Звезды в погонах: актеры, прошедшие войну

Возвращаться к мирной жизни всегда тяжело – особенно если твоя профессия не из категории жизненно необходимых. Можем себе представить, какой психологический барьер пришлось преодолеть бывшим фронтовикам, которые еще вчера видели смерть, а после войны стали играть в комедиях и водевилях.
Ольга Маршева
|
22 Июня 2021
«Дни Турбиных», 1976
Фото: Кадр из фильма

Владимир Басов

Он был одним из тех мальчишек-десятиклассников, что едва успели окончить школу, как началась война. План был такой: поступить во ВГИК на актерский. Но какой ВГИК, когда все твои ровесники, такие же романтики и идеалисты, рвутся на фронт добровольцами?

«Приключения Буратино», 1976
Фото: Кадр из фильма
«В моей юношеской голове не укладывалось, как можно играть, когда нужно палить. Беспощадная статистика времени: мои ровесники, десятиклассники выпуска 1941 года, на фронте погибали чаще всех. Но в одном мы оказались счастливее. Жизнь научила сразу и навсегда отличать врага от друга, человека мужественного от труса и предателя. Мне надо было выжить, и войну я вспоминаю, несмотря на весь ее ад, самым прекрасным временем в своей судьбе».

Во ВГИК Басов все же поступил, но уже после войны, в 1947-м. Фронтовикам обычно давали фору, многие приходили на экзамены в военной форме, но Басов был в обычном костюме и рубашке. Он никогда не бравировал своим военным прошлым, считая, что просто делал то, что должен.

Элина Быстрицкая

«Тихий Дон», 1957
Фото: Кадр из фильма

Породистая красавица, единственная и неповторимая Аксинья из «Тихого Дона», буквально сбежала на войну – 14-летней девочкой она уговорила комиссара взять ее санитаркой в передвижной госпиталь. Ее и взяли, потому что девчонка была упряма, и еще потому, что у нее даже был какой-то опыт – ее отец, врач-инфекционист, научил Элину делать уколы и брать кровь из вены. Вида крови Быстрицкая не боялась никогда, а вот ее запах будет преследовать Быстрицкую всю жизнь. Война оставила Элине Авраамовне еще одно печальное «наследство»: после перенесенных на фронте тягот, психологических и физических, она потеряла возможность иметь детей.

Евгений Весник

«Бабушки надвое сказали…», 1979
Фото: Кадр из фильма

На фронт его забрали после первого курса «Щепки», то есть уже почти артистом. Он и вел себя как артист, хотя служил в «серьезной» артиллерии. Весник вспоминал, что одну из своих медалей «За отвагу!» он заработал, захватив немца-языка – тот отошел под кустик по малой нужде, а артист взял его с поличным. Еще он любил рассказывать, как шутки ради перебегал из окопа в окоп под пулями, да еще и посылал врагам воздушные поцелуи

«Я был таким романтически настроенным юнцом, фантазером, и только вернувшись с войны, осознал свое, хочешь не хочешь, причастие к человекоубийству».

Зиновий Гердт

«Трое в лодке, не считая собаки», 1979
Фото: Кадр из фильма

Ему было 25, и он тоже ушел на фронт добровольцем. Его определили в саперы, потому что первое образование у Зиновия Ефимовича было техническое.

«Когда я увидел первых убитых.... Это было так страшно! – рассказывал он Эльдару Рязанову. – Лежит мальчик, у него черное лицо, и по этому лицу ползут мухи». А в письме жене Гердт писал: «Может быть, я буду еще делать роли, но умирать на сцене – вряд ли. Потому что это назовут театральщиной…»

В феврале 1943-го при разминировании минного поля Гердт был тяжело ранен в ногу. После одиннадцати (!) операций ногу все же удалось сохранить, но она была на 8 см короче здоровой. Гердт считал, что эта трагедия навсегда закроет ему дорогу на сцену, но оказался не прав.

Юрий Никулин

«Кавказская пленница, или Новые приключения Шурика», 1967
Фото: Кадр из фильма

Большинство считают Юрия Никулина комедийным артистом, клоуном, но те, кто видел «Двадцать дней без войны», согласятся, что он был великим и недооцененным трагиком. Возможно, потому, что его так и не отпустила война, которую он начал раньше других – сначала Никулин воевал на русско-финской, потом на Великой Отечественной.

«…Первого убитого при мне человека невозможно забыть. Мы сидели на огневой позиции и ели из котелков. Вдруг рядом с нашим орудием разорвался снаряд, и заряжающему осколком срезало голову. Сидит человек с ложкой в руках, пар идет из котелка, а верхняя часть головы срезана, как бритвой, начисто…»

Новости партнеров