Меланхолия Альбрехта Дюрера

Альбрехту было горько вспоминать, как он обратился к Агнес. Позировать обнаженной? Лежать, развалясь, голой при дневном свете? Да он с ума сошел!
Фото: EastNews

—Ноги моей не будет в этом доме! — запальчиво выкрикнула Агнес, и ее голос сорвался на визг. Так бывало всегда, когда Агнес злилась. И всякий раз, когда это случалось, Альбрехта Дюрера неприязненно передергивало. Агнес же, видя это, раздражалась еще сильнее.

—Не желаю жить в доме этого чернокнижника!

— Глупости! Господин Вальтер не чернокнижник! Он ученый, астроном!

Ученый! Так Агнес и поверила! Почему же на просторный дом покойного Вальтера, который вдова уступает по весьма сходной цене, за пять лет так никто и не позарился? Да просто люди плохо думают об этом доме! И о его покойном хозяине тоже! Да разве почтенный человек станет ломать в своем доме стену только затем, чтобы просиживать ночи напролет у огромных окон, сделанных на месте пролома, да бесцельно таращиться в небо?

При жизни Бернхард Вальтер был купцом и вел выгодную торговлю. Вот только прибыль он пускал не на расширение дела, а на покупку книг по астрономии и математике да разных мудреных приборов для наблюдений за звездами. Чудак утверждал, что вести наблюдения ему завещал сам Йоганн Мюллер. Если верить Альбрехту, так и Мюллер этот тоже был ученым, да столь просвещенным, что сам кардинал Виссарион Никейский почтительно просил его стать своим секретарем.

Альбрехт Дюрер до конца оставался преданным сыном. «Портрет матери художника, Барбары Дюрер, урожденной Холпер», ок. 1490 г. Альбрехт Дюрер до конца оставался преданным сыном. «Портрет матери художника, Барбары Дюрер, урожденной Холпер», ок. 1490 г. Фото: EastNews

Да только Агнес слышала другое.

Незнамо зачем приехал в Нюрнберг этот Йоганн Мюллер, бог весть как втерся в доверие к Вальтеру, которого обещал научить понимать язык звезд. Научить! Как будто Вальтеру была нужда чему-то учиться! Смешно сказать! Да Бернхарду Вальтеру к тому времени минуло сорок и самую почитаемую в Нюрнберге науку — как зарабатывать деньги — он знал лучше, чем сорок Мюллеров, вместе взятых! Но этот чернокнижник как будто околдовал купца. Мало того, что он поселился в доме у Вальтера, который привечал его как дорогого гостя, так еще и заставил того купить типографию, чтобы печатать сочиненные им, Мюллером, книги. Вальтер едва не разорился, да Господь сжалился над ним: в 1475 году Мюллер отправился в Рим да и сгинул там.

Поговаривали, что его отравили завистники, стремившиеся завладеть какими-то таинственными манускриптами. Чернокнижник, истинно чернокнижник! И ведь даже умерев, не отпустил он душу купца Вальтера на волю. Тридцать лет, до конца своей жизни, не отрывался тот от телескопа ни на одну ночь и все чертил, чертил какие-то таблицы...

После смерти Вальтера его вдова поспешила выставить на продажу дом, в котором муж оборудовал свою обсерваторию. Мол, трудно ей на старости лет ухаживать за большим домом. Но кумушки на рынке шепнули Агнес, что она просто побаивается там жить.

Только муженьку Агнес разговоры добрых людей не указ. Куда важнее для него обещание Христины Вальтер продать тому, кто купит дом, любые книги из библиотеки мужа.

За книги Альбрехт дьяволу душу заложит... И когда Вальтерша окончательно сбросила цену, он уж был тут как тут — отдал задаток. Ну разве могла Агнес смолчать, узнав об этом? Теперь Альбрехт надуется, останется ночевать в мастерской...

Ночью, в одиночку ворочаясь на широкой кровати, Агнес никак не могла заснуть, одну за другой припоминая все обиды, что накопились за годы супружества. Не так, видит бог, вовсе не так представляла она себе свою жизнь с Альбрехтом Дюрером.

...— Ну вот, дочка, это и есть твой будущий муж.

Бережно достав из деревянного ящика небольшой холст, купец Ганс Фрей выложил его на стол. О том, что жених для нее найден, отец сообщил Агнес несколько месяцев назад.

Сговорившись с золотых дел мастером Альбрехтом Дюрером, Ганс выбрал в зятья его старшего сына, носившего, как и отец, имя Альбрехт.

Почтенное семейство Дюреров в Нюрнберге знал всякий. Уроженцем города мастер Дюрер не был, но за сорок лет, прожитых здесь, заслужил уважение коллег и соседей. Как родного сына полюбил его Иероним Холпер, в мастерской которого он много лет проработал подмастерьем. Отдал ему в жены свою дочь Барбару, исхлопотал звание мастера, получить которое чужеземцу в Нюрнберге было непросто. После смерти тестя Дюрер унаследовал его дело и трудился не покладая рук. Что же до Барбары, то она исправно рожала мужу детей. Да только на белом свете они, увы, не задерживались. Вот так и случилось, что Альбрехт-младший, родившийся в 1471 году третьим по счету, оказался теперь старшим из детей.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Загрузка...


Написать комментарий



Читайте также

Сара Джессика Паркер (Sarah Jessica Parker) Сара Джессика Паркер (Sarah Jessica Parker) актриса, певица, модель, кинопродюсер
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.



Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте