«Последняя дуэль» (2021) реж. Ридли Скотт фото
{{ label }}

«Последняя дуэль» Ридли Скотта: современное Me Too в несовременном Средневековье

Ридли Скотт, Бен Аффлек и Мэтт Дэймон – о том, что и в Средние века был феминизм, но не такой распиаренный.
Ольга Маршева
|
17 Ноября 2021
2021
драма, история
Режиссер Ридли Скотт
Великобритания, США
5.0

Нормандия, 1386 год. Красавица Маргарита де Карруж, образованная аристократка, не только умеющая читать, но и знающая несколько языков (что не столько редкость, сколько дерзость для того времени), обвиняет в изнасиловании лучшего друга мужа, любимца сюзерена Жака ле Гри. Слово женщины – против слова влиятельного мужчины. Дело не удается замять (на стороне Маргариты выступает ее муж), и доходит даже до суда. Однако честного расследования не получится: муж Маргариты и Жак ле Гри решают схлестнуться в поединке, и пусть уже Бог решает, было изнасилование или нет. Лирическое отступление: если победит ле Гри, Маргариту как лгунью обреют, наденут на нее ошейник, и голой сожгут на костре.

«Последняя дуэль» (2021) реж. Ридли Скотт фото
«Последняя дуэль» (2021) реж. Ридли Скотт
Фото: Кадр из фильма

«Последняя дуэль» (2021) Ридли Скотта, которая 18 ноября все-таки доберется до российских кинотеатров, рассказывает о реальных событиях семисотлетней давности (вот это, мы понимаем, резонанс!) с трех противоположных точек зрения – совсем как в «Расемоне» Куросавы. Нам предлагается выбрать чью-то сторону, потому что правда, как известно, всегда у каждого своя.

Но объективными быть не получится: то, что изнасилование было, нам дадут понять уже в финале первого фрагмента. Другое дело, что все участники событий трактуют произошедшее очень по-разному. Точка зрения мужа. Точка зрения насильника. Точка зрения жертвы. И уже, в принципе, понятно, что доводы первых будут мало отличаться от современного виктимблейдинга: «надела короткую юбку – сама виновата», «считала симпатичным – значит, сама того и хотела».

«Последняя дуэль» (2021) реж. Ридли Скотт фото
«Последняя дуэль» (2021) реж. Ридли Скотт
Фото: Кадр из фильма

Но вряд ли Ридли Скотт просто «отрабатывал повестку». По крайней мере, ему хватило таланта и чувства меры не превращать сюжет в современную агитку. «Последняя дуэль» — напротив, подчеркнуто несовременна, это мрачная средневековая драма, где все вещи называются своими именами и демонстрируются соответствующе. Первая треть истории, показанная глазами Жака де Карружа, мужа Маргариты – это грязь, кровь, отрубленные конечности, вылетающие мозги (смотрели «Трудно быть богом» Алексея Германа? Значит, вы частично готовы). Вторая часть – Жака Ле Гри – это оммаж «Королеве Марго» Патриса Шеро, данс макабр распущенности и вседозволенности. Третья часть, точка зрения Маргариты – самая неожиданная, переворачивающая все прежде рассказанное с головы на ноги – потому что Маргарита обвиняет окружающих ее мужчин не только в том, что произошло в ту самую ночь в замке, но и в том, что происходило до этого из месяца в месяц, из года в год.

«Последняя дуэль» (2021) реж. Ридли Скотт фото
«Последняя дуэль» (2021) реж. Ридли Скотт
Фото: Кадр из фильма

И кастинг-обманка – это отдельное достижение Скотта. Обаятельный, внушающий доверие красавец Адам Драйвер играет насильника, Мэтт Дэймон – «любящего», как он это понимает, мужа, Бен Аффлек, со всеми его реальными грехами – похотливого, насквозь прогнившего сюзерена («Снимай штаны!» – весело приглашает он ле Гри присоединиться к оргии). Мужской мир, мужское государство, где не принято делить не то что власть, а что угодно – деньги, свободу воли, образование – с женщинами, где у каждого есть способ оправдать свои действия. Даже та самая дуэль, ставшая, действительно, последней законной дуэлью в истории, была совершенна не ради женской, а ради мужской чести. Потому что женщина – это собственность мужчины, а посягательство на чужую собственность, это действительно серьезно. Не то что какое-то там сожжение заживо.

{{ label }}