Марио Пьюзо: писатель-неудачник и создатель Дона Корлеоне

Марио Пьюзо навострил уши: неужели он оказался свидетелем разговора парочки гангстеров? Говорят, их тут, в Лас-Вегасе, пруд пруди...

Он выглядел помятым и хмурым — явно провел бессонную ночь.

— Я плохой писатель? — как-то безнадежно спросила Кэрол, откинув черную челку. — Понимаю, вы не можете терпеть в доме плохого писателя. Даже в качестве сиделки.

Она шла по двору к машине со своими чемоданами в тот редкий день, когда Лонг-Айленд заштриховывал снег. Дочь Пьюзо, Юджин, увидела это в окно и прямо в футболке выскочила на улицу, следом кинулись другие дети и перегородили смутившейся Кэрол дорогу.

— Мы вас никуда не отпустим! Вы самая лучшая сиделка!

— тараторила взволнованная Дороти.

— Без вас этот дом окончательно превратится в сумасшедший! — вторила сестре Юджин.

Пьюзо тоскливо наблюдал эту сцену в окно, и тут кухарка крикнула, что миссис Пьюзо стало хуже, ей срочно требуется помощь.

— Извините меня, — неловко пробормотал Марио, когда Кэрол воцарилась на прежнем месте — у постели умирающей Эрики. —Я просто старый осел.

Эрика умерла ранней весной 1978 года. Но и после этого печального события Кэрол Джино не уехала из дома Пьюзо. Еще при лежавшей на смертном одре жене Марио обнаружил, что на самом деле в свои 58 лет, как мальчишка, влюблен в сиделку, что караулит все ее передвижения по дому, чтобы лишний раз подсмотреть, как она закалывает волосы, как проводит помадой по губам перед зеркалом, с какой аккуратной точностью делает укол, как заразительно смеется с его детьми на кухне, как вместе с дочерьми разбирает в шкафах давно заброшенные женой обрезы льна, шерсти и шелка, советуя, что можно сделать из этого богатства.

Раз десять, не меньше, Пьюзо делал ей предложение, но всякий раз Кэрол улыбчиво отклоняла его.

Зачем? Пусть у них будет независимость, ведь так куда романтичнее. В 20 минутах езды от дома Марио у Кэрол было собственное жалье, где обитали мать и разведенная сестра, по средам и выходным она скрывалась там, чтобы сочинять.

Ее первая повесть «Записки сиделки» получила множество литературных премий, и Кэрол уже вовсю работала над следующей книгой. А у Марио было такое чувство, что он юноша, который впервые учится жить с женщиной. Новая подруга оказалась полной противоположностью по-немецки аскетичной Эрике. Кэрол заставила Марио покончить с сэндвичами и двумя книгами в руке, приобщила его, итальянца, между прочим, к тому, что еда и питье — это целое искусство, растолковывала со смехом, чем фрикасе отличается от консоме, почему в овощной суп непременно кладут порей и как отличить настоящий томатный соус для спагетти болоньезе от подделки. Еще недавно у Пьюзо водилась всего пара сомнительных по возрасту и качеству ботинок на все случаи, потому что ни он, ни Эрика не умели выбирать обувь, зато теперь шеренга разнообразнейшией обуви радовала глаз.

Кэрол отнесла в церковь почти всю его прежнюю одежду — от пиджаков до последней пары носков. Рядом с ней Марио казался себе медведем из глуши, а не семьянином с огромным стажем. Смешно, но именно эта женщина — начинающий писатель! — сумела наглядно показать Пьюзо все достоинства его «Крестного отца»! Тактично, дружелюбно и очень метко высказала пару наблюдений по поводу нового романа «Сицилиец», и застопорившаяся было книга пошла! Пьюзо прожил рядом с Кэрол 20 счастливых лет, научившись ее искусству превращать будни в праздник и радоваться любому пустяку. У них получилась самая настоящая большая итальянская семья, потому что двое старших сыновей продолжали жить с ними: один занимался бухгалтерией, другой — садоводством, младшая дочь вышла замуж, но предпочла жить с семьей рядом с отцом.

Изредка Кэрол удавалось вытащить Марио и на голливудские вечеринки, рядом с ней он там не чувствовал себя самозванцем, как раньше. Но самое главное — она разрешила ему играть! Дни, проведенные в Лас-Вегасе в том самом памятном отеле Sands за рулеткой рядом с Кэрол, у которой тоже азартно горели глаза — правда, она всегда умела вовремя остановиться, — самые счастливые из его поздних воспоминаний.

Марио Пьюзо совершенно не собирался умирать, но все-таки это случилось. 2 июля 1999 года Кэрол Джино навсегда закрыла ему глаза, обнаружив, что ее друг скончался с книгой в своем любимом кресле, видимо, от мгновенного инфаркта на 79-м году жизни.

Его незаконченный роман «Семья», снова посвященный мафии, она дописала сама и издала в 2001 году.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Подпишись на канал 7Дней.ru в



Загрузка...
Новости партнеров
Написать комментарий


Валерия Ланская Валерия Ланская актриса
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.



Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте