Новости Звезды Красота Здоровье Мода Развлечения Стиль жизни Видео Скидки

Владимир Финогеев: Площадь ветра

Мобильный затрясся, видимо, от того, что определил имя. Звонил Слава. Я предчувствовал некоторые...

Мобильный затрясся, видимо, от того, что определил имя. Звонил Слава. Я предчувствовал некоторые временные затраты, с ним это бывает. Хотя в прошлый раз он предложил оригинальный метод не стареть — носить с собой свою детскую фотографию, чтобы усилить колебания молодости в теле. Конечно, можно подумать, что такой способ затормозить старение и продлить молодость несколько надуман. Однако Вячеславу удалось раскрыть физический механизм эффекта. «Привет, — сказал он. — Ты меня заинтересовал поиском путей к долгой и активной жизни, я внимательно следил за твоими статьями и многое опробовал на себе». — «Например?» — «Например, стал есть под секундомер. Но ты же знаешь, это не твоя идея. Это тибетская мудрость: кто долго жует, тот долго живет». — «Я этого и не скрывал. Но слегка осовременил идею с помощью секундомера на мобильном». — «Правильно, должна же и от мобильника быть польза. Я, кстати, нашел на рынке щавель 1 мая, как ты советовал. Съел. Что-то не очень помолодел». — «Так ведь дело не быстрое. Сказано — надо каждый год есть. Еще сказано, что надо найти щавель лично. Самому найти и самому съесть». — «Понял. Ладно. Сегодня я тебе тоже приготовил одну штуку». Я напрягся: «Какую?» — «Расслабься, — произнес он, — ничего противозаконного. Хочу предложить поучаствовать в эксперименте. Я уже его провел, хочу закрепить достигнутый результат». — «Связано с долгожительством? Это обнадеживает». — «Тогда собирайся, мы едем в одно место. И вот что: с собой ты должен взять складной стул и пару механических часов». — «Часы есть. Стула нет». — «Хорошо. Еще возьми молоток». — «Это еще зачем? А говорил, что ничего противозаконного». — «Я и сейчас утверждаю: мы останемся в рамках закона. Молоток нужен совсем для других целей. И кстати, часы у тебя ходят?» — «Наверное. Я ими не пользуюсь, но думаю, ходят. Механические, чего им сделается». — «Тогда заведи часы и выстави точное время. Даю тебе пять минут. Заведи и набери меня». Я отправился в кабинет. Вытащил из тумбочки часы, выставил время, сверив с мобильником. Позвонил. «Значит, так, — сказал он. — Сколько на твоих? Сверим часы». Я назвал время. «О’кей, — ответил Слава, — теперь одни оставь дома, другие возьми с собой. Встречаемся в метро, на «Комсомольской». — «Напоминаю, у меня нет стула». — «Обойдемся моим. Возьми с собой молоток». Через час я был на месте. Ревели поезда. Народ ходил во всех направлениях. Слава появился сбоку. У него была сумка через плечо, в ней, видимо, находился стул. У меня в правой руке был портфель, в котором лежал молоток, на левой — часы. «Пойдем», — проронил он и повел за собой. Мы вышли на площадь. Шум большого города объял нас. «Смотри, — он показал налево, — Ярославский вок­зал. Здание, точнее, фасад построен в стиле модерн. Архитектор — Федор Шехтель, его называют гением русского модерна. Рядом стоит имя Льва Кекушева, еще одного гения архитектуры, который первым начал внедрять модерн в России. Он участвовал в возведении Ярославского комплекса». — «Откуда ты все это знаешь?» — удивился я. «Не важно, тем более что я знаю не все». Мы подошли к левому углу Ярославского вокзала. «Садись», — сказал он, разложив стул. Я замялся: «Да как-то неловко сидеть». — «Не беспокойся, если кто спросит, скажу — долгожителю стало плохо. Вот присел отдышаться». Я сел. «Положи руку с часами на стену и держи». Слава достал из своей сумки стетоскоп, воткнул его в уши и приложил к камню. «Что ты делаешь?» — «Как «что»? Ты же писал: архитектура — это застывшая музыка». — «Я писал?!» — «Ну хорошо, не ты. Но ты писал, что музыка продлевает жизнь. Это один из инструментов достижения долголетия. Вот я и слушаю музыку этого прекрасного здания. Прошу обратить внимание на одно обстоятельство: здание построено в 1904 году. Так что эта музыка непрерывно звучит уже 113 лет». Он замолчал и сосредоточился на действии, странно выглядящем со стороны. Я держал руку на камне. Камень был шероховатый и теплый. Я смотрел на Славу, ждал, что он скажет. Он молчал. Наконец вытянул блестящие дужки из ушей. «На, сам послушай», — сказал он. Я заправил стетоскоп в уши и с волнением приложил щуп к стене. Сначала возник звонкий щелчок. Потом на секунду все стихло, понемногу стали пробуждаться в ушах шорохи, поскрипывания, и все это на фоне какого-то далекого, ровного, «фундаментального» гула. На протяжении пяти минут ничего не менялось. Я наконец прекратил это занятие. «Ну?» — спросил он. «Я разочарован», — ответил я. «Зря, — произнес Слава, — я, например, ясно слышу голос Шаляпина, исполняющего арию Сальери в опере Римского-Корсакова «Моца рт и Сальери». И если присмотреться, вокзал немного похож на Шаляпина, в этих изгибах есть что-то от прически Федора Ивановича, его зачесанного наверх чуба. Как ты думаешь?» — «Про Шаляпина не скажу, но если уж на то пошло, форма здания скорее напоминает сферу Бельтрами, которая выступает в качестве модели геометрии Лобачевского». — «Я думал, ты скажешь, вок­зал — это яд, которым жизнь отравила Шехтеля». — «Не понимаю». — «Человек, творения которого вошли в мировую сокровищницу архитектурных шедевров, умер в нищете и забвении в 1926 году. Шехтель прожил 66 лет. Для нас это маловато... Теперь пошли к Ленинградскому вокзалу». Когда мы подошли ближе, он воскликнул: «Какой красавец! Русско-византийский стиль. Если бы все фуги Баха окаменели, они приняли бы эту торжественную форму. Автор — Константин Тон. Вокзал построен в 1851 году. Тон прожил 86 лет». Слава усадил меня на стул. Заставил держать руку на стене и слушать в стетоскоп. «Хочу подчеркнуть, — сказал он, — Константин Тон был человеком кристальной честности. Я думаю, чистота и правильность здания есть отражение этого качества. Уверен, эта мелодия тоже вплетена в каменное тело вокзала». Я сосредоточился. Опять шум. Хотя, может, немного другой. «Ну как? — спросил он. — Неужели ты не услышал органа?!» — «Если это музыка, то у меня слишком мало ушей». — «О’кей. Исследуем Казанский вокзал». Мы перешли через площадь. «Он построен в неорусском стиле Алексеем Щусевым в 1940 году. Тут есть элементы исконно русского стиля — нарышкинского барокко с характерным нарядным, ярким сочетанием красного и белого цветов. Правда, остряки говорят, нарышкинское барокко — это стиль упорядоченного мухомора. Но я против такого определения, потому что оно помешает извлечь мелодию, полезную для здоровья. Нет! Казанский вокзал — это великая красная вспышка в космосе национальной архитектуры. Здание заключает в себе энергию Щусева и постоянно играет широкополосную симфонию на темы народных песен и плясок. Слушай!» Мы повторили процедуру исследования. Я покачал головой: «Ничего не слышу, ты просто меня разыгрываешь». — «Ни в коем случае. Здание тщательно записывает все, что с ним происходит, все воздействия и влияния: мысль архитектора, распорядительность прорабов, упорство рабочих, ритмы города, дух времени. И даже обращение планет и свет Большой Медведицы в период 1913—1940 годов, пока осуществлялось строительство. Теперь здание рассказывает обо всем как умеет. Надо просто сидеть и слушать». — «И что произойдет? Мы помолодеем?» — «Вот теперь самое интересное. В прошлый раз, когда я провел на этой площади пять часов, вернувшись домой, я обнаружил, что мои часы на руке отстали от контрольных, которые находились дома, на пять минут». Я не поверил, но он продолжил: «Это значит, что обмен веществ замедляется, когда ты слушаешь музыку этих удивительных зданий. Понимаешь? Здесь дует ветер замедления!» — «Если это пять минут, этого слишком мало, чтобы остаться молодым. Ты же не можешь жить на этой площади?!» — «Может быть, этого и не требуется. Мои часы теперь отстают на пять минут в день. Понимаешь, процесс запущен. Я буду добавлять по пять минут к жизни каждый день!» Я скептически молчал. «Приедешь домой, взгляни на часы», — сказал он. Войдя к себе, я сверил часы на руке с контрольными. Часы не отстали. Я позвонил ему и сообщил эту новость: «Эксперимент не удался». — «Для тебя — да, но ты просто не въехал. Будем повторять, пока твои часы не замедлятся». — «А если они так и не начнут отставать?» — «Тогда цитируй поэтессу Павлову: «Кто тщетно ищет, не беднее того, быть может, кто нашел». — «А зачем я возил молоток?» — «Пока не знаю», — хмыкнул он.

Чтобы наш дух оставался крепок и не ломался от неудач, промассируем безымянным пальцем воображаемую линию, соединяющую 5-е поле с 8-м (рис. 2, линия дана красным, палец двигаем по стрелочке от 5-го к 8-му полю).

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий





Новости партнеров


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте


Клинт Иствуд (Clint Eastwood) Клинт Иствуд (Clint Eastwood) актер, кинорежиссер, кинопродюсер, композитор
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй