Петр Подгородецкий: «Все гадости про меня — правда!»

«Светку, жену свою третью, поколачивал. А что делать, когда другие аргументы не работают вообще?»

А потом жизнь и вовсе начала пинать меня со смаком, с каким подростки дубасят уснувшего на скамейке в парке пьяного десантника.

Дочь моя, Настя, неделю не дожила до своего шестнадцатилетия. Я многое понял тогда. Про людей, про себя. Саркома. Да подумаешь, мало ли вас таких… Увы, и надо смириться. Никто не лечит, даже браться не хочет. В больницы не принимают. Так в лоб и говорили: «Она же умрет. Почему именно у нас?» Если бы Кобзон не помог, даже в хоспис не пробились бы… На даче в Тарусе каталась на качелях. Упала. Какое-то время жаловалась на спину. Положили в детскую больницу. Поначалу диагноз поставили вполне утешительный — межпозвоночная грыжа. Сказали, операция не бог весть какая сложная. И вдруг у Насти отнимаются ноги.

Все заметались. Новый диагноз — саркома Юинга, рак кости. Надо в онкологию. До последнего мой мозг отказывался принимать это. Как в самом расцвете? Откуда это свалилось на ее голову? На Каширке поначалу в нас вселяют надежду. И понеслось — конвертики тем, конвертики этим. За год до этого долго и мучительно уходила от онкологии моя мама. То есть с конвертиками я уже побегал достаточно, чтобы потратить свое и набрать в долг. Светка жалуется: «Мало денег, мало усилий», раздает интервью. Газеты наперебой склоняют Подгородецкого как хренового отца. Курс химиотерапии результатов не принес. На Насте поставили жирный крест и выписали. Полетел в детскую республиканскую на Юго-Западе. Там задали уже привычный вопрос: «А нам она зачем?» Я хотел бороться за дочь, но не понимал как. И вот тогда я позвонил Иосифу Давыдовичу.

Она появилась, и начало отпускать. Очень Ира теплый и душевный человек, сейчас таких уже  не делают, мне повезло  отхватить последнюю Она появилась, и начало отпускать. Очень Ира теплый и душевный человек, сейчас таких уже не делают, мне повезло отхватить последнюю Фото: Алексей Абельцев

Он и помог все решить. А в один из дней посещений позвал меня к себе заведующий больницей. И без обиняков говорит: «У меня дочь, хороший медик, вы должны пригласить ее в свою передачу для интервью (я тогда работал на канале М1)». Очень долго объясняю, что ведущий не решает, каких героев приглашать. Но тот настаивает. И вот слушаю этот бред, тут же в палате умирает моя дочь, и все во мне закипает... Я не мог выносить ее взрослого взгляда. На койке в палате лежит тростиночка юная, а глаза — будто все уже видели, везде побывали… Похоронили. Моя вторая дочка, Аня, выросла в красавицу. Окончила институт. Иногда находит время и для меня.

С Ирой мы встретились за год до смерти мамы и за два до того, как ушла Настя. Иногда я думаю, что мне ее бог послал, потому что в одиночку я не выстоял бы.

В тот момент Всевышний, наверное, подумал: «Хватит с него. Пусть поживет как человек», — и послал в клуб «Гараж» девочку в сапожках а-ля чулки (не изобретение, а настоящее испытание на ловкость)…. Она появилась, и начало отпускать. Очень Ира теплый и душевный человек, сейчас таких уже не делают, мне повезло отхватить последнюю. Поначалу я пытался гнуть свою линию. Она вроде как терпела, послушно сопровождая меня по казино и стриптиз-барам. Наверное, это ужасно — прийти с мужчиной на стриптиз, а его там все «артистки» как родного встречают. Я с присущей мне прямотой давал ей понять — ни за что не изменюсь. А Ирка — очень умная. Она ни разу не нахамила даже девочкам, кои пытались захаживать в квартирку на «Белорусской» по инерции и позванивать. Однажды на предположение гостьи с Украины: «Тут у вас дюже готели дорогие, так я думала, у Пэтра переночую…»

— ответила, что мест в этой гостинице уже нет и вряд ли они появятся. Ну не умница? Я, может быть, и не самый сообразительный парень на свете, однако через год подарил Ире колечко, понимая, что девочка-то правильная, такую упускать не стоит. Квартирку отмыла, отремонтировала, изничтожив все напоминания о моем нескучном прошлом. И вот так мягкой лапкой все гаечки и позакручивала. А через пять лет мы поженились. В четвертый раз я не торопился сломя голову в загс, а в кои веки все взвесил. И сработало же! Жаль только — не встретились раньше. Могли бы быть общие дети.

На самом деле я стараюсь не оглядываться в прошлое. У вас формат такой, что вроде как надо вспомнить. Так и вышло: просто все грехи мира в одном Петре Ивановиче.

А ты говоришь — Йоко Оно! Или это я говорил? Одним словом, женщина в рок-музыке может играть не только роль разрушительницы. А достижение определенного уровня популярности и т. п. часто само по себе гарантирует распады и изгнания. Я так думаю.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Подпишись на канал 7Дней.ru в



Загрузка...
Новости партнеров
Написать комментарий


Читайте также

Мунира Резник: «Сколько я терпела, сколько молчала!»

Мунира Резник: «Сколько я терпела, сколько молчала!»

Ольга Шелест Ольга Шелест теле- и радиоведущая, виджей, журналист
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.



Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте