«Брестская крепость», реж. Александр Котт, фото
{{ label }}

«Брестская крепость»: военное кино, за которое не стыдно

Видеоэссе о, возможно, лучшем фильме Александра Котта.
Святослав Бирючин
|
29 Сентября 2021
2010
драма, боевик, военный, история
Режиссер Александр Котт
Беларусь, Россия
IMDb7.5
Кинопоиск7.9

«Брестской крепости» (2010) Александра Котта, повествующей о героической обороне западного рубежа СССР в первые дни Великой Отечественной войны, пошёл второй десяток. Казалось бы, на фоне заметно возросшей милитаризации государства и сакрального отношения общества к священной Победе, за минувшее с момента премьеры фильма десятилетие у него должно было появиться множество достойных собратьев, но, увы, заслуживающих внимания и добрых слов военных картин, произведенных в России в 2010-е, не наберется, чтобы с чистой совестью загнуть пальцы хотя бы одной руки. Возможно, секрет в том, что «Брестская крепость» сделана российскими кинематографистами не автономно, а в содружестве и тесном контакте с белорусскими коллегами.

«Брестская крепость», реж. Александр Котт, фото
«Брестская крепость», реж. Александр Котт
Фото: Кадр из фильма

Вышедшая на экраны в один год с «Предстоянием» Никиты Михалкова (скандальным продолжением «Утомлённых солнцем», ставшим триггером для развития карьеры самого популярного киноблогера русскоязычного YouTube BadComedian), «Брестская крепость» уже тогда поражала не только общей адекватностью сценария и постановки высоким профессиональным стандартам, но и подлинным авторским уважением к памяти предков. Идиотские поступки и дурацкие диалоги выжжены из фильма напалмом, а среди персонажей сплошь нормальные живые человеческие лица, которым сопереживаешь искренне, без малейших раздумий (немцы, разумеется, не в счет). Трезво осознающие свою судьбу и проявляющие невообразимую для своего положения волю и героизм, советские персонажи Котта действуют именно так, как этого в глубине души ждет зритель. Даже киномеханик Колька, которого на фоне экранных соотечественников можно было бы с ощутимой натяжкой записать в трусы (впрочем, кто из нас имеет право бросить в него камень?), в конце концов находит в себе силы на сопротивление и подвиг.

«Брестская крепость», реж. Александр Котт, фото
«Брестская крепость», реж. Александр Котт
Фото: Кадр из фильма

Основополагающее достоинство «Брестской крепости» – вдумчивая и чрезвычайно удачная режиссура, без которой подход к столь ответственному материалу был бы обречён на провал. Александр Котт изобретательно работает над монтажными переходами, уместно использует визуальные лейтмотивы воды (порождающей жизнь) и часов (приближающих смерть), мастерски растягивает застывшее время и натягивает адское напряжение перед тем, как немцы сбрасывают на крепость двухтонную бомбу. Именно благодаря качественной постановке, выполненной по канонам и на уровне «большого голливудского стиля», фильм, в котором изначально не могло быть заложено глобальных сюжетных твистов (а с ними – спойлеров) и принципиального хэппи-энда, выглядит на удивление целостно и смотрится с большим интересом.

«Брестская крепость», реж. Александр Котт, фото
«Брестская крепость», реж. Александр Котт
Фото: Кадр из фильма

Поместив в центр повествования подростка, внезапно столкнувшегося с шокирующими атрибутами активной фазы войны, авторы очевидным образом зашли на территорию «Иванова детства» (1962) Андрея Тарковского и «Иди и смотри» (1985) Элема Климова, однако поступили мудро и не стали слепо следовать традициям советских шедевров. Так, если климовский протагонист, вопреки собственным заверениям, в сущности беззащитен и не находит в себе сил выстрелить в живого человека, а Иван у Тарковского лишь мечтает о пленении врага, то коттовский Сашка хладнокровно убивает попавшегося ему под руку немца на глазах у собственной девушки. Если судьба Флёры в финале остается неопределенной, а юный герой Николая Бурляева и вовсе погибает от рук нацистских палачей, то их фартовый преемник из «Брестской крепости» выживает буквально всем смертям назло. Судьба Саши Акимова, продемонстрированная в, быть может, несколько патетичном эпилоге  – важнейший ключ к жизнеутверждающему восприятию финала, а с ним – и всего фильма, нисколько не конфликтующему с трагическим содержанием основной истории.

«Брестская крепость», реж. Александр Котт, фото
«Брестская крепость», реж. Александр Котт
Фото: Кадр из фильма

Наконец, «Брестская крепость» – тот редкий для современного российского кино случай, когда достоинства ведущих артистов использованы режиссером на максимум, а недостатки – деликатно скрыты. Извечный холерик Андрей Мерзликин в кои-то веки импульсивен в меру, а харизматичный меланхолик Евгений Цыганов появляется ненадолго и покидает историю героически. Павел Деревянко, двумя годами ранее запятнавший персональную фильмографию участием в пошлейшей комедии «Гитлер капут!» (2008) (что особенно прискорбно – тоже на военную тему), предстает здесь в роли сдержанного и мужественного полкового комиссара Ефима Фомина, еврея-коммуниста, чья судьба в осажденном Бресте оказывается предрешенной. В ряду первых скрипок фильма отдельно стоит выделить Александра Коршунова, который четыре года спустя блестяще сыграет отца главного героя в «Дураке» (2014) – самой известной и, пожалуй, наиболее удачной работе Юрия Быкова. В «Брестской крепости» персонаж Коршунова – тоже своего рода отец: боевой командир Петр Гаврилов, умудренный опытом и возрастом советский офицер, прошедший две войны и безошибочно предугадавший нападение немцев. В общем, что и говорить: богатыри не мы. Богатыри – в экранном мире картины Александра Котта. Им там самое место. Там – и в нашей памяти.

{{ label }}

Новости партнеров

Комментарии
Сохранить
0 / 1500
#
#comment#
0 / 1500