Стиг Ларссон: отец «Девушки с татуировкой дракона» и борец с несправедливостью

В тот день Стиг поднялся на седьмой этаж еле дыша, и вскоре его увезли на «скорой» без сознания. В прессе поднялась буря: скорее всего Ларссона убили.
Руни Мара и Дэниель Крейг в фильме Дэвида Финчера по книге С. Ларссона «Девушка с татуировкой дракона», 2011 г. Руни Мара и Дэниель Крейг в фильме Дэвида Финчера по книге С. Ларссона «Девушка с татуировкой дракона», 2011 г. Фото: Splash News/All Over Press

Теперь все изменилось, его трилогия должна принести большие деньги. Эва посмеивалась над его надеждами, но он свято верил в «Миллениум». Начиная переговоры с Norstedts, Стиг просил издательство создать фирму, которой будут принадлежать права на его книги: ее возглавят он и Эва, если один из них умрет, права на «Миллениум» перейдут к другому. Люди из Norstedts согласились. Сегодня он спросил редактора, как подвигается дело с фирмой, и та ответила, что все вроде бы в порядке, но о деталях ему лучше спросить директора. На это уже не было времени: через полчаса должно было начаться совещание в Expo, и Стиг распрощался с редакторшей. Он выскочил из издательства как ошпаренный, помчался по улице, размахивая большим, туго набитым бумагами портфелем, махнул рукой таксисту, но машина не остановилась — наверное, она ехала по вызову.

Редакция журнала находилась недалеко, ждать автобуса не имело смысла, и Ларссон припустил по тротуару почти бегом, ловко лавируя между прохожими, на ходу извиняясь и придерживая очки. Олаф выскочил из машины (на этот раз у них был «Фиат») и пошел следом, а Уве тащился вдоль тротуара, проклиная все на свете. Ему гудели автобусы, его обгоняли, мигая дальним светом, он включил аварийку, но это было опасно — номер могли запомнить. И все же момент казался удачным: Олаф выстрелит и прыгнет в машину, а вечером «Белое арийское сопротивление» пришлет в Expo свою визитку. На следующий день газеты и телевизионные каналы начнут кричать о совершенном средь бела дня дерзком убийстве, и об их захиревшем, разваливающемся движении вспомнят, а верящая в правое дело молодежь поймет, что надо убивать, а не бороться за места в парламенте.

Стиг мчался вперед, Олаф спешил следом, стараясь подобраться поближе, — цель все время меняла место, и он боялся промахнуться. Оставшийся за рулем Уве от страха и напряжения потел: ему приходилось следить и за Олафом, и за дорогой, а это не получалось. Водителем Уве был неважным, к тому же у него тряслись руки, и он боялся в кого-нибудь въехать.

…Эва позвонила Стигу вечером с вокзала. Приехав в Даларну, перезвонила опять — чтобы он не волновался. У него все было в порядке, он сказал, что целует ее, и просил не волноваться. А во вторник, 9-го, ей перезвонили из Expo и сказали, что Стиг в больнице, положение тяжелое, и ей надо вернуться в город. Она набрала номер отца Стига, Эрланда Ларссона, и сказала: — …Что-то со Стигом, я так ничего и не поняла, но тебе лучше приехать в Стокгольм.

Эрланд опаздывал, в холле больницы Святого Йерана стояли люди из Expo, они молча смотрели на Еву.

Врач сказал:

— К огромному сожалению, должен вам сообщить, что ваш муж скончался…

Ее провели в палату, она взяла руки Стига в свои. Его ладони были еще теплыми, а Эва окоченела на холодной ноябрьской улице. Она сказала:

— Видишь, это какое-то безумие. Ты даже сейчас меня согреваешь…

Она целовала Стига Ларссона, он становился все холоднее. Наконец она встала и вышла из палаты, оглянувшись в дверях. Ей показалось, что Стиг спит, и это было непостижимо.

…Пять часов назад Уве не повезло: он задел автобус. Пришлось остановиться. Проклинающий дурака-напарника Олаф вынул руку из кармана, выпустив теплую рукоятку пистолета, и перешел на шаг. Он довел Ларссона до самых дверей, до входа в дом, где помещалась редакция жунала, тот обнялся с каким-то смуглым парнем. Это был старый приятель Стига и Эвы Джим, позже тот скажет, что Ларссона шатало. У него схватило сердце, и ему надо было бы посидеть, но его ждали в редакции, а лифт не работал. На седьмой этаж Стиг поднялся еле дыша, из Expo его увезли на «скорой» без сознания. В сумке Ларссона лежал принадлежавший Expo компьютер, в нем был недописанный 4-й том «Миллениума». В больнице Стиг на секунду пришел в себя и сказал:

— Надо сообщить Эве Габриельссон… Когда позвонили «ве, он уже был мертв.

Уве и Олаф провалили задание, но позже они стали думать, что все обернулось к лучшему.

В ноябре 2004-го смерть Ларссона прошла незамеченной, но очень скоро, когда «Миллениум» стал главным детективом нулевых, валом покатились переиздания и переводы и совокупный тираж достиг рекордных величин, журналисты вспомнили о захиревшей организации «Белое арийское сопротивление». В Expo знали, что Стиг находится в списке потенциальных жертв, — нацистский журнал Storm опубликовал его фотографию с подписью: «Запомните его фамилию, лицо и адрес. Дать ему продолжать или стоит им заняться?» После этого на имя Стига в Expo стали приходить посылки с пулями. Коллеги из желтых изданий узнали об этом и раздули сенсацию: «…Стиг Ларссон убит?»

«…Стига отравили люди из «Белого арийского сопротивления»?»

Пришло время набранных огромным шрифтом кричащих заголовков и вопросительных знаков на первой полосе.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Подпишись на канал 7Дней.ru в



Новости партнеров
Написать комментарий



Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте
Любовь Толкалина Любовь Толкалина актриса театра и кино
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй