Трудности не должны тебя угнетать. От трудностей надо получать удовольствие. Это жизнь, мы ее проживаем, преодолевая что-то постоянно. Ни у кого ничего не лежит готовенькое, только у тех, кто с золотой ложкой во рту родился. Но у них другие трагедии, другие проблемы, другие драмы. К счастью, мы в прекрасных отношениях с Агнией, с Татьяной (Агния Дитковските — мама Федора, Татьяна Лютаева — бывшая теща Алексея. — Прим. ред.), мы дружим, часто встречаемся, делимся своими профессиональными достижениями. Я очень рад, что Таня востребована как режиссер. Недавно картину сняла «Камень, ножницы, бумага». И начала новый проект. У нас нет проблем в общении между взрослыми. И Федя видит, что мы замечательная дружная семья. Ну а я подбираю слова: «У тебя два дома, а у многих детей даже одного нет. Те, кто в детдоме живет, мечтают хоть о каком-то уголке. А у тебя смотри сколько людей вокруг, которые тебя любят». Он начинает понимать, что необязательно жить в одной комнате всем вместе.

— Как вы считаете, институт брака умирает?

— Конечно, умирает. Мы живем в потоке перемен и редко останавливаемся, чтобы происходящее проанализировать. И эти перемены всего касаются. Вот, например, вчера я тренировку по боксу Феде оплатил в специальном аппарате-терминале. А раньше там девушка сидела на кассе симпатичная, я перекидывался парой фраз с ней, она мне улыбалась, я улыбался в ответ. И вот на ее месте теперь робот-терминал, ты поднес телефон, получил чек, и все. Мир меняется. И такие обряды, как свадьба, тоже утрачивают смысл. Вот я подумаю крепко о второй свадьбе, преж­де чем решиться. Хотя один раз обязательно это надо испытать.

— А штамп в паспорте? Счи­тается, что девушка всегда хочет быть замужем.

Алексей Чадов с Виктором Сухоруковым
«Сухоруков — уникальная фигура в актерском мире. Ни на кого не похож, абсолютная индивидуальная харизма! Я к таким артистам отношусь с трепетом» С Виктором Сухоруковым на съемках фильма «Своя война»
Фото: предоставлено кинокомпанией СТВ

— И это же не просто так. Женщина отдает свою молодость, свое золотое время. Мужчине все-таки проще в этом мире себя реализовать, найти способы заработка. Для женщины быть защищенной — важный момент, конечно. Я считаю, если появились дети, то обязательно нужно скреплять отношения юридически. Это факт. Потому что мужчин часто заносит. Кто-то пить начинает, у кого-то «чердак потек», кто-то влюбился снова, в другую семью ушел. Поэтому всегда лучше, когда отношения подкреплены печатью. Я в этом смысле за женщин. Но пока в отношениях двух людей не дошло до проекта «дети», я считаю, должна быть полная свобода.

— Федя пошел в первый класс. Началась новая жизнь. Как вам нравится быть папой школьника?

— Это волнует. У нас своеобразная школа, чуть-чуть неформальная. Детей не заставляют учиться, они хотят этого сами. Учитель для них — друг, проводник и наставник. Школа многое формирует. Вот я тексты хорошо запоминаю, думаете, меня в институте этому научили? Нет. Я 11 лет в школе все учил наизусть. Брал параграф и зубрил. Меня не учили думать, а заставляли зубрить. Я сам этому научился гораздо позже, в институте.

— Кстати, да, раньше в школе было так: запомни и расскажи точно как в книге. Твое мнение вообще никого не интересовало.

— Да. Это большая ошибка. Я, например, Федю иногда спрашиваю: «Мне как лучше, в белой рубашке пойти или в черной? Этот костюм надеть или тот?» Когда я начал его к этому привлекать, он удивлялся, типа: «Ого, какой я важный, мое мнение интересно!» Такое отношение меняет детей. У них начинает формироваться своя точка зрения.

— Вы в родительском чате состоите? Для многих это боль.

Алексей Чадов с сыном Федором
«Я рос без отца. Закомплексованный был, пока у меня самого не появился сын. Теперь я в нем вижу себя ребенком, а в себе ощущаю отца. Появилась гармония, которая меня лечит и бережет» С сыном Федором
Фото: из личного архива Алексея Чадова

— Конечно. В двух. Кого-то они раздражают, а меня нет. Но у нас и родителей немного, ведь в классе мало ребят учится.

— На родительские собрания ходите?

— Пока не пробовал. У нас по пятницам чаепитие даже есть, но туда пусть ходят мамы.

— О чем Федя мечтает, какие у него интересы в жизни?

— Федя сходит с ума по автомобилям, как и я в детстве. Я вообще люблю технику, всякие мотоциклы, машины, снегоходы. А в детстве хотел гонщиком стать, каскадером. И стал. Большинство трюков в кино исполняю сам…

Еще Феде нравится строить, создавать, он очень увлеченно собирает всякие конструкторы. С удовольствием занимается боксом, брейк-дансом. Полтора года ходил на борьбу, я его водил. Ну это как бы условно борьба, то есть они, козявки такие, в кимоно расхаживали и мужичками становились потихонечку.

— Вы до сих пор бегаете с ним по утрам?

— Конечно. Когда более или менее хорошая погода. А летом и весной у нас утро начинается с пробежки по нашей тропе в лесу, если мне не надо ехать на работу. Лес меня заряжает энергией. У меня есть там свое место, мы частенько с семьей ходим на пикник. Осенью как-то заехал, давно не был и столько мусора увидел... Знаете, очень сильно угнетают люди, которые мусорят в лесу. Это еще одна моя боль. В первую очередь я ненавижу тех, кто обижает слабых. А во-вторую — тех, кто мусор бросает. Я просто не понимаю таких людей. В лесу все так красиво, ну как можно взять и красивое испортить? Дикое невежество.

Алексей Чадов с Агнией Дитковските и Татьяной Лютаевой
«К счастью, мы в прекрасных отношениях с Агнией, с Татьяной. Дружим, часто встречаемся, делимся профессиональными достижениями. Я очень рад, что Таня востребована как режиссер» С Агнией Дитковските и Татьяной Лютаевой
Фото: Юрий Феклистов

— Говорят, сорок лет для мужчин — особенный рубеж. Приходит мудрость, человек меняется.

— Я изменился кардинально. Нашел ответы на многие вопросы. И не просто нашел, я эти вопросы решил. Четко осознал, что главное богатство — это время. Раньше я его транжирил, теперь нет. Например, мне звонят периодически: «Соцопрос, пожалуйста, есть у вас 15 минут?» — «Сколько?! — искренне возмущаюсь я. — Женщина, вы с ума сошли? 15 минут? У меня и трех минут нет, чтобы начать сейчас думать про то, что меня не интересует». В моем графике распределено время не только для встреч, съемок и так далее, но и для мыслей. Пять минут в день я думаю про одно, десять — про другое, час — про третье.

— Давно вы стали таким рациональным?

— Лет с тридцати пяти. Ты думаешь: «Так, сегодня пятница, если посижу с друзьями, лягу в два, а субботу просплю, день будет неполноценным». И начинаешь выстраивать по-другому жизнь, потому что в субботу хочется проснуться утром и потренироваться. Со мной кардинальные перемены произошли. Когда у меня был актерский взлет, я жил ночью. Мы с братом созванивались часов в 11 вечера и говорили: «Привет!» — «Привет! Какие планы?» И в час ночи шли в кино. Потом возвращались домой и опять смотрели кино. А где-то в 4—5, иногда в 6—7 ложились. Так я жил достаточно долго. А сейчас в 11—12 засыпаю. Я стал любить утро.

Алексей Чадов
«Молодость и дана на то, чтобы ты рок-н-ролльничал и жил ночью. Я в этом смысле на пять с плюсом себя проявил. А сейчас другой период. Хочу продолжать этот путь: буду писать и снимать свое кино»
Фото: Василий Гуреев

— Трудно заставить себя рано ложиться спать, особенно творческому человеку…

— Молодость тебе и дана на то, чтобы ты рок-н-ролльничал и жил ночью. Я в этом смысле на пять с плюсом себя проявил. Но время это прошло. Раньше я путешествия просто обожал. В новый город прилетал и бросался в какие-то приключения, знакомства. Я трогал мир руками. Не слушал про него, не читал, а трогал. Мне до всего было дело. С кем-то я пил, кого-то любил. Я называю этот период — «период Высоцкого», — это когда ты просто как свеча горишь, тебя несет. А сейчас другой период. Вы не представляете, как утром прекрасно пишется. Голова чистая. А вечером я уже тяжело пишу, прямо мучаю себя. Вы думаете, зря, что ли, миллионеры в пять утра встают, просто так? Все, кто успешен, кто добивается каких-то высот, знают про это особенное время. Есть природные биологические часы. Утром рано на свежую голову приходит очень много открытий, решаются самые сложные вопросы. Я на съемках это очень хорошо прочувствовал. В экспедиции 50 дней ложился в 9 вечера и просыпался в 4 утра. До этого я в последний раз в 9 вечера ложился, когда был маленьким и смотрел «Спокойной ночи, малыши!». А тут надо было ловить световой день, ведь солнце рано встает и рано садится. В шесть тридцать я снимал уже. Я ложился раньше всех, даже раньше Федора. Сын еще играл, а папа уже спал. Это, конечно, смешно. Но утром я чувствовал, что я самый сильный здесь, вот прямо ощущал свое превосходство. Я быстро соображал, обрабатывал информацию, принимал решения. Мое подсознание не было заглушено алкоголем, чем-то еще, и энергия просто перла. Только благодаря этому я и бегал, и снимал, и сам снимался. Такой режим помогает достичь нужных результатов и определенных высот.

— А каких именно высот вы хотите достичь?

— Я понял, что не нужно строить далеко идущих планов. Вот смотрите, я написал сценарий, там три финала. А снял четвертый, альтернативный. Но в монтаже получился пятый. Понимаете? Все происходит по-другому. Жизнь — живой процесс. Я, конечно, мечтаю найти своего зрителя, нащупать его и двигаться вместе с ним, в одной связке. Представляете, то, что ты сделал, нравится не только тебе, но еще кому-то? Это дорогого стоит. И я хочу продолжать этот путь: буду писать и снимать свое кино. Я вообще не люблю разовых акций. Мне и однодневная любовь с женщиной не нравится. В профессии так же, я человек длинной дистанции.

— Как вы думаете, а как будет развиваться артист Чадов?

— Ну, я надеюсь, что у него будет все хорошо. У него же уже есть свой режиссер. (Смеется.) А если серьезно, то я стал избирательней. Признаюсь честно, за многие роли брался просто из-за того, что мне надо было срочно кормить семью. Так работают многие артисты в стране. Это тоже моя боль. Одна из… Знаете, я завидую актерам, которые до сих пор «бременские музыканты», у которых нет детей, они сами по себе и занимаются собой. Я не такой. Мне самому вообще толком-то ни хрена не надо. Но вот родственники — это моя ответственность. Я не жалуюсь, но на многие роли я соглашался только из-за денег, чтобы обзавестись своим жильем элементарно. В половине фильмов я бы не снимался, если бы была финансовая стабильность. Надеюсь, что у меня теперь есть возможность стать в профессии свободным художником. И бежать на площадку, лишь когда нравится материал, коллектив, режиссер, оператор и так далее.

Алексей Чадов с Мариной Александровой
С Мариной Александровой в фильме «Стритрейсеры». 2008 г.
Фото: Централ Партнершип

— Стоит ли у мужчин-артистов так же остро, как у актрис, тема возраста? Мне кажется, что недостатка в мужских ролях нет, плюс у вас моложавый типаж.

— Если бы не моя профессия, мне было бы вообще по фигу, как я выгляжу. Дал бы мне Бог большой нос или уши, мне было бы по барабану, я мужик. Но с возрастом возможности уходят. Вот в чем дело, а не в том, что у тебя морщины появляются. Другое дело — современный Голливуд. Тому Крузу 59 лет, и у него главные роли. Тому Харди — за сорок, из главных ролей в блокбастерах не вылезает. Если вспоминать «Крепкого орешка», сколько Брюсу Уиллису было? Двадцать пять? Нет! Тридцать три. И он только начинал. В Голливуде вообще взят ориентир на более взрос­лого, мудрого героя. В России не так. Здесь снимают молодых, из-за этого ропщут все актеры. Мне было 20, 25, 30, и я не слезал с экрана, премьера шла за премьерой. Так же, как сейчас у всех молодых актеров. А когда за 35 перевалило — все изменилось. К сожалению, мы заложники возраста.

— Понятно, что вы любите кино. А что вы еще в жизни любите?

— Обожаю проводить время с сыном. Я с ним хожу на выставки, Феде нравится. Он смотрит фильмы детские, и я с большим удовольствием с ним заодно. Пересмотрел, наверное, все фильмы про собак. Мне в кайф жить просто, как все живут. Ходить в ресторан, общаться с друзьями, в гости ходить, путешествовать. Мое хобби — радоваться жизни. И я это умею делать хорошо.

* Организация, деятельность которой в Российской Федерации запрещена
События на видео
Подпишись на наш канал в Telegram
Хочу похудеть, но не могу без мучного
Чем заменить булочки и хлеб.



Новости партнеров




Звезды в тренде

Анна Заворотнюк (Стрюкова)
телеведущая, актриса, дочь Анастасии Заворотнюк
Елизавета Арзамасова
актриса театра и кино, телеведущая
Гела Месхи
актер театра и кино
Принц Гарри (Prince Harry)
член королевской семьи Великобритании
Меган Маркл (Meghan Markle)
актриса, фотомодель
Ирина Орлова
астролог