Юлия Юдинцева: «Хочу, чтобы Панин знал — я не сдамся!»

«Эта бессмысленная война длится больше двух лет. Война за ребенка, мою Нюсю. Но я должна победить».

Алексей тут же ушел с телефоном в ванную. Поговорил и стал куда-то собираться. «Леша, — спрашиваю, — ты куда? Ведь три часа ночи!» — «Я ненадолго. Женщине нужно помочь». Помылся, побрился, надушился и ушел. Вернулся через два часа и заорал с порога: «Ну, что смотришь?! А ты кому помогла в своей жизни?» Я увидела в его глазах такую ненависть, будто он смотрел на лютого врага.

Я все меньше узнавала прежнего Лешу. Где его обаятельная широкая улыбка, где ласково глядевшие исподлобья глаза? Я пыталась как-то его образумить, поговорить. Но однажды услышала в ответ: «Будешь рыпаться — закопают в Красногорске, никто не найдет!» После этой фразы я стала его опасаться.

И не заметила, как мы с дочкой оказались в настоящем плену. Уехать домой я не могла: боялась угроз Панина. Жилья своего в Москве не было. Получалось — деваться нам некуда и ждать помощи не от кого. Я не успела отойти от послеродовой депрессии, как навалились новые переживания... Порой целыми днями не могла успокоиться, слезы текли рекой. Ночью не могла уснуть. Вскоре я поняла, что справиться с собой не могу, и попросила Панина о помощи: «Леша, мне нужен врач, пусть пропишет успокоительное». Он откликнулся сразу, сказал, что у него есть знакомый в психиатрической клинике. Я и не подозревала, что Леша готовит мне ловушку. В последний момент, правда, заподозрила неладное, хотела отказаться от госпитализации. Но Панин заявил, что уже обо всем договорился: «Либо поедешь в больницу, либо я заберу у тебя ребенка, а ты отправишься на все четыре стороны!»

Впервые он решился шантажировать меня ребенком. И я всерьез испугалась. Мы поехали в больницу, и я собственноручно написала заявление: мол, прошу меня госпитализировать и т. д. Меня поместили в платное санаторное отделение при психиатрической клинике. Все лечение заключалось в том, что каждый день мне выдавали антидепрессанты, а на выходные отпускали домой... Зато у Панина появился документ — справка о том, что его гражданская жена лечилась в психушке... Думаю, он уже тогда задумал отобрать у меня Нюсю и запасался козырями, которые готовился при необходимости пустить в ход.

Однажды приезжаю домой. Алексей, как всегда, на съемках. В прихожей висела его куртка. Каюсь, я полезла в его карман и нашла презервативы.

Я осталась с Лешей. Осталась потому, что не решилась рвать по живому.
Ведь у нас подрастала дочка... Я осталась с Лешей. Осталась потому, что не решилась рвать по живому. Ведь у нас подрастала дочка... Фото: Фото из архива Ю. Юдинцевой

Сомнений не осталось: Леша мне изменяет. И хотя я давно об этом догадывалась, была потрясена, когда мои подозрения оправдались. Не помня себя, я схватила телефон, стала звонить Леше, кричала в трубку, что жить так больше не могу. Он сказал в ответ что-то обидное. Когда вечером он вернулся домой, я устроила скандал. Вот тогда и поняла, какой козырь дала ему в руки, согласившись лечь в клинику: он сразу же позвонил и вызвал бригаду санитаров. Приехали ребята, сели что-то писать, потом спросили у меня: «В больницу поедем?» Я ответила: «Нет, со мной все в порядке…»

Я и в самом деле постаралась успокоиться. Впереди был Новый год, и я загадала: «Верю, что все будет по-другому. Все гадкое останется в старом году. Мы поженимся, Нюся научится говорить, будет бегать…» Видит бог, я искренне верила, что мы с Лешей сможем в мире и согласии растить нашу дочь.

Но эти мечты так и остались мечтами...

Вскоре после Нового года Панин заявил, что ему трудно оплачивать загородный дом, поэтому мы переезжаем в московскую квартиру. В пустой «однушке», кроме старой раскладушки, не было ничего. Сам он тут жить не собирался. Это был «карцер» для меня. Нюсю Алексей увез к своей маме, а мне сказал: «Поживи одна, приведи нервы в порядок». Через некоторое время приехала моя мама. Увидела несчастную дочь с темными кругами под глазами и заплакала. Потом сказала: «Хватит тянуть резину! Так больше продолжаться не может. Нужно забрать Нюсю и ехать домой». Мы стали потихоньку готовиться к побегу: собирали вещи, которыми я обросла за несколько лет жизни в Москве, отправляли их в Петербург.

Но главной проблемой было забрать Нюсю.

Дочь мне категорически не давали. Я звонила Лешиной матери, просила разрешения повидаться с ребенком. Но всякий раз слышала в ответ: «Не надо сюда приезжать!» И тогда я решилась похитить собственную дочь.

Добилась того, что мне позволили погулять с Нюсей на детской площадке, а друзья, с которыми я договорилась, заранее подъехали к дому Панина на огромном джипе. Заднее сиденье переоборудовали специально для того, чтобы Нюсе было удобно в дороге. В машине был небольшой холодильник, набитый бутылочками с детским питанием. Мы благополучно добрались до Петербурга. А буквально на следующий день примчался Панин. Позвонил с мобильного: «Я хочу видеть Нюсю!»

Зная уже, на какие каверзы способен Леша, я выслала на разведку маму.

Нашли опечатку? Сообщите нам: выделите ошибку и нажмите CTRL + Enter

Новости партнеров
Написать комментарий

Читайте также





Новости партнеров


Мы в соцсетях
Одноклассники
Facebook
Вконтакте


Роберт Дауни-младший (Robert Downey Jr.) Роберт Дауни-младший (Robert Downey Jr.) актер, продюсер, музыкант
Все о звездах

Биографии знаменитостей, звёздные новости , интервью, фото и видео, рейтинги звёзд, а также лента событий из микроблогов селебрити на 7days.ru. Воспользуйтесь нашим поиском по звёздным персонам.

Хотите узнаватьо звездах первыми?
Читай бесплатно
Журнал Караван историй
Журнал Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
Журнал Коллекция Караван историй
+